Мое понимание рыночной экономики («Необыкновенная история» И А Гончарова зеркало становления новых экономических отношений в России) - сочинение

К сожалению, до сих пор находятся учителя, которые из монархиста и государственного сановника Ивана Александровича Гончарова представляют нам левого прогрессиста и революционера. Не знаю, как вам, а лично мне в школе только такие попадались. Я же смотрю на творчество Гончарова иначе.
Роман «Необыкновенная история» написан в «мрачную пору николаевского царствования, когда огромную роль в борьбе с феодально-крепостнической реакцией играла передовая русская литература», как учат нас по сей день. Увлекшись этой борьбой, мы забываем про рыночную экономику, которой у нас до сих пор нет в постсоветское время, а в ту «мрачную пору» - была. Некоторые крепостные крестьяне (например, у С.Т. Аксакова) владели заводами, другие - обширными земельными угодьями («Пошехонская старина» М.Е. Салтыкова-Щедрина), третьи были купцами-миллионщиками и владельцами золотых приисков («В лесах» и «На горах» А. Мельникова-Печерского). В этом сочинении я попытаюсь свежим и трезвым взглядом проникнуть в общественно-экономические реалии того времени, и пусть меня за это «судят» экзаменаторы.
«Обыкновенная история» показала, что Гончаров был чутким к интересам своего времени писателем и отразил массовый переход народного хозяйства к рыночной экономике. В этой обстановке не было места для псевдоромантического миросозерцания, присущего значительной части идеалистически настроенной, оторванной от действительности дворянской интеллигенции того времени. Романтическое восприятие жизни, возвышенные, отвлеченные мечты о славе и подвигах, о необыкновенном чувстве, поэтические порывы извращают и уродуют психику человека и являются прямым следствием крепостнического воспитания - вот что показал нам Гончаров.
Молодой Адуев о горе и бедах знает только «по слуху» - «жизнь от пелен улыбается ему». Праздность, незнание жизни «преждевременно» развили в Адуеве «сердечные склонности» и чрезмерную мечтательность. Перед нами один из тех «романтических ленивцев», барчуков, которые привыкли беспечно жить за счет труда других. Цель и счастье жизни молодой Адуев видит не в труде и творчестве («трудиться казалось ему странным»), а в «возвышенном существовании». В имении Адуевых царят «тишина... неподвижность... благодатный застой», какой хотелось бы некоторым слоям нашего «продвинутого» общества закрепить юридически в форме наследственного права на место в элите.
Адуев уезжает «искать счастья», «делать карьеру и фортуну - в Петербург». Вся фальшь житейских понятий Адуева начинает раскрываться в романе уже в первых столкновениях избалованного ленью и барством племянника-мечтателя с практическим и умным дядюшкой, Петром Иванычем Адуевым, реалистом и предпринимателем по духу.
В борьбе дяди с племянником отразилась тогдашняя, только что начинавшаяся ломка старых понятий и нравов - сентиментальности, карикатурного преувеличения чувства дружбы и любви, поэзия праздности, семейная и домашняя ложь напускных, в сущности, небывалых чувств, пустая трата времени на визиты, на ненужное гостеприимство и т.д. Адуев-старший на каждом шагу безжалостно высмеивает напускную, беспочвенную мечтательность Адуева-младшего: «Твоя глупая восторженность никуда не годиться», «с твоими идеалами хорошо сидеть в деревне», «забудь эти священные да небесные чувства, а приглядывайся к делу».



Но молодой герой не поддается нравоучениям. «А разве любовь не дело?» - отвечает он дядюшке. Характерно, что после первой неудачи в любви Адуев-младший жалуется «на скуку жизни, пустоту души». Автор разоблачает эгоистическое, собственническое отношение к женщине, несмотря на все романтические позы, которые принимает герой перед избранницей своего сердца. Лишь через восемь лет племянник после крушения «идеалов» становится деловым человеком, его ждет блестящая карьера и выгодный брак по расчету. От былых «небесных» и «возвышенных» чувств и мечтаний не осталось и следа. Осудив романтика Александра Адуева, Гончаров противопоставил ему в романе отнюдь не идеального дядю - Петра Ивановича Адуева, сухаря и прагматика. Писатель верил в прогресс, основанный на деятельности просвещенных, энергичных и гуманных людей. Однако в романе нашли отражение существовавшие в реальной действительности противоречия, которые несли с собой шедшие на смену «всероссийскому застою» буржуазно-капиталистические отношения. Отвергая романтизм розового толка, писатель вместе с тем осознавал эгоизм и бесчеловечность буржуазной морали адуевых-старших. Петр Иваныч умен, деловит и по-своему «порядочный человек». Но он в высшей степени «безразличен к человеку, к его нуждам, интересам». «Смотрят, что у человека в кармане да в петлице фрака, а до остального и дела нет», - говорит о Петре Иваныче и ему подобных его жена Лизавета Александровна. Автор как бы подтверждает: «...что было главной целью его трудов? Трудился ли он для общей человеческой цели, исполняя заданный ему судьбою урок, или только для мелочных причин, чтобы приобресть между людьми чиновное и денежное значение, для того ли, наконец, чтобы его не гнули в дугу нужда, обстоятельства? Бог его знает. О высоких целях он разговаривать не любил, называл это бредом, а говорил сухо и просто, что надо дело делать». «Один восторжен до сумасбродства, другой - ледян до ожесточения», - отзывается Лизавета Александровна о племяннике и муже. В образе Лизаветы Александровны Адуевой писатель ищет точку здравого равновесия между крайностями дяди и племянника. К числу этих замечательных образов следует отнести не только Лизавету Александровну, но и юную Наденьку, символ женской эмансипации в романе. Она безрассудно полюбила Адуева, оставляя за собою право распоряжаться по-своему своим внутренним миром и самим Адуевым, которым, изучив его хорошо, овладела и командует по своему усмотрению. Она вышла бы замуж - и все пошло бы обычным ходом, но явилась фигура графа, трезвого, умного, ловкого. Наденька подметила, что Адуев не выдерживает сравнения с ним ни в уме, ни в характере, ни в воспитании. Адуев-младший только пишет сносные стихи, пыжится, раздувается, а граф богат, прост, умен и держит себя с достоинством. Выбор Наденьки - подсознательная эмансипация, она выбрала здравый смысл и трезвый расчет, которых нам до сих пор не хватает. И все наши «глубокомысленные» рассуждения о «мрачном царствовании» пытаются всего лишь затушевать, скрыть тот факт, что 20-й век был для России веком регресса и деградации рыночных отношений, а также столетием потери национальной самобытности. В 21-м веке русским предстоит все начинать заново.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Гончаров > Мое понимание рыночной экономики («Необыкновенная история» И А Гончарова зеркало становления новых экономических отношений в России)