Идейно художественное своеобразие поэмы А Т Твардовского «Василий Теркин» - сочинение

О военной «правде сущей» А. Т. Твардовский знал не понаслышке. С первых дней и до конца Великой Отечественной войны он находился на фронте. Знание повседневной солдатской жизни, дум и настроений рядовых бойцов позволило поэту создать ряд замечательных произведений на военную тему, в частности такие стихотворения, как «Две строчки», «Я убит подо Ржевом...», «В тот день, когда окончилась война...», «Я знаю, никакой моей вины...». Главное же свое «слово» о войне поэт высказал в поэме «Василий Теркин», ставшей и правдивой летописью войны, и философским осмыслением подвига народа, и «книгой о бойце», в которой запечатлен, в лице Василия Теркина, собирательный образ рядового русского солдата, принявшего на свои плечи всю тяжесть борьбы с врагом:
В бой, вперед, в огонь кромешный Он идет, святой и грешный,
Русский чудо-человек!
Твардовский не только прославляет в своей поэме героизм бойца, но и высказывает сочувствие тому солдату, который, расплачиваясь за ошибки Верховного Главнокомандующего и других военачальников, шел
..худой, голодный,
Потерявший связь и часть,
Шел поротно и повзводно,
И компанией свободной,
И один как перст подчас.
Обобщенно-символическое начало естественно сочетается в Теркине с чертами глубоко индивидуальными, свойственными именно этому герою. Он появляется на первых страницах поэмы как веселый, неунывающий, непритязательный человек, умеющий позабавить товарищей в походе и на привале, поддержать их душевные силы в драматических ситуациях:
Я ж, как более идейный,
Был там как бы политрук.
Шли бойцы за нами следом,
Покидая пленный край.
Я одну политбеседу Повторял:
—	Не унывай.
Летом-осенью 1942 года были написаны первые восемь глав поэмы, рассказывающие о фронтовой биографии героя (Теркин воюет, ранен, возвращается в строй). Поэт считал свою «книгу о бойце» завершенной, однако она вызвала столь горячий отклик у читательской аудитории (к автору шли письма от солдат со всех фронтов), что Твардовский понял: имя его героя стало нарицательным, повествование о Василии Теркине должно быть продолжено.
Создавая поэму, Твардовский опасался, по его собственным словам, свести книгу «к какой-то частной истории», поэтому он стремится осмыслить образ героя в широкой исторической перспективе, благодаря чему цикл поэтических новелл про бойца вырастает в эпическое повествование о войне — от периода отступления наших войск в 1941 году до взятия Берлина в 1945-м. Во многих главах поступок или реплика Теркина становятся поводом для авторских отступлений, комментариев, обобщений. Часто автор непосредственно включается в повествование (четыре главы «От автора», глава «О себе»). В поэме много массовых сцен, в некоторых главах («По дороге на Берлин», «Баня») Теркин почти не выступает. Рисуя картины военного времени, поэт в то же время передает мысли и чувства советских людей. Главная же патриотическая мысль «Василия Теркина» выражена в поэтическом рефрене:
Бой идет святой и правый,
Смертный бой не ради славы,
Ради жизни на земле.
В образе Теркина Твардовский использует традиции народного поэтического творчества. Такими качествами, как юмор, бодрость духа, находчивость, герой напоминает персонажей русских сказок. В главе «Смерть и воин» звучит фольклорный мотив борьбы со смертью. Сказочным колоритом окрашена и сцена в избе старого солдата (глава «Два солдата»), где Теркин чинит деду пилу, заставляет пойти сломанные часы:
Осмотрев часы детально, —
Все ж часы, а не пила, —



Мастер тихо и печально Посвистел: — Плохи дела... Но куда-то шильцем сунул, Что-то высмотрел в пыли, Внутрь куда-то дунул, плюнул, — Что ты думаешь, — пошли! В поэме часто звучат присловья, прибаутки, приемы повествования народной сказки. Например, после рассказа о первой встрече Теркина с солдатами на привале (первые две главы) автор сообщает: Это присказка покуда, Сказка будет впереди. Страшная «сказка», рассказывающая о «године горькой» — начале войны, и начинается в следующей главе. В Теркине есть черты не только сказочного персонажа, но и былинного богатыря (глава «Поединок»). Однако в целом это не фольклорный герой. Автор описывает своего современника, в котором воплощены корневые свойства русского человека — патриотизм, готовность к воинскому подвигу, чувство ответственности за судьбу родины, поэтому, по замечанию автора, Теркин В каждой роте есть всегда, Да и в каждом взводе. Твардовский полушутя назвал свою поэму книгой «без начала, без конца», начатой «с середины»: Словом, книгу с середины И начнем. А там пойдет. Следуя традиции «свободного романа», возникшей с созданием пушкинского «Евгения Онегина», автор «Василия Теркина» ведет непринужденный разговор с читателем на разные темы, посвящает его в свои творческие замыслы, шутливо жалуется на затруднения: Сто страниц минуло в книжке, Впереди — не близкий путь. Стой-ка, брат. Без передышки Невозможно. Дай вздохнуть. Главы поэмы представляют собой цикл «бесед» с читателем. Композиционный принцип внутренней завершенности каждой главы-«беседы» позволял фронтовому читателю составить целостное впечатление о рассказанном, не зная содержания предшествующих или последующих глав. Такая структурная форма избавляла автора от необходимости придумывать коллизии, сюжетные «ходы» и так далее и в то же время давала возможность писать о том, что требовало (по мере развития событий и изменения ситуации на фронтах) быстрого поэтического отклика. Новаторская форма поэмы, ее содержательное и речевое богатство, подлинная народность образа Главного героя позволяют отнести «Василия Теркина» к числу лучших произведений о Великой Отечественной войне. Теркин стал всенародно любимым литературным героем, благодаря чему поэма породила в народе сотни подражаний, «продолжений» и версий.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Василий Теркин > Идейно художественное своеобразие поэмы А Т Твардовского «Василий Теркин»