Финал поэмы А А Блока «Двенадцать» Символика и философская проблематика поэмы - сочинение

1.	Символичность образов поэмы.
2.	Философский смысл поэмы.
3.	Возможные варианты осмысления финала поэмы.
...Так идут державным шагом - Позади - голодный пес,
Впереди - с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной, Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз - Впереди - Исус Христос.
А. Блок. «Двенадцать»
В своей поэме «Двенадцать» выдающийся Поэт серебряного века А. Блок предпринял попытку осмысления революционных событий в России начала XX века. Как и многие другие гениальные писатели, он вводит в свое произведение вечные образы, полные глубокого символизма.
Образ Христа появляется лишь в самом конце поэмы, однако упоминание о боге то и дело мелькает на страницах «Двенадцати»: «— Ох, пурга какая, спасе! / — Петька! Эй, не завирайся! / От чего тебя упас / Золотой иконостас?» В этих строках проскальзывает скептическое отношение к богу; однако, рассуждая о мировой революции, герои поэмы по привычке обращаются к богу, прося его помощи в этом деле: «Мы на горе всем буржуям / Мировой пожар раздуем, / Мировой пожар в крови — / Господи, благослови!»



Символичен образ голодного пса: «А рядом жмется шерстью жесткой / Поджавший хвост паршивый пес». Он как бы олицетворяет прежний миропорядок, «старый мир». Однако образ пса может иметь и другой смысл. Вспомним, что в «Фаусте» И. Гете Мефистофель превращается в пса, чтобы проникнуть в дом Фауста. Таким образом, пес вполне может обозначать и извечного антагониста Христа — дьявола. Потому не удивительно, что Христос идет впереди, незримый для двенадцати красноармейцев, а пес, образ старого мира и его пороков, неотступно следует за ними по пятам: «...Скалит зубы — волк голодный— / Хвост поджал — не отстает...». Не случайно и название поэмы — «Двенадцать». Это число издревле было одним из сакральных чисел, наряду с числами три и семь. Двенадцать знаков Зодиака, двенадцать символов восточного календаря означают двенадцать типов человеческих характеров. Есть еще и двенадцать месяцев, и двенадцать спутников царя Одиссея, и, наконец, двенадцать апостолов («посланников», как переводится это слово), двенадцать учеников Христа. Разумеется, что в данном случае не может идти речь о прямых параллелях. «Двенадцать» Блока — это, по сути, «антиапостолы», «посланники» разрушения, которые, однако, идут под лозунгами построения нового мира. Но невозможно уничтожить внешние проявления зла, не искоренив его в своей душе. А до этого, как явствует из содержания поэмы, «двенадцати» товарищам красноармейцам еще далеко. Это подтверждает трагическая судьба злополучной Катьки и ее убийцы, ревнивого Петьки. Если пристальнее вглядеться в их образы, то обнаруживается, что и они тоже стары как мир: образ жестокого ревнивца, убивающего свою любовницу, и образ падшей женщины, переходящей от одного любовника к другому: «С юнкерьем гулять ходила — / С солдатьем теперь пошла?» Есть в поэме и еще один образ, столь живучий в человеческом сознании — это образ разбойничьего разгула, вседозволенности и насилия, нашедший гениальное выражение в устном народном творчестве (например, в песнях о Стеньке Разине): «Свобода, свобода, / Эх, эх, без креста!» Мотив разбойничьей удали, что естественным образом приведет когда-нибудь к печальному концу, недвусмысленно звучит в строках поэмы: «Как пошли наши ребята / В красной гвардии служить — / В красной гвардии служить — / Буйну голову сложить!» Философия поэмы — в извечной борьбе двух начал: светлого и темного, Добра и Зла. И происходит она не только во внешнем мире, но прежде всего в сердцах людей. Блок мастерски показывает атмосферу эпохи, когда старые нормы жизни канули в прошлое, а новые еще не пришли им на смену: «Эх, эх! / Позабавиться не грех! / Запирайте етажи, / Нынче будут грабежи! / Отмыкайте погреба — / Гуляет нынче голытьба!» Разделение людей на два враждующих лагеря неизбежно порождает отчуждение, но и в среде единомышленников, как мы знаем из курса истории, то и дело осуществлялся поиск врагов и «вредителей». Безошибочное чутье гениального поэта с трагической простотой говорит нам об этом: «Разыгралась чтой-то вьюга, / Ой, вьюга, ой, вьюга! / Не видать совсем друг друга / За четыре за шага!» Финал поэмы не имеет однозначной трактовки. Существует точка зрения, что Христос как бы возглавляет шествие красноармейцев, новых «апостолов» революции; предполагают, что этим Блок выразил надежду на их духовное обновление. Однако беспристрастный анализ текста поэмы подсказывает иную трактовку. Слова красноармейцев, обращенные к невидимому Христу, опровергают мысль о том, что он вместе с ними: «— Кто там машет красным флагом? / — При- глядись-ка, эка тьма! / — Кто там ходит беглым шагом, / Хоронясь за все дома? / — Все равно, тебя добуду, / Лучше сдайся мне живьем! / — Эй, товарищ, будет худо, / Выходи, стрелять начнем!» То, что впереди идет Христос, скорее всего, означает, что есть Дорога к Свету, и найти ее возможно для человека; но, как говорится в Библии: «...широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Матфей 7:13, 14). Ветер и вьюга в поэме Блока — символ революции, символ разгулявшейся стихии человеческих страстей. А незримый Христос идет «нежной поступью надвьюжной», потому что он пребудет неизменно и вовеки, какие бы катаклизмы не совершались в этом мире, испорченном грехом, но искупленном его кровью. Он был прежде мира, пребывает с ним и в нем и пребудет вечно, даже когда мир станет иным, — всегда впереди.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Двенадцать > Финал поэмы А А Блока «Двенадцать» Символика и философская проблематика поэмы