👍Сочинение А С ПУШКИН «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН» СОН ТАТЬЯНЫ АНАЛИЗ ЭПИЗОДА V ГЛАВЫ Евгений Онегин
А С ПУШКИН «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН» СОН ТАТЬЯНЫ АНАЛИЗ ЭПИЗОДА V ГЛАВЫ - сочинение

Татьяна верила преданьям Простонародной старины, И снам...
А.С. Пушкин. «Евгений Онегин»
Два персонажа являются центральными в композиции пушкинского «Евгения Онегина»: заглавный герой романа Онегин и Татьяна Ларина. Если с Евгением Пушкин постоянно спорит, иронизирует по поводу своего героя, то Татьяна — пушкинский идеал русской девушки. Она — провинциалка, но лишь сильно выигрывает от этого в сравнении со столичными красавицами, холодными и бездушными. «Татьяна русская душою» — отражение русской природы в произведении; картины сельской природы — задумчивой, мечтательной, совершенно искренней — сопровождают Татьяну на всем протяжении романа.
Другим спутником Татьяны является фольклор. Именно благодаря этой героине Пушкина на страницах романа мы услышим неспешные речи ее няни и озорную «Песню девушек», которую поют крестьянки, собирая ягоду. Благодаря «милой Тане» входит на страницы «Евгения Онегина» поэзия русской зимы и святочных гуляний, точно и любовно воспроизводятся поэтом гадания в крещенскую неделю.
«Сон Татьяны» играет значительную роль и в характеристике центральных персонажей — Онегина и Татьяны, и в развитии действия. Эпизод занимает почти четверть пятой главы в романе Пушкина — с XI по XXI строфы. Место это точно определено поэтом: первые десять строф — это прекрасное описание долгожданного прихода зимы.
Зима в русской деревне — это не только «поутру побелевший двор, / Куртины, кровли и забор, / На стеклах легкие узоры, / Деревья в зимнем серебре ... / И мягко устланные горы / Зимы блистательным ковром». Снежная зима — это огромная радость, поскольку снегопады, укрывшие поля снежным одеялом, вернутся осенью богатым урожаем. Поздняя зима в «Евгении Онегине» приходит на святочной неделе, перед крещением. А значит, с ней наступает и время гадания о судьбе, особенно о девичьей и женской: «Настали святки. То-то радость! / Гадает ветреная младость  / Гадает старость сквозь очки / У гробовой своей доски...».
О важном месте эпизода в образной системе главы говорит и эпиграф из «Светланы» В. Жуковского: «О, не знай сих страшных снов / Ты, моя Светлана!». Эпиграф бросает отсвет трагедии на дальнейшие радостные картины прихода зимы и картины гадания Татьяны.
Татьяна любопытным взором На воск потопленный глядит Татьяна на широкий двор В открытом платьице выходит;
На месяц зеркальце наводит 
Чу!., снег хрустит... прохожий; дева К нему на цыпочках летит,
И голосок ее звучит Нежней свирельного напева:
Как ваше имя?...
Но Пушкин словно проводит параллель между Светланой и своей Татьяной, недаром имена героинь рифмуются между собой:
... Но сулит утраты
Сей песни горестный напев; 
Но в темном зеркале одна Дрожит печальная луна...
Поэт, страшась за героиню, не допускает самого страшного и распространенного гадания о суженом — в бане, и оставляет Татьяну спящей. Ничто не предвещает беды.
...Над нею вьется Лель,
А под подушкою пуховой Девичье зеркало лежит.
Утихло все. Татьяна спит.
И снится чудный сон Татьяне.
Сон начинается сразу — с нового предложения, с нового стиха, с новой строфы. И скоро становится  
очевидным, что эпитет «чудный» во времена Пушкина означал не только «прелестный, очаровательный», как в стихотворении «Я помню чудное мгновенье...». Почудилось — примерещилось — показалось? О чем скажет это синонимический ряд? Показалось — значит, кто-то показал, навел на эти образы в ответ на сокровенный Татьянин вопрос: «Что — Онегин?..»
