Человек на перепутьях стихии Второй том лирики А А Блока - сочинение

1.	Перемены мировосприятия Блока, отраженные во втором томе его лирики.
2.	Основные мотивы второго тома.
3.	Тема «растраченной души».
Лирика второго тома (1904—1908) отразила существенные изменения мировосприятия А. А. Блока. В тот период времени общество было охвачено значительным подъемом, который определенным образом воздействовал и на поэта. Он отходит от мистицизма Владимира Соловьева, от идеала мировой гармонии, поскольку в сознание поэта повелительно вторгаются события окружающей жизни, требующие постижения. Блок воспринимает их как «стихию», динамичное начало, входящее в конфликт с «несмутимой» Душой Мира. Поэт углубляется в сложный и разноречивый мир человеческих страстей, терзаний, борьбы.
Своеобразным прологом ко второму тому стал цикл «Пузыри земли», в котором Блок неожиданно обращается к изображению «низменной» природы, фантастических сказочных созданий:
Душа моя рада Всякому гаду И всякому зверю И о всякой вере...
В последующих двух циклах («Разные стихотворения» и «Город») охват явлений реального мира несравненно расширяется. Поэт отдается тревожному, конфликтному миру будничной жизни, чувствуя себя сопричастным всему совершающемуся. Такому мироощущению способствовала и революция, которую он воспринимал, аналогично другим символистам, как проявление разрушительной стихии, как битву людей новой формации с ненавистным поэту царством общественного бесправия, насилия и циничности. Эта позиция отражена в стихотворениях «Поднимались из тьмы погребов...», «Шли на приступ. Прямо в грудь...», «Митинг», «Сытые» и др. Интересно, что блоковский лирический герой при всей солидарности с теми, кто выступает за защиту угнетенных, не считает себя достойным попасть в их ряды:
Вот они далеко,
Весело плывут.
Только вас с тобою,
Верно, не возьмут!
(«Барка жизни стала...»)
Таким образом, в лирике Блока начинает звучать одна из ключевых для него проблем — народ и интеллигенция.
Кроме мотивов, связанных с революционными событиями, в данных циклах отображены и многие другие стороны разнообразной и непостоянной русской жизни. Однако особое значение получают стихотворения, где поэт разворачивает «широкоохватный» образ отчизны и подчеркивает свою неразрывную связь с ней.
В первом из стихотворений 1905 года («Осенняя воля») отчетливо прослеживаются лермонтовские традиции. В стихотворении «Родина» великий предшественник Блока назвал свою любовь к отчизне «странной», поскольку она имеет мало общего с традиционным понятием патриотизма. Основой ценностью для него стала «не слава, купленная кровью», а «степей холодное молчанье», «лесов безбрежных колыханье» и «дрожащие огни печальных деревень». Тоже мы видим и у Блока: «Над печалью нив твоих заплачу, / Твой простор навеки полюблю...». Единственное отличие — интонация Блока более личная, а образ родины нередко перетекает здесь в женский образ: «И вдали, вдали призывно машет / Твой узорный, твой цветной рукав». Блоковский герой — тот, кто стремится к слиянию с родиной: «Приюти ты в далях необъятных! / Как и жить и плакать без тебя!»
Иначе раскрывается образ родины в стихотворении «Русь» (1906). Русь — это тайна, и поначалу кажется, что тайна ее происходит из «преданий старины»: «мутного взора колдуна», чернокнижниц, бесов... Однако, вчитываясь в стихотворение, понимаешь, что тайна Руси там, где
...Разноликие народы Из края в край, из дола в дол
Ведут ночные хороводы Под заревом горящих сел...
Разгадка секрета — в «живой душе» народа, не запятнавшей «первоначальной чистоты». Чтобы ее изведать, надо жить одною судьбою с народом.



Блок создал и включил во вторую книгу ряд стихотворений, которые критики назвали «чердачным циклом». К этому циклу относятся такие стихотворения, как «Холодный день», «В октябре», «Ночь. Город угомонился...», «Я в четырех стенах — убитый...», «Окна во двор», «На чердаке» и др. Лирический герой цикла — обитатель городских подвалов и чердаков, человек из низов, дна общества. Удивительно и то, что изображаемые в стихотворениях детали обстановки, окружающей героя («заплеванный угол», «оловянные кровли» и проч.), выглядят абсолютно несоответствующими языку певца Прекрасной Дамы, и то, что лирический герой кажется тождественным авторскому «Я». Здесь обнаружилась значительная черта лиризма Блока, которую он не только осознавал, но и энергично ограждал: «Писатель, может быть, больше всего — человек, потому-то ему случается так особенно мучительно безвозвратно и горестно растрачивать свое человеческое “Я”, растворять его в массе других требовательных и неблагодарных “Я”... Писатель, верующий в свое призвание, каких бы размеров этот писатель ни был, сопоставляет себя со своей родиной, полагая, что болеет ее болезнями, сораспинается с нею...». То есть, раскрытие лирического героя нередко происходит посредством «растворения себя» в иных «Я», благодаря чему совершается обретение самого себя. Два последующих цикла второго тома «Снежная маска» и «Фаина» стали отражением неожиданно возникшего чувства поэта к актрисе Н. Н. Волоховой. На смену изображениям стихии природы, стихии повседневной приходит теперь стихия несдерживаемой страсти. Всецело отдаваясь своим эмоциям, лирический герой Блока погружается в «снежный мрак очей», обмирает от восторга перед этими «снежными хмелями», которые подтверждают динамическую сторону жизни. Черты героини цикла условны: у нее «тихая поступь» и «снежная кровь», «неизбежные глаза», которые могут «цвести», а голос ее «слышен сквозь метели». В цикле «Фаина» героиня получает новые качества — она не только олицетворяет «стихию души», но и выражает стихию народной жизни: Смотрю я - руки вскинула, В широкий пляс пошла, Цветами всех осыпала И в песне изошла... Неверная, лукавая, Коварная - пляши! И будь навек отравою Растраченной души. Тема «растраченной души» звучит и в других стихотворениях цикла, в том числе и в широко известном «О, весна без конца и без краю...». Не случайно это стихотворение заканчивается упоминанием не только «мучений», но и «гибели»: И смотрю, и вражду измеряю, Ненавидя, кляня и любя: За мученья, за гибель - я знаю - Все равно: принимаю тебя! Однако из мира стихий, когда человек находится на перепутье, поэт выходит не только с утратами. В письме А. Белому Блок пишет, что теперь «за плечами все “мое” и все “не мое”, равно великое...».






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Блок > Человек на перепутьях стихии Второй том лирики А А Блока