👍Сочинение Две системы жизненных ценностей монологи Чацкого и Фамусова Горе от ума
Две системы жизненных ценностей монологи Чацкого и Фамусова - сочинение

Пьеса «Горе от ума» строится на многочисленных противопоставлениях: Чацкого с Софьей, Чацкого с Молчалиным, Чацкого с Фамусовым. Но последнее противостояние не просто спор двух людей, приверженцев различных точек зрения. Это гораздо больше, ведь оба героя суть представители нового и старого мира, прогрессивного общества и общества косного.
Чацкий появляется в пьесе как уже знакомое нам лицо. Первый отзыв о нем мы слышим от служанки Лизы:
...Кто так чувствителен, и весел, и остер,
Как Александр Андреич Чацкий!
Если эта краткая характеристика и не вызовет заочной симпатии к герою, то, несомненно, возбудит живой интерес в читателе. Что же это за человек? Ждать ответа приходится недолго: очень скоро Чацкий появляется лично. Он как свежий ветер, который ворвался в душное помещение, молодой, энергичный, влюбленный. Конечно, такой герой располагает к себе. 
С другой стороны — Фамусов. Поначалу он не производит впечатления ни отталкивающего, ни притягательного. Более того, реплики его подчас остроумны, и возникает легкое недоумение: неужели автор хотел противопоставить ум Чацкого глупости Фамусова? Но ответ очень прост: не глупости, а косности, даже, можно сказать, закостенелости взглядов противопоставляется ум. Да и уместно ли употреблять здесь слово «ум»? Пушкин, например, вообще отказывал Чацкому в этом достоинстве, называя единственным умным действующим лицом самого Грибоедова. Чацкий так же упрям, как и Фамусов. И ни один из них, сколько бы ни твердил о своем, ни на йоту не переубедит другого. Дело в том, что каждый из них не просто имеет свою точку зрения. Нет. У каждого своя система жизненных ценностей, своя шкала, по которой они оценивают людей и поступки. Все это глубоко укоренилось как в одном, так и во втором, и это, пожалуй, единственное, что их роднит.
Итак, Фамусов. Человек солидного возраста, а, стало быть, имеющий укоренившиеся привычки и представления о том, что правильно, а что нет. Лучше всего оценить Фамусова позволяют его собственные реплики. Вот, например, типично фамусовский постулат:
Но память по себе намерен кто оставить Житьем похвальным, вот пример:
Покойник был почтенный камергер С ключом, и сыну ключ умел доставить,
Богат, и на богатой был женат, переженил детей, внучат, Скончался, все о нем прискорбно вспоминают.
Как четко в этих строках раскрываются жизненные устремления героя! Уметь пристроить детей, заключить удачный брак, приумножить состояние: Еще ярче — рассказ Фамусова о некоем Максиме Петровиче, умевшем в нужный момент прогнуться перед вышестоящими, и явное восхищение этим умением. В ответ на призыв Фамусова следовать примеру отцов Чацкий отвечает язвительным и беспощадным описанием жизни старшего поколения:
...Как тот и славился, чья чаще гнулась шея,
Как не в войне, а в мире, брали лбом,
Стучали об пол, не жалея!
И дальше:
Прямой был век покорности и страха,



Все под личиною усердия к царю. С этого момента уже начинается прямое и неприкрытое столкновение двух героев. Фамусов твердо убежден в том, что устои, по которым живет их общество, незыблемы. Он ведь родился, рос и жил в этом чопорном обществе, не представляя себе иной жизни. Да и как он может ее себе представить, если все книги для него «блажь», и он почитает за лучшее сжечь их. Ему неинтересно знать что-то, что стоит вне его узкого кругозора. В этом и есть его коренное отличие от Чацкого: тот, напротив, стремится к знаниям, черпает их отовсюду и ненавидит невежество. Конфликт двух героев с каждым действием разгорается все больше. Фамусов, как человек ограниченный, в их спорах все вертится вокруг одной темы: положение в обществе, благопристойность, соответствие рамкам морали. Все твердит одно и то же: «по отцу и сыну честь», «на всех московских есть особый отпечаток». На что Чацкий, раздражаясь все больше (он несдержан, в этом его слабость), говорит про Москву: «Дома новы, но предрассудки стары». Это, впрочем, можно сказать не только об отдельно взятом городе, но и обо всей стране, не боясь ошибиться. Фамусов начинает обвинять Чацкого в каких-то несуществующих проступках, на что тот отвечает своей знаменитой фразой: «А судьи кто?» Действительно, кто судит Чацкого? Кто объявляет сумасшедшим? Да то самое общество, которое не видит ничего вокруг себя, которое живет сплетнями и пересудами, кругозор которого до смешного узок. Да какое право они имеют судить человека, который на голову выше их, который пусть не идеален, но достоин всяческого уважения? Мировоззрение Чацкого —- результат путешествий, учения, чтения книг, общения. Он свободен от рамок, которые сковывают «светского» человека. Может быть, окружающие чувствуют то, что Чацкий стоит выше их и не желает жить по этим глупым канонам: «во вторник зван я на форели..., в четверг я зван на погребенье». Он не разделяет взглядов окружающих людей, не лицемерит и не пытается подстроиться под них. В любые времена и в любом обществе белых ворон презирают. Так и Чацкий становится изгоем. Но, даже уезжая из дома Фамусова, прославленный сумасшедшим, он сохраняет достоинство: ...Безумным вы меня прославили всем хором! Вы правы: из огня тот выйдет невредим, Кто с вами день пробыть успеет, Подышит воздухом одним, И в нем рассудок уцелеет. А теперь вспомним, что говорит вслед уехавшему Чацкому Фамусов: Ах! боже мой! что станет говорить Княгиня Марья Алексевна! В этом он весь. Ему важно, что скажет никому не нужная княгиня, и безразлично, что в его доме ославили безумцем незаурядного и порядочного человека. Наверное, поэтому и не сойдутся никогда два этих антипода — Чацкий и Фамусов, ведь один из них — личность, а другой — ничтожный человек, полностью растворившийся в окружающей его трясине.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Горе от ума > Две системы жизненных ценностей монологи Чацкого и Фамусова