Что я думаю о Татьяне Лариной - сочинение

Итак, она звалась Татьяной...

А. С. Пушкин

В романе «Евгений Онегин» Пушкин вывел в образе Татьяны Лариной свою со­временницу, живущую в России в первой половине XIX века и принадлежащую к свет­скому обществу. Он нарисовал портрет женщины, которую сам мог бы полюбить. Вчи­тываясь в пушкинские строки сегодня, в начале третьего тысячелетия, я думаю о том, что во многом Татьяна остается и нашей современницей.

Пушкин ничего не говорит нам о внешности своей героини, подчеркивая обыкно­венность ее облика, скромность и замкнутость характера:
Она ласкаться не умела
К отцу, ни к матери своей;
Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.

И теперь почти в каждом классе найдется такая диковатая задумчивая девочка, которая во время скучных уроков украдкой читает книжку, придерживая ее под партой коленкой. Обычно такие девочки, несовременные и серьезные, немного выпадают из жизни класса: не ходят на дискотеки, не играют в компьютерные игры, не любят мод­ную музыку. Но они имеют обо всем свое сложившееся мнение, дорожат им и спокой­но относятся к собственному одиночеству. У них, как правило, не очень много дру­зей. Но все знают, что эта девочка — человек надежный, на нее всегда и во всем можно положиться.

Татьяна всегда была взрослее своего возраста: ее не интересовали куклы и дет­ские игры. Задумчивой и мечтательной девочке нравились таинственные истории, а потом — любовные романы, где главные герои непременно страдают и преодолевают различные препятствия. Она тонко чувствовала спокойную прелесть русской приро­ды, сама — часть ее, такая же гармоничная и неяркая. И суеверность Татьяны, кото­рой с улыбкой сочувствовал Пушкин (сам веривший в приметы) — оборотная сторона ее связи с природой, с духами земли, воды, леса. Еще и в этом, как и в привязанности к старенькой няне, был тот несомненно русский, народный характер, который так нравился поэту.

Меня привлекает прямой и открытый нрав Татьяны, начисто лишенный женско­го лукавого кокетства. Недаром утомленный любовными играми Пушкин восхищает­ся ее решимостью:
Кто ей внушил и эту нежность,
И слов любезную небрежность?
Кто ей внушил умильный вздор,
Безумный сердца разговор,
И увлекательный и твердый?

Что означало для барышни, воспитанной в строгих правилах приличия, первой признаться юноше в любви! Это — вопиющее неприличие. Замечу, что и в наше вре­мя молодой человек решил бы, что ему просто «вешаются на шею». Но в Татьяне было то спокойное достоинство уверенной в себе женщины, которое дается от рождения и способно остановить любого хама. Да и предмет она выбрала достойный — Онегин не воспользовался ее юной доверчивостью. Хотя этой обиды Татьяна ему так никогда и не простила. Но что поделаешь, такие люди — однолюбы, им не дано выбирать. Лег­ко ли знать, что любимый человек — убийца, и все-таки продолжать его любить? Ведь Владимир Ленский был и ее другом детства, Татьяна оплакивала его дольше, чем милая, но недалекая и легкомысленная Ольга.



Татьяна покорно вышла замуж за нелюбимого человека. Другого любимого у нее не могло быть. Поэтому остальные подходили — все равно было. И она стала хорошей женой. Более того, не утратила внутренней силы, достоинства, чистоты и цельности. А эти качества, как ни странно, ценились даже в светском обществе: Она была нетороплива, Не холодна, не говорлива, Без взора наглого для всех, Без притязаний на успех, Без этих маленьких ужимок, Без подражательных затей... Все тихо, просто было в ней... Все вокруг понимали что она такое: К ней дамы подвигались ближе; Старушки улыбались ей; Мужчины кланялися ниже, Ловили взор ее очей; Девицы проходили тише Пред ней по зале... И Онегин был покорен новой, и в то же время — прежней, Татьяной. Он наконец нашел то, что искал. Но — поздно. Его искреннее взволнованное письмо ничего не могло изменить в судьбе любимой женщины. Тем более, что он и не предлагал ей бро­сить мужа и уехать с ним. А пошлая интрижка была немыслимой для Татьяны, кото­рая уважала и себя, и Онегина, и своего нелюбимого мужа. Татьяна отвечает Онегину так же прямо и просто, как несколько лет назад: Я знаю: в вашем сердце есть И гордость, и прямая честь. Я вас люблю (к чему лукавить?), Но я другому отдана; Я буду век ему верна. Татьяна — волевой, сильный, надежный и несчастный человек. Пушкину уда­лось создать не абстрактный идеал женщины, но зримый, земной, прекрасный образ, богатый и разнообразный, который продолжает привлекать все новые и новые поко­ления читателей.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Евгений Онегин > Что я думаю о Татьяне Лариной