Сочетание наивной фантастики с правдивым изображением жизни в сказках Салтыкова Щедрина 2 вариант - сочинение

В сатирических произведениях М. Е. Салтыкова-Щедрина присутствует соединение реального и фантастического. Фантастика является средством раскрытия закономерностей реальной действительности.
Сказки — жанр фантастический. Но сказки Салтыкова-Щедрина пронизаны реальным духом времени и отражают его. Под влиянием духа времени преображаются традиционные сказочные персонажи. Заяц оказывается «здравомыслящим» или «самоотверженным», волк — «бедным», орел — меценатом. А рядом с ними появляются нетрадиционные образы, вызванные к жизни авторской фантазией: карась-идеалист, премудрый пескарь и так далее. И все они — звери, птицы, рыбы — очеловечены, они ведут себя как люди, и в то же время остаются животными. Медведи, орлы, щуки вершат суд и расправу, ведут научные диспуты, проповедуют.
Возникает причудливый фантастический мир. Но создавая этот мир, сатирик одновременно исследует типы человеческого поведения, различного рода приспособительные реакции. Сатирик беспощадно высмеивает все несбыточные упования и надежды, убеждает читателя в бессмысленности любого компромисса с властью. Ни самоотверженность зайца, сидящего под кустом по «волчьей резолюции», ни мудрость пескаря, забившегося в нору, ни решимость карася-идеалиста, вступившего в дискуссию со щукой о возможности установления социальной гармонии мирным путем, не спасают от гибели.
Особенно беспощадно высмеял Салтыков- Щедрин либералов. Отказавшись от борьбы и протеста, они неизбежно приходят к подлости. В сказке «Либерал» сатирик назвал ненавистное ему явление собственным именем и заклеймил его на все времена.
Доходчиво и убедительно Салтыков-Щедрин показывает читателю, что самодержавие, как богатырь, рожденный от Бабы- Яги, нежизнеспособно, потому что «прогнило изнутри» («Богатырь»). Тем более, что деятельность царских администраторов неизбежно сводится к «злодеяниям». Злодеяния могут быть разными: «срамными», «блестящими», «натуральными». Но обусловлены они не личными качествами Топтыгиных, а самой природой власти, враждебной народу («Медведь на воеводстве»).



Обобщенный образ народа с наибольшей эмоциональной силой воплощен в сказке «Коняга». Салтыков-Щедрин отказывается от всякой идеализации народной жизни, крестьянского труда и даже деревенской природы. И жизнь, и труд, и природа открываются ему через вековечные страдания мужика и коняги. В сказке выражено не просто сочувствие и сострадание, но понимание трагической безысходности их бесконечного труда под палящими лучами солнца: «Сколько веков он несет это иго — он не знает; сколько веков предстоит нести его впереди — не рассчитывает». Страдания народа вырастают до вселенских масштабов, не подвластных времени. В этой сказке нет ничего фантастического, кроме символического образа вечной работы и вечного страдания. Трезвый мыслитель, Салтыков-Щедрин не хочет и не может выдумывать особую сказочную силу, которая бы облегчила страдания народа. Очевидно, эта сила в самом народе? Но проснется ли она? И чем обернутся ее проявления? Все это в тумане далекого будущего. По словам Н. В. Гоголя, «сказка может быть созданием высоким, когда служит аллегорическою одеждою, облекающею высокую духовную истину, когда обнаруживает ощутительно и видимо даже простолюдину дело, доступное только мудрецу». М. Е. Салтыков- Щедрин дорожил доступностью жанра сказки. Он нес и простолюдину, и мудрецу правду о русской жизни.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > История одного города > Сочетание наивной фантастики с правдивым изображением жизни в сказках Салтыкова Щедрина 2 вариант