Обобщающий портрет приспособленца в русской литературе (Сочинение исследование социальной критики Н В Гоголя) - сочинение

Первое широкое социальное полотно Запада дал Чарльз Диккенс в «Посмертных записках Пиквикского клуба». Его старший сверстник Николай Васильевич Гоголь нарисовал картину социальных нравов русского Востока. Диккенсовский сарказм и гоголевская ирония в чем-то схожи, но разительно отличаются социальным базисом: у Диккенса все основано на добротной городской жизни, а у Гоголя - на неустроенной деревенской. Поэма «Мертвые души» - по определению Белинского - «творение, выхваченное из тайника народной жизни» избяной России. В тайнике хранится обычно все постыдное и запретное, что страшно вынести на всеобщее обозрение. Есть такой соромный тайничок и в поэме - образ Павла Ивановича Чичикова.
Чичиков - центральный герой поэмы, вокруг него происходят все действия, с ним связаны все действующие лица. Сам Гоголь писал: «Ибо что ни говори, не приди в голову Чичикову эта мысль (о покупке мертвых душ), не явилась бы на свет сия поэма». Ключевой герой поэмы - лицедей, цепляющий «машкары» или «хари», как выражались в старину, чтобы скрыть свою собственную безликость. С современной точки зрения бессмертная поэма Гоголя представляет собой учебное пособие по актерскому мастерству для политикана или олигарха из третьего тысячелетия. Писатель типизирует образы русских помещиков, чиновников и крестьян. Единственный персонаж, выбивающийся из стереотипности картины российской жизни - это главный герой поэмы. Раскрывая этот образ, автор повествует о его происхождении и среде, в которой сформировался его характера. Только о Чичикове мы узнаем подноготную во всех деталях, остальные автора как бы не интересуют.
Детство Павлуша провел в бедной дворянской семье. Отец главного героя оставил ему в наследство полтину меди да завет старательно учиться, угождать учителям и начальникам и, самое главное, - беречь и копить копейку. В отличие от пушкинского Гринева, Чичиков быстро понял, что понятия рыцарской чести только мешают служебной карьере в новое время, после Великой французской революции с ее триединым призывом к свободе, равенству и братству. Личное благополучие достигается только за счет других людей: оскорбление, обман, взяточничество, казнокрадство, махинации на таможне - орудия главного героя. Никакие неудачи не могут сломить жажду наживы. И всякий раз, совершая неблаговидные поступки, Чичиков легко находит себе социальные оправдания.
Каждая новая глава расширяет шулерские масштабы аферы Чичикова и наводит на мысль о поразительной способности к приспособленчеству, которое в России 21-го века станет бытовым явлением. Герой легко меняет маски: с Маниловым он приторно-любезен, с Коробочкой - мелочно-настойчив и груб, с Ноздревым - напорист и трусоват, с Собакевичем торгуется коварно и неотступно, Плюшкина покоряет своим «великодушием». В чем же секрет? Может быть, главный герой - великолепный актер или дальновидный психолог? Пожалуй, нет.
Он играет со стереотипными людьми по социальному трафарету: все люди из одного круга должны быть похожими друг на друга. Поэтому и обманулся в скором на расправу Ноздреве, «прокололся» в цене на мертвые души с ушлым Собакевичем, разбудил скупую подозрительность Коробочки, спровоцировал ревность губернских дам. Вульгарная социология отменила индивидуальный психологический подход. Секрет еще и в том, что у Чичикова нет собственного лица, а актерские маски срисованы с других персонажей. Когда Чичикову нет необходимости маскироваться и изменять себя ради приспособленчества, он делается безликим, а его поступками управляют заимствованные социальные навыки.
Он срывает со столба афишу, чтобы спрятать в свой ларчик, «куда имел обыкновение складывать все, что попадалось». Это напоминает привычки Плюшкина. С Маниловым Чичикова сближает все та же «маниловщина», замыслы его туманны и похожи на мечтания о «бабешке» с приданым. Ноздрев замечает, что авантюрист похож на Собакевича: «...никакого прямодушия, ни искренности! Совершенный 



Собакевич». А в дорожном ларчике все разложено с мелочностью Коробочки. Мимикрия Чичикова заставила его быть единым во всех лицах - он многогранное зеркало, в котором разом отражается каждый из его собеседников. Он бессмертный тип дельца и игрока на чужих слабостях. Идея успеха в обществе, предприимчивость, практицизм заслоняют в нем все человеческие побуждения. Гоголь как бы предупреждает нас о появлении «новых русских» политиков: «В нем не было привязанности собственно к деньгам для денег, им не владели скряжничество и скупость. Нет, не они двигали им, - ему мерещилась впереди жизнь во всех довольствах... Чтобы наконец, потом, со временем, вкусить непременно все это, вот для чего береглась копейка...». И уж генетически роднит Чичикова с его прямыми потомками страсть паразитировать на государственном бюджете: служба на таможне, банковские кредиты на переселение «мертвых душ», страсть к чинам и званиям. Чичиков умеет приспосабливаться к любому микромиру, даже внешний облик героя таков, что подойдет к любой ситуации: «не красавец, но и не дурной наружности», «не слишком толст, не слишком тонок», «человек средних лет» - все в нем неопределенно, ничто не выделяется. Только сентиментальность и тяга к красивости губит «великого комбинатора», как сгубили они в наше время уже не одного «народного заступника»-реформатора. Ведь настоящий олигарх или преуспевающий политик - бездушный автомат с глазами- кнопками. А вот, как это ни странно, наш герой - единственный персонаж, способный на нежные движения души. «Видно, и Чичиковы на несколько минут обращаются в поэтов», - говорит автор, наблюдая как его герой останавливается, «будто оглушенный ударом», перед молоденькой шестнадцатилетней девушкой. В конечном счете не сомнительные покупки, не подозрительная ловкость Чичикова, а «человеческое» движение души стало причиной краха его затеи. Так уж устроена жизнь, говорит Гоголь, что именно душевность, искренность, бескорыстие - самые опасные качества для дельца и афериста. Увы, Чичиков оказался ближе к чувствительным на «жестокий» романс татуированным «браткам», чем к бизнесменам с рыбьей кровью. В финале поэмы автор намечает некоторые перспективы духовного возрождения главного героя. Преодоление зла заключается, по мнению писателя, не в социальном переустройстве, а в неисчерпаемом потенциале русского народа. К сожалению, второй том «Мертвых душ» был сожжен, а третий не написан, поэтому читатель не смог увидеть, как Гоголь приводит Чичикова через житейскую грязь к нравственному возрождению. Но возможно и такое, что нет у Чичиковых шанса на такое возрождение.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Гоголь > Обобщающий портрет приспособленца в русской литературе (Сочинение исследование социальной критики Н В Гоголя)