Две были и еще одна ч2 - сочинение

Раз Каспар сидел за столом в гостинице. Входит Старый знакомец его, арендарь Веньямин; он садится Подле Каспара; он крепко, крепко задумчив; и вправду Было о чем призадуматься: денно и ночно работал, Честно жил Веньямин, а все понапрасну; тяжелый Крест достался ему: семью имел он большую; Всех одень, напой, накорми…

а чем? И вдобавок Новое горе постигло его: жена от тяжелой Скорби слегла в постель, и деньги пошли за лекарство; Бог помог ей; но с той поры все хуже да хуже; И часто нечего есть; жена молчит, но тает как свечка; Дети криком кричат; наконец остальное помещик В доме силою взял, в уплату за долг, и из дома Выгнать грозился. Эта беда с Векьямином случилась Утром, а вечером он Каспара в гостинице встретил.

Рядом с ним он сидел у стола; опершись на колено Локтем, рукою закрывши глаза, молчал он, как мертвый. "Что с тобой, Веньямин? - спросил Каспар.- Ты как будто В воду опущен. Послушай, сосед, не распить ли нам вместе Кружку вина?

Веселее на сердце будет; отведай". Кружку взял Веньямин и выпил. "Тяжко приходит Жить,- сказал он.

- Жена умирает, и хилые кости Не на чем ей успокоить: злодеи последнюю взяли Нынче постелю. А дети - господи боже мой! лучше б Им и мне в могилу. Помещик наш нынешней ночью В замок свой пышный поедет и там на мягких подушках Вкусно поужинав, сладко заснет… а я, воротяся В дом мой. где голые стены, что найду там?

Бездушный! Я ли Христом да богом его не молил? У него ли Мало добра?… Пускай же всевышний господь на судилище страшном Так же с ним немилостив будет, как он был со мною!" Слушал Каспар и в душе веселился, как злой искуситель; В кружку соседу вина подливал он, и скоро зажег в нем Кровь, и потом из гостиницы вышел с ним вместе Уж было Поздно.

"Сосед,- Веньямину он тихо шепнул,- господин твой Нынешней ночью один в свои замок поедет; дорога Близко, она пуста: а мщенье, знаешь ты, сладко". Речью такой был сражен Веньямин: но тяжкая бедность, Горе семьи, досада, хмель, темнота, обольщенье Слов коварных… довольно, чгоб слабое сердце опутать Так ли, не так ли, но вот пошел Веньямин за Каспаром; Против знакомого острова сели они под утесом, Близко дороги, и ждут; ни один ни слова; не смеют Вспух дышать и слушают молча. Их окружала Тихая, темная ночь; звезд не сверкало на небе, Лист едва шевелился, без ропота волны лилися, Все покоилось сладко, и пел соловей. Душа Веньямина Вдруг согрелась: в ней совесть проснулась, И он со дрогнулся. "Нечего ждать,- он сказал,- уж поздно; уйдем, не придет он".

"Будь терпелив,- злодей возразил,- пождем, и дождемся. Доле зато дожидаться его возвращенья придется В замке жене; да будет напрасно ее нетерпенье". Сердце от этих слов повернулось в груди Веньямина.

Вспомнил свою он жену и сказал: "Теперь прояснилась Совесть моя; не поздно еще, не хочу оставаться!" "Что ты? - воскликнул Каспар. - Послушался совести; бредит. Дочь темна, река глубока, здесь место глухое; Кто нас увидит?" Мороз подрал Веньямина по коже.

"Кто нас увидит? А разве нет свидетеля в небе?" "Сказки!

здесь мы одни. В ночной темноте не приметит Нас ни земной, ни небесный свидетель". Тут неоглядкой Прочь от него побежал Веньямнн. И в это мгновенье Темное небо ярким, страшным лучом раздвоилось; Все кругом могильная мгла покрывала; на том лишь Месте, где спрятаться думал Каспар, было как в ясный Полдень светло. И вот пред глазами его повторилось Все, что он некогда тут совершил во мраке глубокой Ночи один: он услышал шум от упавшего в воду Трупа; он черный труп на волнах освещенных увидел; Волны раздвинулись, труп нырнул в них. и все потемнело… Дети, долго с тех пор под этим утесом, как дикий Зверь, гнездился Каспар сумасшедший.

Не ведал он кровли; Был безобразен: лицо как кора, глаза как два угля, Волосы клочьями, ногти на пальцах как черные когти, Вместо одежды гнилое тряпье; худой, изможденный, Чахлый, все ребра наружу, он в страхе все жался к утесу, Все как будто хотел а нем спрятаться и все озирался Смутно кругом; но порою вдруг выбегал и, на небо Дико уставив глаза, шептал: " Он видит, он видит ". Дедушка, быль досказав, посмотрел, усмехаясь, на внучек. "Что же вы так присмирели? - спросил он. - Видно, рассказ мой Был не на шутку печален? Постойте ж, я кое-что вспомнил, Что рассмешит вас и вместе научит.

