Булгаков Михаил Афанасьевич ч2 - сочинение

"Роковые яйца" В советской республике случился куриный мор ("Роковые яйца"Правительству необходимо восстановить "куриное поголовье", и оно обращается к профессору Персикову, открывшему "красный луч", под действием которого живые существа не только мгновенно достигают колоссальных размеров, но и становятся необычайно агрессивны в борьбе за существование. Намеки на происходящее в Советской России на редкость прозрачны и бесстрашны. Невежественный директор куриного совхоза Рокк, к которому по ошибке попадают выписанные из-за границы для профессорских опытов яйца змей и страусов, с помощью "красного луча" выводит из них полчища гигантских животных. Гиганты идут на Москву. Столицу спасает лишь счастливая случайность: на нее обрушиваются небывалые морозы. В финале повести озверевшие толпы громят лабораторию профессора, и его открытие гибнет вместе с ним.

Точность социального диагноза, предложенного Булгаковым, была по достоинству оценена насторожившейся критикой, писавшей, что из повести совершенно ясно, что "большевики совершенно негодны для творческой мирной работы, хотя способны хорошо организовать военные победы и охрану своего железного порядка". "Собачье сердце" Следующая вещь, "Собачье сердце" (1925), уже не была пропущена в печать и была напечатана в России лишь в годы перестройки, в 1987. Ее фразы и формулы незамедлительно вошли в устную речь интеллигентного человека: "разруха не в клозетах, а в головах", "семь комнат каждый умеет занимать", позже к ним прибавится и "осетрина второй свежести", и "чего не хватишься, ничего у вас нет", "правду говорить легко и приятно" и т.

д. Главный герой повести, профессор Преображенский, проводя медицинский эксперимент, пересаживает орган погибшего в пьяной драке "пролетария" Чугункина бродячему псу. Неожиданно для хирурга пес превращается в человека, и этот человек - точное повторение погибшего люмпена. Если Шарик, как называл пса профессор, добр, неглуп и благодарен новому хозяину за приют, то чудом оживший Чугункин воинственно невежественен, вульгарен и нагл. Убедившись в этом, профессор осуществляет обратную операцию, и в его уютной квартире вновь появляется добродушный пес.

Рискованный хирургический эксперимент профессора - намек на "смелый социальный эксперимент", происходящий в России. Булгаков не склонен видеть в "народе" идеальное существо. Он уверен, что лишь трудный и долгий путь просвещения масс, путь эволюции, а не революции может привести к реальному улучшению жизни страны. "Белая гвардия" Не отпускает Булгакова и пережитое в годы Гражданской войны.

В 1925 в журнале "Россия" появляется первая часть "Белой гвардии". В эти месяцы у писателя новый роман, и, оставляя Татьяну Лаппу, он посвящает "Белую гвардию" Любови Евгеньевне Белосельской-Белозерской, ставшей его второй женой. Булгаков избирает писательскую стезю в кардинально изменившихся условиях, когда многие уверены в том, что традиции великой русской литературы 19 века безнадежно устарели, никому более не интересны. Пишет демонстративно "старомодную" вещь: "Белая гвардия" открывается эпиграфом из пушкинской "Капитанской дочки", она открыто продолжет традиции семейного романа Толстого. В "Белой гвардии", как и в "Войне и мире", мысль семейная тесно связана с историей России. В центре романа - распавшаяся семья, жившая в Киеве в "доме белого генерала", на Андреевском спуске в время братоубийственной войны на Украине.

Главными героями романа были врач Алексей Турбин, его брат Николка и сестра, очаровательная рыжая Елена, и их "нежные, старинные" друзья детства. Уже в первой фразе, открывающей "Белую гвардию": "Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй", - Булгаков вводит две точки отсчета, две системы ценностей, будто "оглядывающихся" друг на друга. Это дает возможность писателю точнее оценить смысл происходящего, увидеть современные события глазами беспристрастного историка. Еще в 1923 на страницах дневника, носящего красноречивое название "Под пятой", Булгаков писал: "Не может быть, чтобы голос, тревожащий сейчас меня, не был вещим. Не может быть. Ничем иным я быть не могу, я могу быть одним - писателем". Мощное вхождение Булгакова в литературу, о котором М.

А. Волошин (в частном письме) скажет, что его "можно сравнить только с дебютами Достоевского и Толстого", пройдет мимо широкой читающей публики. И хотя рождение большого русского писателя состоялось, его мало кто заметил. "Дни Турбиных" Но вскоре журнал "Россия" закрылся, роман остался недопечатанным. Однако его герои продолжали тревожить сознание писателя. Булгаков начинает сочинять пьесу по мотивам "Белой гвардии".

