👍Сочинение Анализ первой главы романа Г Белля «Где ты был Адам» Бёлль
Анализ первой главы романа Г Белля «Где ты был Адам» - сочинение

Первая глава – одна из программных глав романа. Содержание ее сводится к двум последовательно описываемым смотрам, которые проводят изверившийся в войне генерал и бравый полковник, затем автор рисует колонну солдат на марше, короткий ночной бой, ранение одного из солдат, Файнхальса, которого отправляют в госпиталь.

Действующие лица главы разделены на две группы по отношению к войне: люди, втянутые в войну, и «хозяева» войны. Глава построена по принципу противопоставления. Полюсы противопоставления – образы «изможденного войной» генерала-«неудачника» и самоуверенного, паразитирующего на войне полковника. Остальные действующие лица главы группируются вокруг этих символических образов. Основная солдатская масса, обер-лейтенант, капитан – вокруг генерала, а унтер, фельдфебель – вокруг полковника.

Глава открывается символически – обобщающей картиной смотра: генерал, «усталый, изможденный старик», который за эту войну не заработал даже креста на шею, обходит ряды солдат, построенных в незамкнутое каре.

«Все девятьсот девяносто девять человек – по триста тридцать три с каждой стороны незамкнутого каре – испытывали под его взглядом странное чувство: какую-то смесь жалости, тоски, страха и затаенного гнева.

Гнев вызывала эта война, которая тянется слишком уж долго, так долго, что генералы просто права не имеют расхаживать без высшего ордена на шее» (76, 24).

И солдатам и генералу эта война давным-давно осточертела, она для них проиграна. Люди, усталые и изможденные до предела, жаждут только отдыха, покоя. И потому слова полковника с холодным, твердым взглядом и с орденским крестом на шее, бессмысленно повисают в воздухе. И полковник, и унтер, и фельдфебель – «хозяева войны», люди, для которых «словно и не было четырех лет войны», глубоко чужды и враждебны солдатам.

Таким образом, в экспозиции главы отмечаются две своего рода кульминационные точки: генерал и полковник, которые связаны между собой по принципу контраста.

Контраст образа генерала образу полковника раскрывается по четкому, единому плану:

а) по аксессуарам: «дряблая, желтая генеральская шея без орденского креста», а у полковника «орденский крест на шее… поглощая кровавые лучи, его сверкающие планки, казалось, вобрали в себя весь закат»;

б) по внешности: у генерала – «усталое, желтое, скорбное лицо с крупными чертами, синие, набрякшие мешки под глазами, залитыми малярийной желтизной, и бескровный тонкогубый рот неудачника», у полковника – «узкое, холеное породистое лицо. Бледный поджарый полковник с холодным твердым взглядом и плотно сжатыми губами под длинным носом»;

в) по поведению: «генерал хотел было что-то сказать, но вместо этого резко козырнул и повернулся так неожиданно, что офицеры, стоявшие позади него, шарахнулись в стороны, освобождая ему дорогу».

« - Солдаты, соратники! – прозвенел в тишине резкий голос полковника, - не буду тратить слов попусту. Надо вышвырнуть отсюда этих вислоухих, загнать их назад, в степи. Ясно! Полковник умолк. Воцарилась гнетущая, смертная тишина…».

Подобное контрастное противопоставление отражает не только поведение солдат, но и позицию автора. Генерал – это один из тех, кто уже уверен в печальном исходе войны; судя по тому, что он не заслужил креста, это не только неудачник, а возможно, и человек с самого начала не проявлявший особого ратного рвения. Хотя автор не высказывает своего мнения открыто, чувствуется, что генерал описан с большой долей симпатии, очень по-человечески, и, напротив, в описании всего облика и поведения полковника сквозит ирония, неприязнь, презрение.

Немецкий критик В.Шварц в своей книге «Рассказчик Генрих Белль» очень интересно и детально анализирует разнообразие приемов писателя в характеристике персонажей романа «Где ты был, Адам?», и в частности, его умение индивидуализировать с помощью очень немногих лаконичных штрихов целую галерею офицерских портретов – генерала, полковника Брессена, капитана Бауэра и обер-лейтенанта Грэка. Критик отмечает, что наиболее слабо обрисован генерал, показанный только глазами солдат, сочувствующих старому, усталому и печальному человеку, не верящему в счастливый исход войны и страдающему от ее бессмыслицы. Ему противопоставлен полковник Брессен – «тип бесцеремонного, постоянно озабоченного своей выгодой оппортуниста», глубоко чуждого солдатской массе карьериста, подлинное лицо которого раскрывается в целом ряде монологов-воспоминаний о карьере полковника в период первой мировой войны. Это лицо расчетливого кадрового офицера, который стремится только к одному: при любых обстоятельствах пройти через войну и остаться живым.

