Анализ пятой главы романа Г Белля «Где ты был Адам» - сочинение

Пятая глава в структуре романа являет нам новый аспект, в котором Белль рассматривает личности и судьбы своих героев в ситуации войны. В ней появляется новая тема – тема внезапно вспыхнувшей, не успевшей расцвести, обреченной на гибель любви Файнхальса и Илоны Карток, его ровесницы, учительницы гимназии. Гибель любви, смерть Илоны предрешены не только потому, что Белль хочет еще раз утвердить мысль о том, что всякая война несет в себе разрушительное начало и по природе своей враждебна созидательному началу жизни. Идея бессмысленности всякой войны неразрывно связана у Белля с беспощадным, суровым разоблачением жестокости «и бесчеловечности этой войны». Живое чувство истории все время корректирует абстрактно-гуманистические построения.

Героев Белля собственный жесточайший трагический опыт приводит к необходимости обобщения, осмысления общих законов, довлеющих над ним. Так происходит с Файнхальсом. «Неужели мы такие звери?», - спрашивает он Илону, и жизнь незамедлительно, почти в ту же минуту отвечает ему на этот двусмысленно-риторический вопрос. Илона – еврейка, ее семья не разделила участи всех заключенных в гетто евреев городка только потому, что отец ее – ветеран прошлой войны, награжденный «высшими орденами».

Однако судьба ее предрешена, потому отец в знак протеста отсылает бургомистру эти ордена вместе с протезами – «огромный коричневый пакет».

Прощаясь с Файнхальсом, целуя его, отвечая на слова любви, заверяя его, что встретится с ним через час, Илона идет навстречу смерти: через несколько минут ее втолкнут вместе с маленькой племянницей в зеленый мебельный фургон и повезут в лагерь. Файнхальс безнадежно ждет ее в баре, ждет, зная, что она не придет, ждет, зная, что она погибла. «Она не вернется. Что-то задержит ее там. В этом нет сомнения – не слишком ли многого он захотел – полюбил еврейку и теперь ждет, что эта война пощадит ее, отпустит к нему невредимой?». Система тематических повторов углубляет трагизм ситуации и характер обобщения.

«В конце-то мгновения он верил, что не все еще потеряно. Но надежда тут же рассеивалась. Ведь Илона – еврейка. На что же он может рассчитывать, полюбив в такое время еврейку! Но он любил ее вопреки всему…».

Файнхальс не знал, что хотят сделать с венгерскими евреями. Он слышал краем уха, что по этому поводу дело дошло даже до разногласий между венгерскими и немецкими властями. «Но от соотечественников, от немцев можно было ожидать решительно всего».

Каждый из трех обобщенных поворотов, проникнутых четким чувством безнадежности, сопровождается другим – Файнхальс не может простить себе, что забыл взять у Илоны ее адрес. Слово «адрес», предполагающее наличие, обязательное наличие человека существующего, ждущего, живущего – это выражение надежды, вспыхивающей вопреки безнадежному знанию и подчеркивающей эту безнадежность. Лирико-трагическая напряженность кульминации находит свое сюжетное разрешение в конце главы: Файнхальса забирает комендантский патруль и красный мебельный фургон, битком набитый солдатами, везет его на передовую.

Тема любви и смерти, надежды и покорности судьбе, счастья, умиротворенности и глухого отчаяния теснейшим образом переплетаются в главе, как бы концентрируясь в финале. Помимо указанных выше повторов, глава как бы опирается на две лирические медитации, каждая из которых представляет собой законченный и цельный в эмоционально-смысловом и ритмико-синтаксическом отношении авторский абзац. В обоих абзацах разрабатывается тема любви. В первом – это овеянное грустью признание в любви. Во втором – прощание с ней.

Все эти разнообразные повторы и лирические медитации придают главе не только внутреннюю стройность и единство, но и ту глубину и многоплановость, то разнообразие эмоционального тона, которые отсутствуют в предыдущих главах. Объективная манера повествования, когда авторская позиция выявлялась не столько непосредственно, сколько в результате композиционного сопоставления и сопряжения отдельных глав и структурных элементов внутри них, уступает место субъективной. Голос автора ощутимо сливается с голосом героя.

Функция лиризма заключается в том, что он раскрывает подлинный мир души героя, но и в том, что расширяет сюжетные рамки повествования, лишая трагедию Файнхальса камерности звучания и сугубой исключительности. Функциональное взаимодействие глав обусловлено строгим проявлением закона сопрягающего контраста – основного структурного принципа, применяемого Беллем в этом романе.

Функциональное взаимодействие глав в широком плане сводится к противопоставлению этических масштабов личностей неодухотворенных и одухотворенных страданиями, противопоставлению трагической скудости – трагической полноте жизни.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Бёлль > Анализ пятой главы романа Г Белля «Где ты был Адам»