Сатира бесстрашная но не бесстрастная (по произведениям Г Р Державина) - сочинение

Дворянский сын Державин начал свою службу в Преображенском лейб-гвардии полку рядовым солдатом и только через десять лет получил самый первый офицерский чин прапорщика. «Куртуазная» поэзия помогла ему в мгновение ока взлететь до таких высот, что Державин одно время был личным секретарем императрицы и весьма доверенным лицом.
Все десять лет жестокой солдатчины Державин, закованный гвардейскими уставами караульной службы, писал стихи, не придерживаясь никаких правил классицизма, вроде вот такой профанации:
На кабаке Борея Эол ударил в нюни;
От вяхи той бледнея,
Бог хлада слякоть, слюни Из глотки источил,
Всю землю замочил.
Муза у него - «кабацкая певица», поет не стихеры, а орет: «ши- рень да вирень / Да лист, братцы, трава...». Языческие божества времен года - вечно пьяные, девки, гораздые танцевать и буянить. Такое литературное упражнение в пародийном стиле встретится гораздо позже любому школьнику: в белорусской литературе - «Тарас на Парнасе» - и в украинской - «Энеида навыворот». Но интересно отметить, что в этих стихах Державина совсем нет сатиры, хотя сатирическое направление все же преобладает в творчестве поэта. Особенно достается вельможам: 
... украшение одежд Шутов в вельможи наряжает.
Близость к трону личного секретаря императрицы позволяет Державину не только щекотать их насмешками, а напрямую обличать:
Осел останется ослом,
Хоть осыпь его звездами;
Где надо действовать умом,
Он только хлопает ушами.
Поэт и сам был изрядным вельможей, но никто не смог его обвинить в глупости или невежестве. Но все же характерна для Державина прежде всего тонкая лирическая шутка - легкая ирония. Вот как утешает Венера страдания своего младенца Купидона, укушенного пчелой:



«Суди ж: коль так пчелы Тебя терзает жало, Что ж твой удар стрелы?» Так шутит уже не рядовой гвардии, кутилка-стихоплет, а придворный поэт, призванный услаждать своими стихами изысканный слух царицы и ее фаворитов. Но элегантная манерность в духе классицизма не кажется у Державина приторной: Если б милые девицы Так могли летать, как птицы, И садились на сучках, Я желал бы быть сучочком. Чтобы тысячам девочкам На моих сидеть ветвях. Необычайная мелодичность этого стиха привлекала многих композиторов, стих превратился в песню, в которой народные исполнители шлифовали слова до тех пор, пока песню в двадцатом веке не стали прокатывать по трактирам уже под видом городского романса. Державин довел лирическую шутку до классического совершенства, но все же главной музой его была сатира: Поймали птичку голосисту И ну сжимать ее рукой. Пищит бедняжка вместо свисту; А ей твердят: «Пой, птичка, пой!» В этом элегантном скетче больше личного мужества и бесстрашия, чем поэтического мастерства. Так поэт ответил на настойчивые напоминания императрицы Екатерины Великой посвятить ей еще одну оду, достойную прежней «Фелицы». Видно, прав был Пушкин, которого Державин «заметил и, в гроб сходя, благословил», что «служе- нье муз не терпит суеты»... канцелярской.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Державин > Сатира бесстрашная но не бесстрастная (по произведениям Г Р Державина)