Анализ третьей главы романа Г Белля «Где ты был Адам» - сочинение

Третья глава романа отличается от предыдущих глав не только своим внешним объемом, но и углублением основной темы произведения. Если в первой и второй главах Белль говорит о войне как о своего рода внешней силе, как о системе принуждения, довлеющей над людьми, то в данной главе война становится для читателя и героев той реальной кризисной ситуацией, в которой испытываются их человеческие качества.

Правда, здесь нет кровопролитных сражений, ужасов войны. Эта глава – всего лишь тонко рассказанная новелла о мужестве и самоотверженности. Все содержание главы сводится к следующему. В небольшом венгерском местечке – Сокархей разместился военный госпиталь. Сюда привозили раненых, но сама война обходила эти места стороной.

Фельдфебель Шнейдер глушит свою скуку и тоску абрикосовой водкой с сельтерской, или ловит мух, или же мысленно «ведет беседы с кем-нибудь из начальства – тщательно продуманные немногословные диалоги, полные снисходительной иронии».

В госпитале остались лишь тяжело раненые – среди них капитан Бауэр, прооперированный доктором Шмицем на рассвете. Позднее выясняется, что госпиталь должен срочно эвакуироваться, группу прикрытия возглавляет доктор Шмиц. Сделанная накануне нейрохирургическая операция не позволяет ему вывезти больных – капитана Бауэра и лейтенанта Молля. Шмиц и Шнейдер остаются с больными в то время, когда русские танки уже входят в деревню. Они вспоминают о белом флаге, Шнейдер выносит его на насыпь, но по дороге он нечаянно наступает на снаряд – «длинный проржавленный стальной карандаш», о котором писались бесконечные жалобы и «по эти жалобам писали докладные наверх, и спрашивали указаний, но снаряд так и остался лежать у навозной ямы». Снаряд взрывается, «но русские знали точно лишь одно – стреляли не они: человек, шедший к ним с белым флагом, внезапно превратился в клубящийся дым. И спустя несколько секунд танки открыли по усадьбе ураганный огонь… Полагая, что настигли отходящего противника, они изрешетили снарядами кирпичный фасад. И лишь после того, как здание накренилось и рухнуло, они заметили, что с той стороны не раздалось ни единого выстрела».

Вся глава построена на постепенно нарастающем ощущении приближающейся катастрофы, которое получает свое разрешение в кульминации главы. И здесь уже во весь голос, открыто и явственно звучит основная тема романа – тема бессмысленности войны, причем для Белля в этом романе как бы не существует разница между целями русских и немцев: война для всех – несчастье и ужас.

Во всем объеме идейно-художественный смысл главы обнаруживается через все тот же прием внутреннего и сопряженного контраста, характерного для всего романа в целом. Так же, как и в первой главе, по принципу контраста соотнесены группы людей внутри главы.

С одной стороны, это Шнейдер и Шмиц, выполняющие свой служебный и одновременно человеческий долг, с другой стороны – «высокое начальство», так и не принявшее мер для ликвидации снаряда, начальник госпиталя, безответственно назначивший операцию Бауэру и Моллю, зная, что госпиталь должен эвакуироваться - и сам трусливо и поспешно покидающий госпиталь.

Контраст здесь обнаруживается в морально-этической плоскости. Что касается того, что мы называем сопрягающим контрастом, т.е. контрастом между главами, то он обнаруживается в безусловном сопоставлении с одной стороны – исполняющего свой служебный и человеческий долг Шмица в противовес полковнику Брессену, симулирующему нервный шок; с другой стороны противопоставляется тот же Брессен с его биографией приспособленца, выигравшего на войне, капитану Бауэру – жертве войны и «действительно храброму человеку».

При этом Белль не пытается героизировать своих солдат. Он старательно подчеркивает их обыденность: «Приземистый, толстый Шмиц был на редкость молчалив и не привлекал к себе внимания. Его холодные серые глаза смотрели жестко, и по временам, когда Шмиц опускал на мгновенье веки, казалось, что он вот-вот скажет что-то веское. Но Шмиц еще ни разу ничего такого не сказал…» (76, 59).

Однако эта «обыкновенность» далеко от того бескрылого филистерства и духовной скудости, которые характеризуют Брессена и будут характеризовать, как мы увидим ниже, личность другого персонажа, лейтенанта Грэка, вводимого Беллем в следующей главе.

Дополнительно смысл этого контраста подчеркивается ритмическим лейтмотивом главы – с трагической монотонностью повторяемым умирающим капитаном Бауэром слова «Белогорша», по-видимому, название того местечка, куда на мотоцикле мчался, сняв с себя шлем, чтобы не выглядеть смешным, капитан.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Бёлль > Анализ третьей главы романа Г Белля «Где ты был Адам»