АВТОР И РАССКАЗЧИК В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М ЗОЩЕНКО - сочинение

Один из лучших сатириков XX в. — Михаил Зощенко — всегда стремился переделать нравы, исправить людские недостатки. Его творческий путь, как и у большинства писателей его поколения, начался в редакции журнала. Он писал фельетоны, заметки, юмористические рассказы в журнале «Бегемот» под псевдонимом Гаврилыч. Эта журнальная текучка стала для Зощенко школой мастерства, в которой он оттачивал свой стиль.
Свои замечательные литературные произведения Зощенко всегда писал, основываясь на реальных событиях. Именно поэтому они производят впечатление достоверных историй, случившихся в такое- то время в таком-то месте. Впечатлению достоверности ирреальности вымысла способствуют и авторская позиция, и слияние автора и рассказчика в повествовании.
Рассказчик у Зощенко — один из тех, о ком пишется произведение, обыватель и простой человек. Автор же всегда выше, он знает немного больше, 
но в рассказах Зощенко он прячется за маской, он часто не проявляет себя открыто, предоставляя читателю самому делать выводы. Авторская позиция выражена в стиле и манере повествования, в том, как подробно и тщательно описаны самые чудовищные житейские ситуации, которые для героев являются совершенно нормальными. Такова ситуация в рассказе «Нервные люди», когда в результате драки за ежик для чистки примусов убили ветерана Первой мировой войны. Эта дикая ситуация описана как обычный эпизод повседневной жизни героев, как норма. Рассказчик совершенно не видит неестественности происходящего, он занят своими бытовыми проблемами, но автор видит.
Авторская позиция в этом и подобных ему рассказах выражается в особом приеме — абсурдности изображаемого. В абсурде нет патологий, здесь отклонение — норма. Смешным становится то, над чем нельзя смеяться. Вот это «над чем нельзя смеяться» знает автор, и он показывает, что, когда над этим смеются, тогда становится страшно.
Для понимания соотношения образа автора и образа рассказчика в произведениях Зощенко важна авторская речь и речь персонажей. Многие рассказы писателя написаны от первого лица, в виде монолога героя-рассказчика. Зощенко прячется за этим монологом, он дает высказаться своему герою, ни разу не прерывая его. В этом проявляется блестящее владение сатирика русским языком, он мог передать любую речь любого персонажа, т.е. у него каждый персонаж говорил своим языком, а не языком автора. Все герои Зощенко обладают уникальными речевыми характеристиками, в которых выражаются их характер, чувства и миропонимание. 
Именно в такой стилевой дифференциации можно уловить отношение автора к своим героям, к происходящим событиям, к жизни, наконец. Тогда, когда автору необходимо осудить своего героя или высказать несогласие с ним, в монолог героя включается авторская речь.



Рассказчик в произведениях Зощенко может выполнять разные функции. Первая функция рассказчика — быть посредником между автором и читателем. Рассказчик закрывает собой автора, он абсолютно нейтрален к тому, что происходит. Такая роль рассказчика в произведении идет от пушкинских «Повестей Белкина». Рассказчик просто пересказывает события, свидетелем которых он стал или о которых ему рассказал непосредственный участник. У Зощенко ярким примером подобной роли рассказчика является рассказ «Аристократка». Вторая функция рассказчика — рассказывать о своем непосредственном участии в чем-либо. Рассказчик является героем произведения, он говорит о том, что когда-либо пережил (например, рассказ «Лимонад»). Существует ряд произведений, в которых нет образа рассказчика. Повествование ведет автор, и его речь приобретает очень большое значение. Например, в цикле «Сентиментальные повести» автор не просто дает какую-то информацию, но и описывает мысли и чувства героя, показывает его эмоциональное состояние. Автор раскрывает внутренний мир героев, что не под силу рассказчику, поскольку он находится в ситуации, он пересказывает фабулу произведения, расцвечивая ее какими-либо подробностями. Рассказчик иногда «проговаривается», и за этим стоит автор. В повести «Аполлон и Тамара» Зощенко вводит новый прием, который потом станет очень важен для него, — непосредственный диалог автора с читателем. Никогда до этого автор прямо не обращался к читателю, но теперь это происходит: «Но тут автор должен объясниться с читателями. Автор уверяет дорогих читателей, что ни в коей мере не будет извращать событий». Этот прием нужен, во-первых, для повышения доверия читателя к автору, во-вторых, он обозначает авторскую иронию по отношению к героям и — иногда — к самому себе. В-третьих, этот прием делает маску автора еще прочнее. Реальный автор — Михаил Зощенко — отдаляется от читателя, подменяется образом автора Михаила Зощенко, на которого перекладываются все полномочия, и он же потом является мишенью для критических стрел. Вообще, этот прием раздвоения автора, его масочности — ключевой прием литературы второй половины XX в. Зощенко был одним из первых, кто разрабатывал его. В последующих книгах «Голубая книга», «Возвращенная молодость» автобиографичность повествования возрастает, как возрастает отстранение, или в терминах формализма, остранение автора. Развитие приема остранения приводит к тому, что автор постоянно вмешивается в текст, объясняет что-то читателю, навязывает свою точку зрения. Зощенко пишет о самом себе, о своем творчестве, ыо процессе творчества — обо всем том, что его волнует. Все это пишется с иронией, самоуничижением, порой очень язвительно. Показателен монолог автора из повести «Сирень цветет»: «Автор признается, что он не раз пробовал проникать в секрет художественного писания, в тот секрет, которым с такой легкостью владеют наши современные гиганты литературы... Только пущай опытные литераторы-художники не будут слишком строги в оценке этих скромных упражнений. Это нелегкое занятие. Это тяжелый труд». Таким способом Зощенко высказывает свои тревожные мысли о судьбе литературы, о качестве художественных произведений, о призвании, о месте художника в тоталитарном государстве. Тема автора и рассказчика у Зощенко многогранна и очень интересна. Необычность этой темы именно в мастерском исполнении, в раздвоении и остра- нении образа автора. Автор у Зощенко скрывается за маской, которой чаще всего бывает образ рассказчика. Высокий уровень стилизации и речевой дифференциации персонажей приводит к четкому отделению авторской позиции от позиции рассказчика. Это позволяет Зощенко глубоко проникнуть в современную жизнь и во внутреннюю жизнь своих героев, поскольку в произведении сам создатель представлен как бы в двух ипостасях — рассказчика и автора Зощенко. Это позволило современному литературоведу А. Жолковскому назвать рассказы и повести Зощенко психоаналитическими текстами. Закончить хотелось бы цитатой этого исследователя: «Но ведь кто такие персонажи Зощенко... Они не понимают смысла тех мест, где живут, не понимают смысла себя, живущих здесь — отсюда ярчайшая из звезд, освещающая ленинградскую литературу 1920-1930-х, — звезда бессмыслицы. Этим людям нужен толкователь смыслов окружающего хаоса, попросту — психоаналитик. И этот психоаналитик является — Зощенко».






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Зощенко > АВТОР И РАССКАЗЧИК В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М ЗОЩЕНКО