Анализ восьмой главы романа Г Белля «Где ты был Адам» - сочинение

Действие восьмой главы происходит в горах Словакии. Основная тема главы – тема противопоставления войны и мира, осуждения войны с точки зрения разных персонажей: содержательницы трактира в крошечной деревушке Берцабе у самого въезда на мост, тетушки Сузан и Файнхальса, которого после госпиталя направляют нести в Берцабе караульную службу. Тетушка Сузан не может примириться с тем, что мужчины, вместо того, чтобы работать, бездельничают на войне, Файнхальс пьет, все время вспоминает Илону, тоскует по ней, тщетно призывает ее явиться ему в сновидении, подолгу молится, подолгу, погружаясь в безмерную тишину и одиночество, смотрит в бинокль на горы. Мотив «безмолвия и одиночества» как выражение нарастающей отчужденности и ощущения иллюзорности жизни – образно-ритмический стержень главы.

Внешне как будто не связанные два сознания – сознание простой крестьянки и интеллигента-архитектора – обнаруживают глубокое сходство в главном: в своем неприятии войны, неприязненном, брезгливом даже отношении к тем, кто служит ей.

Так относится тетушка Сузан ко всем без исключения солдатам, которые должны были бы, по ее глубочайшему убеждению, заниматься своим мужским делом: пахать землю, строить. Так относится Файнхальс к своему напарнику Грессу, к «убийственно серьезному» лейтенанту Мюку.

Глава завершается символическим эпизодом. За восстановление моста с живым, сочувственным интересом наблюдают и тетушка Сузан, и Файнхальс. У каждого из них оно вызывает воспоминания о мирной жизни. Восстановление моста описано Беллем так, что у читателя невольно возникают представления о неистребимости созидательного начала как нравственной, этической и глубоко рациональной первоосновы жизни. Именно в этой связи становится ясно, почему Белль подчеркивает сугубо штатский, несмотря на майорский, облик руководителя тройки, инженера Дойссена, его гуманное отношение к рабочим-военнопленным.

Однако символичность сцены не исчерпывается этим позитивным смыслом. Мост разрушают, едва успев достроить, так как немецкие войска отступают. Война еще раз, в другом аспекте, обнаруживает свое разрушительное, враждебное жизни лицо, лицо смерти.

Сцена строительства и разрушения моста – кульминационная, как все финалы глав у Белля. Но эта кульминация двойная: созидание – жизнь, разрушение – смерть. Каков смысл этой двойственной кульминации? Призвана ли выразить сама эта двойственность – уравнивание жизни - смерти? Характеризует ли она, таким образом, бесстрастную объективность авторской позиции, что в данном конкретном случае обозначило бы ни что иное, как пассивное всеприятие? Нет.

Белль подчеркивает противопоставление частей кульминации, привлекая тем самым читателя к сравнению, к активной работе мысли. При этом решающее воздействие на читателя оказывает именно первая часть антитезы жизнь – созидание – смерть – разрушение.

По своей композиционной выделенности, длительности и эмоциональной напряженности она превосходит вторую, а потому как бы господствует над ней, преображая безрадостный финал, соотносясь с общей гуманистической идеей романа – активным, страстным неприятием «этой войны», смерти, бесчеловечности. Эта тема непосредственно связана с образом Файнхальса. Строительство моста пробуждает его от нравственного и эмоционального оцепенения, от власти глухого «безмолвия и одиночества». Очень симптоматично и важно, что это, фактически, первая глава в романе, в которой, пусть осторожно и потаенно, но все же звучит тема жизни-надежды, тема выхода из лабиринта хаоса и смерти.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Бёлль > Анализ восьмой главы романа Г Белля «Где ты был Адам»