Процесс этот замечательно описан на страницах поздних "Записок покойника" (1936-1937) в строчках о "волшебной коробочке", распахивающейся вечерами в воображении писателя. В лучших театрах тех лет - острый репертуарный кризис. МХАТ в поисках новой драматургии обращается к прозаикам, в том числе, к Булгакову. Булгаковская пьеса "Дни Турбиных", написанная по следам "Белой гвардии" становится "второй "Чайкой" Художественного театра, а нарком просвещения А.

В. Луначарский назвал ее "первой политической пьесой советского театра". Премьера, состоявшаяся 5 октября 1926, сделала Булгакова знаменитым. Каждый спектакль - аншлаг. История, рассказанная драматургом, потрясала зрителей своей жизненной правдой гибельных событий, которые многие из них совсем недавно переживали.

На волне оглушительного успеха спектакля журнал "Медицинский работник" опубликовал цикл рассказов, который позже будет назван "Записками юного врача" (1925-1926Эти печатные строчки оказались последними, которые Булгакову суждено было увидеть при жизни. Еще одним следствием мхатовской премьеры стал хлынувший поток журнальных и газетных статей, наконец-то заметивших и Булгакова-прозаика. Но официальная критика заклеймила творчество писателя как реакционное, утверждавшее буржуазные ценности.

Образы белых офицеров, которые Булгаков безбоязненно вывел на сцену лучшего театра страны, на фоне нового зрителя, нового быта, обретали расширительное значение интеллигенции, неважно, военной ли, гражданской. В пьесе входили чеховские мотивы, мхатовские "Турбины" соотносились с "Тремя сестрами" и выпадали из актуального контекста плакатной, агитационной драматургии 1920-х годов. Спектакль, встреченный в штыки официальной критикой, вскоре был снят, но в 1932 был восстановлен волей Сталина, лично смотревшего его более полутора десятка раз (до сих пор его отношение к самому Булгакову остается загадкой). "Театральный роман" С этого времени и до конца жизни Булгаков уже не оставлял драматургию. Помимо полутора десятка пьес, опыт внутритеатрального быта приведет к рождению неоконченного романа "Записки покойника" (впервые был напечатан в СССР в 1965 под названием "Театральный роман"Главный герой, начинающий писатель Максудов, служащий в газете "Пароходство" и сочиняющий пьесу по мотивам собственного романа, нескрываемо биографичен.

Пьеса пишется Максудовым для Независимого театра, которым руководят две легендарные личности - Иван Васильевич и Аристарх Платонович. Отсыл к Художественному театру и двум крупнейшим русским театральным режиссерам 20 века, Станиславскому и Немировичу-Данченко, легко узнаваем. Роман исполнен любви и восхищения людьми театра, но и сатирически описывает и сложные характеры тех, кто творит театральное волшебство, и внутритеатральные перипетии ведущего театра страны. "Зойкина квартира" Почти одновременно с "Днями Турбиных" Булгаков написал трагифарс "Зойкина квартира" (1926Сюжет пьесы был весьма актуален для тех лет. Предприимчивая Зойка Пельц пытается скопить денег на покупку заграничных виз для себя и своего любовника, организуя подпольный бордель в собственной квартире. В пьесе запечатлен резкий слом социальной реальности, выраженный в смене языковых форм.

Граф Обольянинов отказывается понять, что такое "бывший граф": "Куда же я делся? Вот же я, стою перед вами". Он с демонстративным простодушием не принимает не столько "новые слова", сколько новые ценности. Блистательное хамелеонство обаятельного проходимца Аметистова, администратора в зойкином "ателье" составляет разительный контраст не умеющему применяться к обстоятельствам графу.

В контрапункте двух центральных образов, Аметистова и графа Обольянинова, проступает глубинная тема пьесы: тема исторической памяти, невозможности забвения прошлого. В плену Мельпомены За "Зойкиной квартирой" последовал направленный против цензуры драматический памфлет "Багровый остров" (1927Пьесу поставил А.

Я. Таиров на сцене Камерного театра, но она продержалась совсем недолго. Сюжет "Багрового острова" с восстанием туземцев и "мировой революцией" в финале, обнаженно пародиен. Булгаковский памфлет воспроизводил типичные и характерные ситуации: пьеса о восстании туземцев репетируется режиссером-приспособленцем, с готовностью переделывающим финал в угоду всесильному Савве Лукичу (которого в спектакле делали похожим на известного цензора В. Блюма). Казалось бы, удача сопутствовала Булгакову: на "Дни Турбиных" во МХАТе невозможно было попасть, "Зойкина квартира" кормила коллектив театра им.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Булгаков > Булгаков Михаил Афанасьевич ч2