Национальный колорит и образы природы в романе «Евгения Онегина» - сочинение

Чем определяется национальный колорит? Пушкин писал: «Климат, способ правления, вера дают каждому народу особое лицо, которое более или менее отражается в зеркале поэзии. Есть направление мыслей и ощущений, есть множество обычаев, поверий и привычек, которые принадлежат исключительно какому-нибудь народу». Русское «направление мыслей и ощущений» получил в «Евгении Онегине» и бытовое, и поэтическое воплощение.

Семейство Лариных и дядя Онегина своей жизнью и поведением представляют нравственно-бытовой аспект национального «направления мыслей и ощущений», «множество обычаев» и «привычек». О Лариных сказано:

    Они хранили в жизни мирной
    Привычки милой старины;
    У них на Масленице жирной
    Водились русские блины;
    Два раза в год они говели;
    Любили круглые качели,
    Подблюдны песни, хоровод;
    В день Троицын, когда народ,
    Зевая, слушает молебен,
    Умильно на пучок зари
    Они роняли слезки три;
    Им квас как воздух был потребен
    И за столом у них гостям
    Носили блюда по чинам.
    (Строфа XXXV второй главы).

Такую же патриархальную жизнь, с соблюдением народных традиций и любовью к простонародным развлечениям, вел и дядя Онегина, о чем мы узнаем из авторского рассказа в строфе III второго раздела а также из рассказа Ониси в строфе XVIII седьмой главы. Этот рассказ четко проявляет расхождение жизненных привычек Онегина и дяди, т.е. «современного человека» и представителя «милой старины». Провожая Татьяну в пустом доме, Онися объясняет, когда они пришли в кабинет:

    Вот это барский кабинет;
    Здесь почивал он, кофей кушал,
    Приказчика приклады слушал
    И книжку поутру читал...
    И старый барин здесь живал;
    Со мной, бывало, в воскресенье,
    Здесь под окном, надев очки,
    Играть изволил в дурачки.

«Простая русская семья» - сказано о Лариных. Простой, но стойкий быт, общие с народом крепкие моральные принципы - и известная духовная отсталость, интеллектуальная неразвитость отличают этот патриархальный национальный мир. Интеллектуальное движение, которое рождает «современных людей», необходимо, но при этом разрушаются или слабеют моральные принципы, теряется тесная связь с народно-национальным началом (Онегин). Идеальное решение проблемы представлено в «русской душой» Татьяне.

С одной стороны, от второй до седьмой главы происходит интеллектуальный рост Татьяны. Его признаками являются отчуждение героини от московского мира вследствие его вульгарности, пустоты, отсутствия мысли и диалог наравне с ближайшим другом Пушкина: «У скучной тетки Таню встретя, / К ней как-то Вяземский подсел / И душу ей занять успел».  С другой стороны, Татьяна читает французские романы, но снятся ей русские фольклорные сны. Именно в связи с Татьяной «множество обычаев, поверий и привычек» открываются своей поэтической стороной.

Эпоха романтизма, подняв вопрос специфики народного сознания, реабилитировала народную «суеверность», увидев в ней поэзию и выражение народной души. Поэтическая вера Татьяны в приметы отличается от суеверия, например, Германа из «Пиковой дамы» и сближает героиню с ее творцом: Пушкин также очень верил в народные приметы.

«Странный сон» Татьяны является центральным для характеристики «русской души», но одновременно выполняет в романе и композиционную роль, связывая содержание предыдущих глав с драматическими событиями шестой главы. Сон психологически мотивирован, с одной стороны, напряженными переживаниями Татьяны после «странного» для нее поведения Онегина во время разговора в саду, а с другой - специфической атмосферой Святок, когда девушки, соответственно фольклорным представлениям, желая узнать о своей судьбе, вступают в рискованную игру с нечистой силой. Сон Татьяны - это органический сплав сказочных и песенных образов с представлениями, которые проникли из святочного и свадебного обрядов. Подобно тому, как в третьем разделе внутренний мир героини определялся тем, что она «воображала» себя «героиней своих любимых произведений», теперь ключом к ее сознанию становится народная поэзия.

Вспомним, однако, еще раз характеристику национальной души героини в строфе IV пятой главы:

    Татьяна (русская душою,
    Самая не зная почему)
    С ее холодной красотою
    Любила русскую зиму,
    На солнце иней в день морозный,
    И сани, и зарею поздней
    Сиянье розовых снегов
    И мглу крещенских вечеров.
    По старине торжествовали
    В их доме эти вечера:
    Служанки со всего двора
    О барышнях своих думали ...
    (Строфа IV).

Итак, с другой стороны «русская душой» у Пушкина любит родную природу, так что картины природы в «Евгении Онегине» становятся важным компонентом национального колорита романа.

М. Н. Эпштейн, исследуя особенности национального пейзажа в русской поэзии, отмечает: «Зима - глубочайшее оголение души русской природы, то «посмертное» ее состояние, которое более всего всесторонне и проникновенно отразилось в нашей поэзии. В любви к зиме проявляется особый состав национального характера: мечтательность, задумчивость, отчужденность, словно пребывание за границей природы, ее «потустороннего» покоя. Наверное, ни в одной другой поэзии мира образ зимы не выявлен так многогранно, так многозначительно, воплощая художественные представления о самом небытии или надбытии в его отношении к земному бытию».

Какой вид имеет зима у Пушкина? Пышный снег блещет на солнце, празднично встречает солнце. Красота застывшей природы не сковывает человека, а будит в нем заряд энергии. Пушкинская зима всегда показана в образах движения:

    Зима!.. Крестьянин, торжествуя,
    На дровнях обновляет уть;
    Его лошадка, снег почуя,
    Плетется рысью как-нибудь;
    Бразды пушистые взрывая,
    Летит кибитка удалая;
    ...Вот бегает дворовый мальчик,
    В салазки Жучку посадил,
    Себя в коня преобразил.
    (Строфа II пятой главы).

В строфах четвертого раздела перед читателем появляется не только зима, но и переход от «лета, которое прошло, к осени, а от нее - к морозам, которые «трещат и серебрятся среди полей». Пушкин рисует печальное появление весны (строфы І-ІІІ седьмой главы), и летний вечер. На последнем хотелось бы остановиться, чтобы охарактеризовать мастерство Пушкина-пейзажиста:

    Был вечер. Небо меркло.
    Воды струились тихо. Жук жужжал.
    Уж расходились хороводы;
    Уж за рекой, дыша, пылал
    Огонь рыбачий.
    В поле чистом, Луны при свете серебристом,
    В свои мечты погружена,
    Татьяна долго шла одна.
    (Строфа XV седьмой главы).

Вечер - любимое время романтиков, психологические пейзажи которых превращают картины природы в своеобразные пейзажи души. В противоположность им, Пушкин-реалист создает эмоционально очень выразительный и какой-то просторный, наполненный стихающими звуками пейзаж без единой метафоры, эпитета, почти исключительно номинациями.

В «Евгении Онегине» Пушкин ввел в литературу скромный среднероссийский пейзаж и показал его обворожительность в разные времена года.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Евгений Онегин > Национальный колорит и образы природы в романе «Евгения Онегина»