Слушайте. Часто Мы на свою негодуем судьбу; а если рассудишь, Как все на свете неверно, то сердцем смиришься и станешь Бога за участь свою прославлять.

Иному труднее Опыт такой достается, иному легче. И вот как Раз до премудрости этой, не умствуя много, а просто Случаем странным, одною забавной ошибкой добрался Бедный немецкий ремесленник. Был по какому-то делу Он в Амстердаме, голландском городе; город богатый Пышный, зданья огромные, тьма кораблей; заглгляделся Бедный мой немец, глаза разбежались; вдруг он увидел Дом, какого не спилось ему и во сне: до десятки Труб, три жилья, зеркальные окна, ворота С добрый сарай - удивленье! С смиренным поклоном Спросил он первого встречного: "Чей это дом, в котором так много В окнах тюльпанов, нарциссов и роз? " Но, видно, прохожий Или был занят, или столько же знал по-немецки, Сколько тот по-голландски, то есть не знал ни полслова; Как бы то ни было, Каннитферштан!

отвечал он. А это Каннитферштан! есть голландское слово, иль, лучше, четыре Слова, и значит оно: не могу вас понять. Простодушный Немец, напротив, вздумал, что так назывался владелец Дома, о коем он спрашивал. "Видно, богат не на шутку Этот Каннитферштан!

",- сказал про себя он, любуясь Домом. Потом отправился дале.

Приходит на пристань - Новое диво: там кораблей числа нет; их мачты Словно как лес. Закружилась его голова, и сначала Он не видал ничего, так много он разом увидел. По наконец на огромный корабль обратил он вниманье. Этот корабль недавно гтришел из Ост-Индии; много Вкруг суетилось людей: его выгружали. Как горы, Были навалены тюки товаров: множество бочек С сахаром, кофе, перцем, пшеном сарацинским. Разинув Рот, с удивленьем глядел на товары наш немец; и сведать Крепко ему захотелось, чьи были они. У матроса, Несшего тюк огромный, спросил он: "Как назывался Тот господин, которому море столько сокровищ Разом прислало?

" Нахмурясь, матрос проворчал мимоходом: Каннитферштан! "Опять! смотри пожалуй! Какой же Этот Каннитферштан! молодец!

Мудрено ли построить Дом с богатством таким и расставить в горшках золоченных Столько тюльпанов, нарциссов и роз по окошкам?" Пошел он медленным шагом назад и задумался; горе Взяло его, когда он размыслил, сколько богатых В свете и как он беден. Но только что начал с собою Он рассуждать, какое было бы счастье, когда б он Сам был Каннитферштан, как вдруг перед ним - погребенье. Видит: четыре лошади в черных длинных попонах Гроб на дрогах везут и тихо ступают, как будто Зная, что мертвого с гробом в могилу навеки отвозят; Вслед за гробом родные, друзья и знакомые молча В трауре идут; вдали одиноко звонит погребальный Колокол. Грустно стало ему, как всякой смиренной Доброй душе, при виде мертвого тела; и, снявши Набожно шляпу, молитву творя, проводил он глазами Ход погребальный; потом подошел к одному из последних Шедших за гробом, который в эту минуту был занят Важным делом: рассчитывал, сколько прибыли чистой Будет ему от продажи корицы и перцу; тихонько Дернув его за кафтан, он спросил: "Конечно, покойник Был вам добрый приятель, что так вы задумались? Кто он?

" Каннитферштан! был короткий ответ.

Покатилися слезы Градом из глаз у честного немца; сделалось тяжко Сердцу его, а потом и легко; и, вздохнувши, сказал он: "Бедный, бедный Каннитферштан! от такого богатства Что осталось тебе? Не то же ль, что рано иль поздно Мне от моей останется бедности?

Саван и тесный Гроб". И в мыслях таких побрел он за телом, как будто Сам был роднею покойнику; в церковь вошел за другими; Там голландскую проповедь, в коей не понял ни слова, Выслушал с чувством глубоким; потом, когда опустили Каннитферштана! в землю, заплакал; потом с облегченным Сердцем пошел своею дорогой.

И с тех пор, как скоро Грусть посещала его и ему становилось досадно Видеть счастье богатых людей, он всегда утешался, Вспомнив о Каннитферштане! , его несметном богатстве, Пышном доме, большом корабле и тесной могиле".







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Жуковский > Две были и еще одна ч2