👍Сочинение Боги и герои в эпической поэме Гомера «Илиада» Илиада
Боги и герои в эпической поэме Гомера «Илиада» - сочинение

1.	Боги древних греков в изображении Гомера.
2.	Смертные герои, потомки богов.
3.	Судьба, которая сильнее всех. 
Смертного мужа, издревле у же обреченного року,
Ты освободить совершенно от смерти печальной желаешь ?
Гомер. «Илиада»
Практически у всех народов мира в той или иной форме существуют мифы — рассказы о жизни и деяниях богов и героев, зачастую чтимых наравне с самими богами. Гений Гомера, поэта, жившего в VIII веке до нашей эры, соединил часть разрозненных сказаний древних греков в две эпические поэмы — «Илиаду» и «Одиссею». Сама фигура Гомера уже в античные времена была не менее мифологизирована, чем герои его произведений. Многие города Греции соперничали между собой за право называться его родиной. Вот как пишет о Гомере один из поэтов древности, Антипатр Сидонский, ставя автора «Илиады» и «Одиссеи» наравне с богами и полубогами: «...скажем: великое небо отчизна твоя, и не смертной / Матерью был ты рожден, а Каллиопой самой». Каллиопа — муза эпической поэзии, и стоит ли удивляться, что Гомер так хорошо осведомлен о жизни и нравах богов!
В представлении людей древности окружающие их природные явления воплощались в конкретных образах сверхъестественных существ, обладающих бессмертием и могуществом, превышающим власть обыкновенных смертных правителей. Верховным богом греческого пантеона был Зевс: «Верить должны мы единому, Зевса великого воле, / Зевса, который и смертных, и вечных богов повелитель!»
Но, несмотря на огромные преимущества богов перед смертными, Гомер рисует их характеры и отношения между собой похожими на характеры и взаимоотношения людей. В «Илиаде» даже встречаются слова людей и речи богов, выражающие практически одну и ту же мысль. Ахиллес, раздраженный несправедливостью царя Агамемнона, говорит так: «...жестокий мне гнев наполняет и сердце и душу, / 
Если я вижу, что равного равный хочет ограбить, / Хочет награды лишить, потому лишь, что властью он выше!» Но и среди олимпийских богов происходит нечто подобное. Хотя власть в мире была поделена между тремя братьями — Зевсом, Посейдоном и Аидом, — Зевс тиранически осуществляет свою волю, не особенно считаясь с остальными богами, о чем и говорит Посейдон: «...признаюсь, огорчение сильное душу объемлет, / Если угрозами гордыми он оскорблять начинает / Равного с ним и в правах, и судьбой одаренного равной». Нельзя не отметить, как удивительно перекликаются слова Ахиллеса и Посейдона, человека и бессмертного бога.



