👍Сочинение СВОЕОБРАЗИЕ ЛЮБОВНОЙ ЛИРИКИ А А БЛОКА Блок
СВОЕОБРАЗИЕ ЛЮБОВНОЙ ЛИРИКИ А А БЛОКА - сочинение

Любовная лирика Блока неповторима и разнообразна. В ней можно найти и возвышенную мечту рыцаря, и любовь к земной женщине, радость встреч с любимой и тоску одиночества. Первые стихи о любви составили сборник «Стихи о Прекрасной Даме». Надо сказать, что в этих неземных стихах воспевалась вполне земная женщина. Реальным прототипом героини «Стихов о Прекрасной Даме» была Л. Д. Менделеева — невеста поэта. Однако в стихах реального ничего нет, нет даже портретных черт — только идея. Сама Любовь Дмитриевна была для Блока «земным воплощением Пречистой Девы или Вечной Женственности», и поэтому она наделяется неземными чертами. Поэтизация возлюбленной возводится в степень благоговейной молитвы земного отрока нездешней красоте:
Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы В мерцании красных лампад.
В тени у высокой колонны Дрожу от скрипа дверей,
А в лицо мне глядит, озаренный,
Только образ, лишь сон о Ней.
Любовь у Блока небесная, неземная, и вовсе не обыкновенную девушку он любит, а божество. И этому божеству герой готов служить и преклоняться перед ним. Поэтому он видит себя рыцарем, жертвой на алтаре любви.
Любовная лирика Блока и теперь захватывает нас силой и искренностью сказавшихся в ней чувств, необычайной широтой того мира, который открылся поэту в любви, несущей с собой «музыку и свет» и безграничной в своих возможностях. Но прежде чем окончательно утвердиться в этом понимании и восприятии любви, поэт прошел через многие испытания, обманы, соблазны. Он на своем опыте познавал, чем может стать любовь в бесчеловечных условиях «страшного мира». Вот почему так сложна и противоречива любовная лирика Блока.
Темы и мотивы «рая вдвоем», впервые прозвучавшие в ранней лирике Блока становятся ведущими — в сочетании с темой «великого предательства». К ним он возвращается на протяжении многих лет. Но сначала поэт пройдет сквозь самое сильное и всепоглощающее увлечение «любовью-страстью», «любовью-стихией», прославит «бурю цыганских страстей», утверждая, что именно в ней, в ее свете и пламени совершается преображение человека, а значит, и мира.
В 1906—1907 годах поэт создал цикл стихов «Снежная маска», которые посвящены Н. Н. Волоховой. Он переживал тогда всепоглощающее увлечение его героиней с «глазами крылатыми и влюбленными в огни и мглу» своего «снежного города». Поэт видел в те дни в Волоховой женщину-комету, женщину-стихию и смело отдавался этой стихии. В любви-страсти, любви- стихии поэту сначала открылась новая красота, превращающая самую заурядную и даже пошлую повседневность в некую мистерию. Дивные видения возникали перед взором поэта, когда он смотрел «за темную вуаль» Незнакомки, ставшей для него вестницей иных миров, где может осуществляться любое чудо, какое ни пожелаешь. Поэт словно бы растворился в стихии, что отозвалось на характере его лирики. Она устремилась вперед бурным неотвратимым потоком, подхватившим и несущим героя в неведомую дотоле даль. Пафосом этой стихии дышат произведения, посвященные Незнакомке, «Снежной маске», «Фаине». Вместо одной- единственной и божественно Прекрасной Дамы у Блока появляется множество ее подобий, взаимозаменяемых и уже лишенных ореола святости, а сама его жизнь стала искусством, страстью, испытанием своих «невольных сил». В циклах «Снежная маска» и «Фаина» бесплотный и отвлеченный образ Прекрасной Дамы отвергается ради земной женщины «с живым огнем крылатых глаз» — это воплощение любви-страсти, наполнившей всю душу, которая «никому, ничему не верна». В своей новой возлюбленной отныне видит поэт новую ипостась «Души мира» и Вечной Женственности, совсем непохожую на ту, которая мерещилась ему в юношеских снах и мечтах. Поэт встречает Незнакомку в снежной метельной мгле огромного города, и ее образ становится воплощением той красоты, которой дано спасти и преобразить весь мир. Вглядываясь в черты новой встречной, опаленный пламенем ее страсти, поэт восклицает, словно в каком-то восторженном бреду:
Она была — живой костер Из снега и вина.
Кто раз взглянул в желанный взор,
Тот знает, кто она...
Ему казалось, что в этом костре, поднявшемся от земли до неба, можно переплавить всю жизнь, превратить ее в сбывшееся наяву чудо, сжечь дотла все, что было до этого в жизни слишком обыденным, спокойным, медленным. В словах «Снежной маски», Незнакомки, «встречной» поэту слышался голос метели, бушующей вокруг него и влекущей к ней, вольной, окрыленной жизни, открывающей ему новые дали:
Довольно жить, оставь слова,
Я, как метель, звонка,



Иною жизнию жива, Иным огнем ярка. В глазах поэта любовь — во всем своем торжестве и могуществе — подобна цыганке, которая звенит монистами, смуглая и черная, и в единстве воли и красоты отбрасывает все мелкое, ничтожное. Цикл «Фаина» открывается стихами, в которых все подчинено порыву, все дышит безудержной страстью, не знающим меры восторгом. Это чувство словно бы расплавляет душу поэта и заставляет ее сиять и светиться подобно слитку добела раскаленного метала: Вот явилась. Заслонила Всех нарядных, всех подруг, И душа моя вступила В предназначенный ей круг. И под знойным снежным стоном Расцвели черты твои, Только тройка мчит со звоном В снежно-белом забытьи. Фаина совсем не похожа на бесплотное и призрачное видение. Она вся — порыв, огонь, страсть, и захваченный ее новой, неведомой раньше прелестью поэт восторженно встречает ту, во власти которой преобразить мир и сделать его прекрасным, вольным, подвижным, как волны разбушевавшегося моря: Так пускай же ветер будет Петь обманы, петь шелка! Пусть навек не знают люди, Как узка твоя рука. Облик возлюбленной сливается со стихией самой природы. Даже вуаль становится подобна громовой завесе, скрывающей от глаз поэта темную и неведомую даль. В этой сказке любви, не знающей меры, предела, границ, поэту виделся тот рубеж, где человек приобщается к миру звезд, комет, стихий. В лирике Блока наряду с прославлением любви- стихии позднее возникают другие мотивы, продиктованные большим и трудным жизненным опытом. Поэт еще не устал восхищаться своей возлюбленной, он был весь во власти ее красоты, ее очарования и соблазнов, но на его глазах происходили странные и невероятные превращения, и все яснее различал он в облике каждой новой «встречной» нечто опасное, хищническое, бесчеловечное. Может, поэтому цикл «Фаина» завершается трагически отчаянными стихами. Еще недавно та, которая была подобна единственной звезде, далеко ушедшей от нашего мира, теперь уподобилась остальным и утратила все, что казалось поэту чудесным и неповторимым. Понимание любви поэтом постоянно менялось. Сначала любовь для Блока — это нечто бесплотное и неземное, а потом — безрассудная стихия, чуждая каким бы то ни было людским законам, дикая и неукротимая буря «цыганских страстей». Позже в ней проступают иные черты, светлые и подлинно человеческие, гармонически прекрасные, связанные не только с миром стихий, но и с миром людей, которым любовь несет «обетованную весну».






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Блок > СВОЕОБРАЗИЕ ЛЮБОВНОЙ ЛИРИКИ А А БЛОКА