В подтверждение этой мысли говорит и довольно странная роль, которую Пушкин отводит своей любимой героине в этом эпизоде: во сне Татьяна лишь наблюдатель, который хочет, но не в силах ничего изменить. «Недоумения полна, / Остановилася она», «не может убежать никак», «и сил уже бежать ей нет», «Татьяна силится бежать, / Никак нельзя» — практически в каждой строфе эпизода встречается указание Пушкина на то, что Татьяне неподвластны события, которые свершатся.
Во сне Татьяны тоже зима. Татьяна на перепутье — она не знает, куда идти:
... Шумит, клубит волной своею Кипучий, темный и седой Поток, не скованный зимой;
Две жердочки, склеены льдиной,
Дрожащий, гибельный мосток 
Как на досадную разлуку,
Татьяна ропщет на ручей...



И вновь она одна: «Не видит никого, кто руку / С той стороны подал бы ей». Вода во все времена символизировала женское начало. «Темный поток, не скованный зимой» — любовь Татьяны к Онегину, которую не может сдержать робость. Решение принять необходимо — и на помощь приходит медведь, «косматый лакей», который словно направляет движение Татьяны — в лес, без дороги, сквозь занесенные снегом кусты и сугробы. Описание бегства Татьяны от медведя занимает полторы строфы. Пушкин избегает здесь точек — только точки с запятой, запятые, которые передают читателю ощущения Татьяны: Она бежит, он все вослед, И сил уже бежать ей нет. Медведь во сне оказывается родственником «того, кто мил и страшен ей, / героя нашего романа» — кумом. В шалаше, ярко освященном среди лесной «печальной мглы», куда с помощью медведя попадает Татьяна, нечисть справляет свой праздник: За дверью крик и звон стакана, Как на больших похоронах ... за столом Сидят чудовища кругом: Один в рогах с собачьей мордой, Другой с петушьей головой, Здесь ведьма с козьей бородой, Тот остов чопорный и гордый, Там карла с хвостиком, а вот Полужуравль и полукот. Еще страшней, еще чуднее... Сам автор глазами Татьяны обращает внимание читателя на две вещи — это словно похороны, и Онегин на них «правит бал»: «Он там хозяин, это ясно». Онегин властен не только над «шайкой домовых», но и над самой Татьяной: «Мое! — сказал Евгений грозно». Развитию сцены, в которой, по комментарию А. Пушкина, «один из наших критиков, кажется, находит ... неблагопристойность», мешают незваные гости: «... вдруг Ольга входит, / За нею Ленский». Появление людей на бесовском шабаше, да еще родных и близких героине, показывает — близится развязка; Татьяна получает ответ на вопрос: «чьи похороны?» Онегин руку замахнул, И дико он очами бродит, И незваных гостей бранит Спор громче, громче; вдруг Евгений Хватает длинный нож, и вмиг Повержен Ленский... В чем причина размолвки меж приятелями, Татьяне не понятно. Но она и не размышляет: сон прерывается появлением Ольги, свежей, румяной — реального аналога древней богини утренней зари Авроры. Заря прогоняет ужас, пронизывающий Татьяну. Ну, — говорит, — скажи ж ты мне, Кого ты видела во сне? Сон смущает чувства Татьяны, нагнетает тягостное предчувствие беды. Он подготавливает читателя к трагическим событиям шестой главы — дуэли и смерти Ленского. Ее тревожит сновиденье Но сон зловещий ей сулит Печальных много приключений. Однако истинный смысл эпизода становится ясен позднее: в записных книжках Пушкина, в плане «Евгения Онегина», пятая часть называется не «Сон», а «Именины». Ведь именно события, произошедшие на Татьянин день: именины и сплетни провинциального помещичьего общества, столь похожего на бесовскую ораву в Татьянином сне; ухаживания Онегина за Ольгой Лариной и ревность Ленского, — приводят к гибели юного поэта Владимира Ленского, а в итоге — к духовному взрослению и Евгения, и Татьяны. Мы еще один раз встретимся с гаданиями в романе. В самом конце, в предпоследней строфе Пушкин вспомнит о «магическом кристалле» гадалок, сквозь который он сам некогда различил «даль свободного романа». Место эпизода «Сон Татьяны» в романе — это фокус пятой главы, «магический кристалл», который концентрирует в себе все дальнейшее развитие событий.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Евгений Онегин > А С ПУШКИН «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН» СОН ТАТЬЯНЫ АНАЛИЗ ЭПИЗОДА V ГЛАВЫ