Что для жизни важнее «безумство храбрых» или рассудительная предусмотрительность (у Брехта) - сочинение

Знаменательно, что и этот вопрос ставится у Брехта во времени и проверяется временем. В мужестве человека, выбирающего трудные пути не только в науке, но и в жизни, в его способности «жить за всех и себе на беду», идти до конца в своем служении истине и прогрессу видит драматург обещание для общечеловеческого будущего. Об этом свидетельствуют такие пьесы, как «Кавказский меловой круг», «Винтовки Тересы Каррар», «Мать», в которых извечная тема искусства – тема материнства разрешается совершенно по-иному, в принципах именно общей морали, морали донкихотского мужества и добра.

Вина же Галилея, сознающего, что победа разума может быть только победой разумных и все-таки уступающего свое оружие «неразумным», выглядит особенно непростительной в свете такого сопоставления.

В связи с вышесказанным нам вновь приходится обратиться к самым глубинам сложного, дифференцированного авторским отношением характера Галилея. Двойственное отношение Брехта к герою определяется тем, что для него Галилей-мыслитель и Галилей-человек – понятия не равновеликие. Конфликт могучей мысли ученого с его чисто человеческим малодушием, конфликт, в котором мысль терпит поражение, заставляет нас обратиться к категории героического у Брехта. Героическое находит свою опору в той цели, которую ставит перед собой личность и которая придает человеку моральные и физические силы для достижения этой цели. Галилей достаточно проницателен, чтобы понимать общественное значение своих открытий, и достаточно демократичен, чтобы радоваться их освобождающему влиянию на жизнь народа.

Старое время в лице его противников грозит раздавить ученого и, в конечном итоге, он оказывается пленником этого старого времени. Он еще работает, еще придается своей страсти к познанию украдкой, как преступник, но цель, тот общечеловеческий смысл, который имела работа ученого для современников, уже утерян: машина теперь вращается вхолостую; «новое время» проходит мимо Галилея, он-то остается жить в «старом времени», т.е. духовно мертвеет.

Для Брехта деятельность человека измеряется не только той пользой, которую он принес в движении времени, но и его целью. Цель персонажа, какова бы она ни была, всегда устремлена в будущее, и все определяется характером этой цели, тем, в какое будущее она устремлена: в будущее, продолжающее настоящее, или в будущее, призванное изменить настоящее.

В конце драмы Галилей, бесповоротно осуждая себя, определяет нравственный принцип науки:

    «Можем ли мы отступиться от большинства народа и все же оставаться учеными? Я полагаю, что единственная цель науки – облегчить трудное человеческое существование». (3, 2, 411)

Столь же знаменательные и недвусмысленные слова сказаны им в другом месте:

    «…тот, кто не знает истины, только глуп. Но кто ее знает и называет ложью, тот преступник». (3, 2, 397)








Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Брехт > Что для жизни важнее «безумство храбрых» или рассудительная предусмотрительность (у Брехта)