Анализ главы “О потере” в поэме А Твардовского “Василий Теркин” - сочинение

Поэму А. Твардовского "Василий Теркин" называют энциклопедией фронтовой жизни. Вся война, самые разные ее эпизоды отражены в поэме. Очень емким является и образ главного героя Василия Теркина. Это и живой, запоминающийся образ, и в то же время образ обобщенный, собирательный. Поэма построена так, что характер героя раскрывается в самых разных обстоятельствах: и героических, и бытовых, и юмористических, и трагических, каждая глава добавляет что-то новое к нашему знанию о главном герое, о русском характере.

Теркин в поэме не одинок. В нем сконцентрировано все то, что есть в каждом русском воине: выносливость, терпение, смекалка, мужество... И каждый новый эпизодический, казалось бы, незначительный персонаж поэмы помогает лучше понять, что такое русский солдат, знаменитый и загадочный "русский чудо-человек".

Среди различных эпизодов, картинок, образов, наполняющих "Книгу про бойца", есть рассказ о воине, потерявшем кисет. Боец, уже немолодой человек, бородач, потерял кисет. Как ни ищет – нет кисета. Говорит боец: – Досадно. Столько вдруг свалилось бед: Потерял семью. Ну, ладно. Нет, так на тебе – кисет! Запропастился куда-то, Хвать-похвать, пропал и след. Потерял и двор, и хату. Хорошо. И вот – кисет. Кабы годы молодые, А не целых сорок лет... Потерял края родные, Все на свете и кисет.

На первый взгляд, эта глава представляется незатейливой юмористической бытовой вставкой, она даже озадачивает. Человек потерял семью, двор, хату, края родные – и говорит: "Ну, ладно". А вот потеря кисета выводит его из равновесия.

Однако "юмористической" эта история представляется только внешне. Она, скорее, трагическая. За рассказом о потере кисета, пусть и очень важной вещи в солдатском быту, скрываются иные, гораздо более глубокие потери и переживания.

С жалобой на свою беду бородач обращается к Теркину. А тот в ответ рассказывает ему о том, как однажды он сам потерял при ранении шапку и как велика была та его потеря. Однако медсестра, которая делала перевязку раненому Теркину, хотя и была еще "зелена", отлично поняла, как успокоить солдата: она дарит ему свою шапку, причем делает это с удивительной участливостью, мягкостью, словно говорит "баюшки-баю".

Теперь по-своему то же самое "не волнуйтесь" говорит Теркин и бородачу, потерявшему кисет. Он понимает, как надо успокоить бойца, потому что знает подлинную причину его тревоги, горя. Солдат потерял все, что ему было дорого и в чем заключался смысл его жизни, но не выражает внешне своей страшной боли. Главную потерю он мужественно, деликатно переносит в душе, не жалуясь и не вызывая боли в сердцах других. И кому он мог "нести печаль свою"? Ведь потери и горе других, очень многих, было не меньшим, беда была общей. Но чаша терпения солдата переполнена, душевная боль ищет выхода, и тем легче солдат жалуется на потерю кисета. За незначительностью этой потери стоит большая печаль по великим утратам и настоящее мужество... Поэтому и глава названа не "Кисет", не "О потере кисета" (дело не в злополучном кисете), а именно "О потере". Мы знаем, как много потерял этот человек, как он страдает и как невыразимо это страдание. Главу можно было бы назвать и по другому – "О стойкости", "О мужестве".

Теркин понимает старого солдата, он шутит, дарит ему свой кисет. При этом жалеет, что с ним нет гармони, с ней бы он настоящую лекцию прочел. Без сомнения, это была бы хорошая "лекция", она помогла бы солдату успокоиться, пережить горе.

Но Теркин и без гармони нашел выход. Он сделал все так, как надо, как всегда ладно. И сказал именно те слова, которые были необходимы. "Слушай, брат", – прибавляет Теркин, и тон этих слов уже иной. Бойцы, наверное, притихли в тот момент, потому что почувствовали, что их любимец скажет в точку и о самом главном. И они не ошиблись. Теркин просто, без пафоса, говорит о главном, о том, что всех объединяет: Потерять семью не стыдно – Не твоя была вина. Потерять башку – обидно, Только что ж, на той война. Потерять кисет с махоркой, Если некому пошить, – Я не спорю, – тоже горько, Тяжело, но можно жить, Пережить беду-проруху, В кулаке держать табак, Но Россию, мать-старуху, Нам терять нельзя никак.

И мы вслед за автором "Василия Теркина" повторяем слова, сказанные о русских воинах: "Нет, какой вы все, ребята, удивительный народ!" Народ терпеливый, мужественный, чуткий, мудрый, веселый и – удивительный, потому что находит выход из таких ситуаций, преодолевает такие преграды, которые и преодолеть-то, кажется, невозможно...

В главе "О потере" мы вновь встречаем чрезвычайно характерный для Твардовского, наполненный психологическим подтекстом прием лексического повтора, при котором каждый раз повторяющиеся слова дополняются новым смыслом. См., например, солдатский спор-полилог о том, кому лучше на войне – холостому или женатому: – Холостому? Это точно. Это ты как угадал. Но поверь, что я нарочно Не женился. Я, брат, знал! – Что ты знал! Кому другому Знать бы лучше наперед, Что уйдет солдат из дому, А война домой придет. Что пройдет она потопом По лицу земли живой И заставит рыть окопы Перед самою Москвой. Что ты знал!..

В первом случае слова "Я, брат, знал" сказаны Теркиным-балагуром, еще не пережившим глубоко опыт военных утрат. Теркин произносит эти слова после своего рассказа о медсестре из медсанбата, которая отдала ему, раненому, свою шапку и с которой он надеется встретиться и галантно шапку ей вернуть: Разрешите вам при встрече Головной вручить убор...

Этот облегченный, немного донжуанский тон в разговоре о самом дорогом – семье, детях – вызывает резкое неприятие и корректировку со стороны солдата-бородача, потерявшего "и двор, и хату", и со стороны автора, по-житейски более мудрого, знающего больше Теркина. Монолог-упрек "Что ты знал!" формально выделен как прямая речь и принадлежит солдату-бородачу, но взгляд как бы со стороны (именно "со стороны" можно сказать обобщенно о солдате вообще: "...уйдет солдат из дому...") и характер видения, обобщения войны убеждает в том, что за этими словами – автор. Во втором случае авторское восклицание-вопрос "Что ты знал!" по тону частично повторяет (цитирует) предыдущее теркинское восклицание, оно тоже сопровождается восклицательным знаком (здесь уже появляется и вопросительная суровая интонация), но оно иное по эмоциональному содержанию: слова автора звучат как раздраженный горький упрек "забалагурившемуся" Теркину. Это раздражение вызвано некоторым бахвальством Теркина, чрезмерностью принятого им на себя знания. Не только Теркин, но и никто не "знал", будет ли война и какой она будет. И, наконец, в последнем случае "Что ты знал!.." сохраняет восклицательный знак, но добавляется многоточие, задающее интонацию горького раздумья. И, несмотря на восклицательный знак, финальные слова звучат тихо, скорбно. Таким образом, лексический и интонационный повтор здесь (и в то же время варьирование темы) звучит каждый раз по-новому, передает различное эмоциональное содержание, широкий спектр чувств: от балагурства до скорби. Эта многогранность, глубина психологического переживания чрезвычайно характерны для Твардовского: он всегда видит в явлении, событии и предмете различные его грани. Анализ творчества Твардовского Анализ главы "О потере"







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Василий Теркин > Анализ главы “О потере” в поэме А Твардовского “Василий Теркин”