Анализ второй главы романа Г Белля «Где ты был Адам» - сочинение

Вторая глава романа, находясь в неразрывной связи с первой главой, в то же время представляет собой законченную новеллу. Связь между этими главами двоякая. С одной стороны – сюжетная (здесь продолжается рассказ о полковнике Брессене), а с другой стороны – композиционная. Если первая глава построена по принципу сопряженного контраста, то и вторая глава по отношению к первой построена по этому же принципу.

Но это одна из сторон композиционной связи. Ниже мы будем отмечать и другие общие принципы в их построении, что еще раз явится доказательством того, что роман «Где ты был, Адам?» можно рассматривать отнюдь не как расчлененное «панно», на чем настаивает критик С.В. Рожновский (56), а как органическое целое.

Если первая глава романа представляет собой символически обобщенную картину последнего года войны, где все образы предельно обобщены и типизированы, то вторая глава целиком посвящается личности полковника Брессена.

Воспоминания полковника Брессена уносят читателя к временам довоенной Германии, когда в ней только-только нарождался фашизм. Тогда Брессен служил мэтром в фешенебельном ресторане у одного преуспевающего плебея, у которого «за породистое лицо и уменье носить фрак Брессену прилично платили и вдобавок кормили бесплатно». Позже он ушел из ресторана и стал давать уроки хорошего тона богатым выскочкам. Неизвестно, что стало бы с Брессеном, если бы не фашизм в Германии, который «вывел в люди» и не таких ничтожеств как он. Он занялся военной подготовкой членов молодежной фашистской организации, «и он хорошо помнил, что это почетное назначение совпало с одним резким изменением в его вкусах и привычках: он пристрастился к сладостям и охладел к случайным связям».

Если в первой главе в описании полковника Брессена сквозит только ирония автора, то во второй главе, раскрывая этот символический образ «хозяина войны», Белль не скрывает своего открытого авторского презрения к нему. История жизни Брессена, рассказанная читателю через его воспоминания, раскрывает все ничтожество этой личности.

Хотя Брессен занял положение в обществе благодаря войне, но это человек, предпочитающий «загребать жар чужими руками». Он знает, что война проиграна, поэтому, получив пустячную рану, симулирует тяжелый нервный шок. Брессен в полном сознании, он отлично видит и слышит все, что происходит вокруг.

«Шампанского со льдом, - повторял он снова и снова. Он произносил это даже, когда оставался один в палате, так было надежней. Он вдруг вспомнил мельком о войне, которая еще не кончилась…»

Интересно проследить временные соотношения во второй главе и сравнить их с первой главой. Конструкция второй главы построена на пересечении двух времен: реального сюжетного времени и субъективного времени полковника Брессена. Реальное сюжетное время главы предельно сжато, буквально до нескольких минут, в течение которых в палату Брессена заходят дивизионный хирург вместе с палатным врачом, просматривают историю болезни полковника, совещаются по его поводу и отправляют его в тыл. Течение этого сюжетного времени четыре раза перебивается «наплывами» - субъективным временем Брессена – его воспоминаниями. Каждый раз такой наплыв воспоминаний завершается выкриком: «Шампанского со льдом!».

При этом субъективное время полковника Брессена претворяется во время историческое – перед читателем как бы разворачиваются картины предвоенного прошлого Германии: тяжелое экономическое положение, постепенная ремилитаризация, приход к власти фашистов и подготовка войны. Если в первой главе историческое время (годы войны) пластически представало перед нами как бы в «свернутом» виде в символических намеках – в обобщенных образах генерала и полковника, то здесь оно конкретизируется, предстает перед нами в движении, и конкретная биография персонажа вбирает в себя и обнаруживает типические черты целой эпохи.

Таким образом, прием перебива, пересечения реального сюжетного времени временем субъективным, позволяет Беллю необычайно расширить рамки повествования, конкретизируя – обобщать, типизировать. Общность композиционного построения обеих глав обнаруживается в наличии однотипного ритмического стержня.

В первой главе – это шестикратное повторение одного и того же мотива – описание заходящего солнца. Здесь – четырехкратный повтор выкрика полковника «Шампанского со льдом!». Функциональная нагрузка этого повтора, по сравнению с повтором в первой главе, усилена. Далее мы видим, как от главы к главе функциональная роль повтора все более и более возрастает, приобретая глубокий идейный смысл.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Бёлль > Анализ второй главы романа Г Белля «Где ты был Адам»