Анализ девятой главы романа Г Белля «Где ты был Адам» - сочинение

В Файнхальсе пробуждается интерес к окружающему, он вспоминает о том, что он – архитектор. Развитие этой темы закономерно продолжается в последней главе романа. Содержание ее сводится к рассказу о том, как переодетый в штатское Файнхальс пробирается к себе домой, в маленький городок Вайдесгайм, по дороге заходит в трактир старика Финка и буквально на пороге родного дома погибает, убитый снарядом, которым Шнивинд карает «пораженцев», посмевших вывесить белые флаги. По дороге домой Файнхальс вспоминает различные эпизоды своей военной и мирной жизни, несколько раз вспоминает Илону, размышляет о вере и своем будущем.

Очень отчетливо и ясно звучат две переплетающиеся темы: тема смерти и жизни. В повторе и соотношении этих тем находит свое выражение тот внутренний ритм, который так характерен для всего романа. Отличие его в этой главе составляет следующее. В предыдущих главах ритмический повтор возникал из нагнетания какой-либо одиночной детали, постепенно приобретавшей символически-обобщенное значение (солнце, «Шампанского со льдом», «Белогорша», абрикосы и т.д.).

Здесь же ритм образуется именно перекличкой тем. Благодаря этому сразу же достигается эффект обобщения. Смысл и пафос заключительной главы выявляется как противопоставление смерти – жизни, разрушения – созиданию, войны – миру. Этот эффект обобщения усиливается и благодаря другой структурной особенности главы: она напоминает музыкальную коду. В ней собраны и сконцентрированы почти все важнейшие темы романа. Эти темы выявляются либо открыто, либо ассоциативным путем. Открыто выявляются темы Финка, тема генерала, тема полковника Брессена, тема Илоны. Ассоциативным путем – через тему «выполняющего свой долг» Шнивинда, который расстреливает соотечественников – тема выполнивших свой долг - врача Шмица и Шнейдера. Так последняя глава романа вбирает в себя смысл всех предыдущих глав и обобщает его.

К какому же выводу приводит читателя автор? Прежде чем судить об этом, следует проанализировать финал – кульминацию главы, смерть Файнхальса на пороге родительского дома. Картина смерти Файнхальса необыкновенно образно-впечатляюща, пластична и в то же время – до предела символична.

Эта символическая обобщенность порождает определенную двойственность ее художественного восприятия. Так, она, безусловно, тяготеет к выделенности, как бы довлеет самой себе. В.Шварц, например, считает развязку этой главы «натянутой» и одобрительно отмечает, что «в своих более поздних книгах Белль сумел избежать подобных мелодраматических и навязчивых «символических выводов» (139, 24).

Именно эта изолированность порождает тот ряд ассоциаций, который обусловливает абсолютизацию якобы совершенно самостоятельного смысла символа, не обусловленного многообразными связями романа.

Так, смысл этой сцены можно трактовать как возвращение в отчий дом блудного сына; как пессимистический вывод автора о тщетности человеческих надежд и стремлений; как еще одно доказательство тотальной бессмысленности всего, что происходит на войне; наконец, как возмездие за пассивность восприятия зла, пассивность позиции.

Однако подобный вывод будет ошибочным. Ибо о смысле финальной сцены можно судить только в связи с общей структурой главы, только определив ее место в ряду системных элементов всего романа.

Кульминация – финал последней главы идентична кульминациям – финалам рассмотренных выше глав, в каждой из которых внимание автора приковано к судьбе того или иного персонажа. Уже этот момент указывает на то, что образ Файнхальса автор стремится не столько выделить, сколько поставить в ряд с другими и рассмотреть в этом ряду. В этой связи Эрих Хэттер пишет: «В этом романе речь идет не о непрерывности индивидуальной жизни, а о единстве глобальной судьбы: там, где идет война, любая возможность быть человеком теряет свой смысл».

К этому выводу приводит и указанное выше общее построение главы как музыкальной коды, повторяющей и концентрирующей в себе темы всего произведения. В соотнесении судьбы Файнхальса с судьбами жертв (Шмица, Шнейдера, Бауэра, Финка, Илоны, тетушки Сузан) кроется глубокий смысл. Этот смысл, эта «общая идея» заключается не в констатации идеи бессмысленности войны как проявления некоего надличного, иррационального зла, а в протесте против войны как той «болезни, эпидемии», которая имеет совершенно конкретную социально-историческую природу и причину. Этот вывод подтверждается следующим соображением.

По закону сопряженного контраста символическая сцена гибели Файнхальса соотносится с символической сценой гибели Шмица и Шнейдера. Причина гибели Шмица и Шнейдера – административная халатность, проявленная начальником госпиталя, не настоявшем на том, чтобы из сада убрали неразорвавшийся снаряд. Причина гибели Файнхальса – совершенно сознательное проявление воли озлобленного фанатика Шнивинда, вымещающего на мирном населении позор крушения захватнических планов и свои собственные неудачи.

Идея о том, что ответственность за гибель множества человеческих жизней падает и в том, и в другом случаях только и только на тех, кто развязал «эту войну», выражена с бескомпромиссной непримиримостью.

Больше того. В третьей главе, где описывается трагическая гибель госпиталя, сюжетное повествование развивается таким образом, что ни Шнейдер, ни Шмиц не могут знать, почему русские танки открывают огонь. В сцене гибели Файнхальса трагизм ситуации заключается в том, что Файнхальс знает, что по беззащитному городку, по родительскому дому, по нему самому стреляют не противники, а немцы.

Так проблема ответственности за содеянное зло, не вставая открыто перед персонажами романа, во весь рост встает перед читателем этого романа, обнаруживая тем самым смысл и характер авторской позиции. Трагическая гибель Файнхальса не завершает роман, а, напротив, оставляет его открытым, подчеркивая, что поставленный вопрос не решен и потому настойчиво требует решения.

Тема мира, надежды, возрождения из хаоса и руин, звучащая в главе о мосте через Барцабу и в заключительной главе, подчеркивая бескомпромиссную суровость темы ответственности, лишает ее в то же время пессимистической окраски. В желании Файнхальса строить добротные дома «впервые» в романе возникает образ будущего через цель, положенную себе героем.

Роман Г. Белля предстает перед нами как оригинальное и зрелое произведение, в котором в пределах выбранной автором формы замысел и исполнение приведены в состояние гармонического соответствия. Следует подчеркнуть, что это соответствие найдено Беллем для узких пределов, что картина мира в сознании автора и его героев не отличается многосторонностью и многогранностью, что Белль сознательно сужает свой идейный горизонт и потому таким расплывчатым и зыбким оказывается ответ на вопрос «Где ты был, Адам?» - с этим все ясно – «на войне», а на другой, более важный – кто виноват в том, что война и фашизм стали возможны в Германии. Поиски ответа именно на этот вопрос и приведут Белля к роману «Бильярд в половине десятого», где вина будет возложена на «пастырей», которые не пасли «овец своих».







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Бёлль > Анализ девятой главы романа Г Белля «Где ты был Адам»