Интеллектуальная поэзия В И Иванова - сочинение

1.	Смысл символизма и замысел поэзии Вячеслава Иванова.
2.	Религиозно-философский смысл поэзии Иванова.
3.	Согласность, односложность лирики Иванова.
4.	Интеллектуальность творчества поэта.
5.	Ницшеанство в поэзии Вячеслава Иванова.
Одним из основных литературных направлений рубежа XIX и XX веков является символизм. Основная идея направления — символ, опознавательный знак, долженствующий заменить собой образ. Символисты призывали к интеллектуальному мировосприятию и своим девизом считали строку Тютчева: «Мысль изреченная есть ложь». Представители этого направления выдвигали на первый план философско-мистические вопросы, они искали смысл своего внутреннего мира, магическую силу поэтического слова и стремились соответствовать двум ипостасям: реальной и мистической. Одним из представителей этого направления был поэт Вячеслав Иванов.
Поэзию Иванова современники и литературные критики называют «ученой», «умственной», то есть поэзией «не для всех». Основные направления поэзии Иванова: рилигиозно-философское, античное, интеллектульное и ницшеанство. Поэтому его стихи, сложные и многозначные, были доступны лишь читательскому кругу, способному понимать религиозно-философский язык.
В поэзии Иванова чувствуется религиозно-философский замысел: античный мир с включением «Я» в жизнь общества. Источник его вдохновений — мифы, предания, поэтические сюжеты Древней Греции и Рима. Так, посвящая стихи своей жене, поэт использовал миф из римской мифологии о прорицательнице Сивилле:
Пришелец, на башне притон я обрел С моею царицей - Сивиллой...
Героям античных мифов поэт посвяти целый цикл — «Песни Диониса». Мифология встречается и в цикле Иванова, посвященного Александру Блоку, в стихотворении «Пусть вновь не друг, о мой любимый!» В этом стихе поэт выразил свое восхищение, преклонение перед творчеством Блока. Недаром здесь упоминается Феб — Аполлон — бог солнца, света и покровитель искусств. Поэт насыщал свои стихи древнеславянскими архаизмами («зрак», «девий», «пря», «мрежа»).
По Иванову, мир не столько разнообразен, сколько раздроблен, а внутренней жажде единения мешает вселенский раскол. Поэт задавался вопросом: «Возможна ли гармония в человеке, объединяющем в себе ангела и зверя? Разве не лицемерна сама личина человека?» Напрасно стенает Мать- Земля, обращаясь к Адаму, захваченному братоубийственной войной, — он не может вспомнить о единой цели:
...И бродит мысль - не о конце ли?
На бледном Каина лице...
Поэт долго блуждал в лабиринтах эллинских религий, увлекался католической мыслью, хотел «всем исполниться зараз». Оторванный от родной религии, Вячеслав Иванов горестно ощущал себя лебедем серым над осенней могилой:
... Незадрожавший трепет ловит Меж косных глыб, так Русь моя Немотной смерти прекословит Глухим зачатьем бытия...
Иванов любил в стихах согласные звуки, затруднявшие и замедлявшие чтение, располагавшие к размышлению над  
смысловой полнотой слова. А односложные слова были «единицей смысла» в поэзии Иванова. Так, в стихотворении, посвященном цикадам, Иванов говорит:
Вы ковачи!



Любят вас музы: Пением в узы Солнечной дремы, Пьяной истомы Куйте лучи... С помощью односложных слов поэт в стихотворениях «Листопад» и «Озимь» точно изобразил осень, замирание и умирание природы, он писал и о судьбе человека и его вещих сиах в цикле «Песни из лабиринта». Иванов любил включать в свои стихи неологизмы, новые, придуманные им самим слова («прозрачнозвонная теорба», «звездноокая листва», «багрянородная тюрьма», «огнежалый перун», «рыскучий волхв»). Он изобрел и своего Жарбога. Иванов привносил в русскую поэзию интеллектуальную ноту. Книга «Кормчие звезды» включает высокоинтеллектуальные стихотворения «Покорность», «Вечность и миг». В покорности поэт видит один из смыслов существования человека на земле: «Покорность единит единой вечной Воле», «Покорность! Нам испить три чаши суждено...» Три неизбежные чаши у человечества на земле, по Иванову: это смерть, любовь и одиночество в смерти и любви. Русский ум, в одноименном стихотворении Иванова, сравнивается с пламенем, неуклонной стрелкой. По мнению Иванова, русский ум «своеначальный, жадный», «неудержим», «ясен», «весел» и «угрюм» одновременно, «он здраво мыслит о земле, / В мистической купаясь мгле». В стихотворениях «Золотое счастье» и «Счастье» поэт ищет смысл этого счастья. Он делает вывод, что единого от вета на этот вопрос нет: смысл счастья у всех различен. У влюбленных дев счастье сравнимо «с розой утренней», у светлых духов «с небесной безмятежною лазурью». По мнению самого поэта, «счастлив, кто жив и живет», «счастье — победа любви». Одним из главных этапов творчества Иванова стало учение Ницше, расширившее представление поэта о границах человеческого «Я» (стихотворения «Зодчий», «Китоврас», цикл «Золотые завесы», книга «Прозрачность»). В книге «Прозрачность» у Иванова пребывающее в заоблачных высях «Я» перекликается с миром: ... Прозрачность!.. ...И вечностью веешь случайной; таящейся таешь улыбкой, порхаешь крылатостью зыбкой, бессмертною, двойственной тайной... ... Прозрачность!.. Соделай видения жизни... ... Прозрачность! Божественной маской Утишь изволения жизни. В книге стихов «Сог ardens» поэт отразил прозрения, таинственные основы жизни, состояние «тихой души», «яд огненного хмеля», душевный эротизм жизни. Сборник стихов «Сог ardens» посвящен периоду жизни Иванова, когда в его доме, известном под названием «башня», собиралась вся литературная богема, творческая интеллигенция Петербурга. В этот сборник вошли стихотворения «Хвала солнцу», «Завет солнца», цикл «Песни Диониса», «На башне», «Медный всадник». Характерен цикл «Песни Диониса», так как в образе Диониса (древнегреческий бог растительности, виноградарства и виноделия), Иванов видел священное безумие, творческое и стихийное движение ду ха, доказательство божественной сущности человека и путь преодоления индивидуализма. Несмотря на сложность восприятия стихов Вячеслава Иванова, его поэзия отвечает на важные вопросы человеческого бытия.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Иванов > Интеллектуальная поэзия В И Иванова