Как мы видим, немецкий критик также улавливает специфический прием Белля, а именно, прием сопряженного контраста, который в данном случае проявляется в обрисовке характеров и в расстановке фигур в романе. Прежде чем вполне раскрыть символичность образов, следует обратить внимание на то, как Белль, по выражению Томаса Манна, «рассказывает время».

В главе описываются неполные сутки: день с заката до восхода солнца. Неполные сутки – реальное сюжетное время главы, которое передается через описание марширующих колонн солдат и через мотив заходящего солнца. Белль подробно описывает путь солдат через город, а затем на передовую, отмечает все остановки и изменения маршрута. Длительность и протяженность этого времени подчеркивается описанием их усталости, жажды, гнева на войну, «которая тянется слишком уж долго, так долго», а также все время фиксируемого положения солнца в небе.

Шесть раз на протяжении этой маленькой главы описывает Белль заходящее солнце, все время меняющее оттенки своего цвета. В его кровавом свете маршируют на передовую солдаты, его кровавые лучи освещают крест на шее полковника Брессена.

Четкий повтор темы заходящего солнца конкретизирует истинное сюжетное время. Сюжетное время подчеркивает реальность, сиюминутность происходящего. Но в главу вторгается и другое время – историческое. И не только потому, что речь идет о прошлой войне.

Символически обобщенные образы генерала и полковника раздвигают временные рамки главы. В этих образах как бы в «свернутом» виде еще сконцентрировано все то время, которое сделало одного – генералом, а другого – полковником, - годы «опостылевшей» войны.

Начиная с первой главы в роман вторгается тема человеческого страдания, которая одновременно как бы вбирает в себя тему ответственности. Эта тема находит свое пластическое выражение в обобщенном образе солдатской массы – усталых и безразличных ко всему людей, истомленных маршем и жаждой.

Приблизительно в середине главы от этой солдатской массы отделяется конкретный образ – рядовой Файнхальс, бывший до войны архитектором. Он типичен тем, что как и тысячи других немецких солдат, он принудительно втянут в эту войну, ненавидит ее, хотя и не проявляет еще ни открытого недовольства, ни решительных действий.

«При виде льющейся воды Файнхальс чуть не обезумел… И когда он почувствовал на губах воду и стал судорожно пить перед его глазами вспыхнули, заплясали, переливаясь всеми цветами радуги, буквы: вода, во-да-во-да-во… Словно в бреду, он ясно видел перед собой это слово».

Файнхальса вместе с другими солдатами отправляют на передовую, там его ранят и отвозят в госпиталь.

Сцена в госпитале – финальная кульминационная сцена, собирающая в единый фокус все содержание главы. Две кульминационные точки экспозиции (трактовка образов генерала и полковника) симметрично обращаются в две кульминационные точки финала. С раненого полковника, который «надрываясь» требует «шампанского со льдом», слетает весь лоск. Белль подчеркивает отрицательное, презрительное отношение к нему со стороны солдат. В то же время сочувственное отношение к генералу усилено. Белль снова крупным планом показывает его «…желтое, скорбное лицо с крупными чертами, с седыми бровями и черной каймой пыли вокруг бескровного рта».

Это внешне бесстрастное описание на самом деле глубоко многозначительно. В нем исподволь, но с новой отчетливостью и ясностью звучит тема ответственности за развязанную кровавую «эпидемию» - войну.

Итак, глава представляет собой стройное композиционное целое, с двумя кульминациями в экспозиции и в финале. Экспозиция и финал соотнесены внутри себя и между собой по принципу контраста, который можно назвать сопрягающим, ибо именно через него выявляется идейный смысл главы. Особо следует отметить смысловую роль повторов, которые создают ритмический стержень главы, как бы гармонизируя ее. Мы убедимся далее, что и этот прием является одним из конструктивных признаков романа, его системным элементом.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Бёлль > Анализ первой главы романа Г Белля «Где ты был Адам»