Среди богов Олимпа нет единодушия: одни покровительствуют троянцам, другие защищают греков, или данайцев, как их называет Гомер. Боги наравне со смертными участвуют в их битвах; при содействии одного из богов смертный даже может нанести удар другому богу, как, например, это сделал Диомед, с помощью Афины ранивший Афродиту и самого грозного Арея, бога битв. Боги Гомера лишены возвышенного ореола небожителей; смертный вполне может встретиться с богами, как благосклонными, так и враждебными ему. Распри и ссоры богов фактически являются отражением человеческой жизни. Боги не всегда верны своему слову: Арея обвиняют в том, что он помогает троянцам, хотя обещал свою помощь грекам. Зевс посылает людям обманчивые видения, чтобы ввести их в заблуждение, но и сам оказывается обольщен своей женой Герой. Но и Зевс, и другие боги, как ни могущественны, — все же не всесильны. «...И ему я помочь не могу, и пришедши!» — горько восклицает морская богиня Фетида, мать Ахиллеса. Потому что боги — лишь слуги Судьбы; в том и заключено их могущество. В отличие от Людей они знают, кому что уготовано. Они могут предостеречь, могут направить или помешать — но совершенно отменить назначенное Судьбой не в их власти. Гомер удивительно подробно описывает битвы под стенами обречённой Трои. И это неслучайно: ведь именно воинская доблесть и определяет истинного героя любого эпоса. Гомер отдает должное храбрости обеих сражающихся сторон, не стараясь превознести кого-то, а кого-то унизить. Обе стороны по-своему правы, и в этом заключен особый трагизм мифа: каждый делает то, что должен делать, но вершит всем Судьба, Рок. Царевич Парис, сын царя Трои Приама, нанес оскорбление царю Спарты Менелаю, похитив его жену Елену и сокровища; Агамемнон, царь Микен, вступился за брата, а остальные греки связаны договором о военной помощи Агамемнону. Поэтому они по-своему правы, стремясь разрушить Трою. Но и Гектор, защищающий свою родину, не менее прав: «Знаменье лучшее всех — за отечество храбро сражаться!» Герои «Илиады» наделены запоминающимися характерами, и каждого из них воспринимаешь как живого человека. Агамемнон, предводитель греческих войск, часто злоупотребляет своей властью, из-за чего он и поссорился с Ахиллесом; чем-то царь Микен схож с Зевсом, который столь же тиранически обращается с остальными богами. Престарелый Нестор, царь Пилоса, одарен мудростью и старается помочь своими советами, ободрить воинов. Одиссей, царь Итаки, необычайно изобретателен и обладает даром убеждения: «Муж, преисполненный козней различных и мудрых советов». Аякс, сын Теламона, — могучий воин: «Он и главой, и плечами широкими всех перевысил». Гомер рассказывает нам и о многих других героях, как о греках, так и о троянцах. Отдельные главы посвящены деяниям Диомеда и Мене- лая, мы много узнаем и таких троянских героях, как царь Ликии Сарпедон, отцом которого был сам Зевс, и Эней, о дальнейшей судьбе которого рассказывается в поэме римлянина Вергилия «Энеида». Конечно, нельзя умолчать и о Патрокле, друге Ахиллеса, гибель которого заставляет сына Пелея отказаться от своей ссоры с Агамемноном и принять участие в битве. Но самыми прославленными героями «Илиады», разумеется, были и остаются Гектор, сын Приама, и Ахиллес, сын Пелея. Ахиллес — лучший воин греков; его гнев на Агамемнона и явился причиной того, что от греков отвернулась удача. Ахиллес, как и все герои древних сказаний, жесток и неукротим; но именно он произносит потрясающие слова о непреходящей ценности человеческой жизни: «С жизнью, по мне, не сравнится ничто... / Можно стяжать и прекрасных коней, и златые треноги; / Душу ж назад возвратить невозможно; души не стяжаешь, / Вновь не уловишь ее, как однажды из уст улетела». Однако главная причина всего, что происходит, — воля Судьбы, властвующей над богами и смертными: «...часто винили меня, но не я, о ахейцы, виновен; / Зевс Эгиох, и Судьба, и бродящая в мраках Эринис: / Боги мой ум на совете наполнили мрачною смутой...». Вся поэма Гомера проникнута этим ощущением — ощущением предопределенности событий. Однако это не означает, что у героев совсем нет выбора. «...Если останусь я здесь, перед градом троянским сражаться, — / Нет возвращения мне, но слава моя не погибнет. / Если же в дом возвращусь я, в любезную землю родную, / Слава моя погибнет, но будет мой век долголетен» — такой выбор стоит перед Ахиллесом. Но раз совершенный выбор влечет последствия, которых уже невозможно будет избежать. Патрокл, умирая, предсказывает Гектору скорую смерть от руки Ахиллеса; но и Ахиллесу недолго суждено дышать после победы над Гектором. Умение бестрепетно смотреть в глаза Року и идти по своему пути без напрасных сетований — наверное, именно это более всего и восхищает в героях «Илиады»: «Что ты, о конь мой, пророчишь мне смерть? Не твоя то забота! / Слишком я знаю и сам, что судьбой суждено мне погибнуть / Здесь, далеко от отца и от матери. Но не сойду я / С боя, доколе троян не насыщу кровавою бранью».






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Илиада > Боги и герои в эпической поэме Гомера «Илиада»