Мое отношение к авторскому пониманию счастья (по поэме Н А Некрасова «Кому на Руси жить хорошо») - сочинение

Счастье - понятие абстрактное и к тому же весьма индивидуальное. Отношение мое к нему тоже спорное, не каждому понравится, но на то и свобода слова. С точки зрения священника, счастье - это «покой, богатство, честь», да еще «пойдет по кругу чарочка...». Помещику мила праздная, сытая, развеселая жизнь и полная власть над безмолвными рабами. Николай Алексеевич Некрасов видит счастье своих героев в борьбе за народную долю:
Не надо мне ни серебра,
Ни золота, а дай господь,
Чтоб землякам моим И каждому крестьянину Жилось вольготно, весело На всей святой Руси!
С таким пониманием счастья по Некрасову я полностью согласен. Но в поэме к счастью ведут два пути: «дорога торная, страстей раба...» и
Другая - тесная,
Дорога честная...
На бой, на труд За обойденного,
За угнетенного...
Известно, что «вождь мирового пролетариата» Карл Маркс в анкете подчеркнул, что видит «счастье в борьбе». Этот аспект и в поэме Некрасова, если верить воспоминаниям его современников-рево- люционеров, подвиг многих на революционную борьбу, которая увенчалась победой - царя с семьей расстреляли, помещиков и буржуев прогнали, церкви снесли, попов уничтожили. Это случилось сто лет назад, но принесло ли это русскому крестьянину счастье?
По-моему, чтобы быть счастливым и уважаемым другими людьми человеком, нужно жить в ладу с законом, верой и совестью. Обозначим эти понятия под цифрами:
1.	Закон;



2. Религия; 3. Совесть. В общем и целом, это счастье таких людей, как Ермил Гирин, который живет «строгой правдою, умом и добротой». Но и он преступил закон, когда его переманили на свою сторону бунтовщики в «Испуганной губернии...». С первых страниц Библия говорит нам примерно так: «Не поддавайся влиянию большинства - всеобщая глупость не оправдание твоему проступку. Господь все равно спросит в конце концов именно с тебя лично за индивидуальные грехи». По юридическим законам и по религиозным канонам выходит одинаково, что подчиниться злой воле рока или толпы - означает совершить преступление. Итак, первый пункт, составляющий счастье нормального человека, мы откинем во имя счастья бунтаря. Что же тогда получается? Счастье в борьбе, раз все дозволено. Но революция хороша на бумаге и на экране, а в реальной жизни на улицы выходит животная толпа, готовая растерзать каждого. Вот уж счастье! Правонарушения, преступления и убийства. Однако вернемся к оставшемуся «счастью» из двух пунктов. Савелий - «богатырь святорусский» закопал в землю живого немца Фогеля за ругань и оскорбления. Убийство - смертный грех, а тут убийство предумышленное, жестокое. Другой аспект: убитого немца звали Христианом Христианычем. То есть сам христианин и сыном христианина был этот немец. Савелий не просто христианскую душу погубил, а отрекся от веры отцов. Теперь вычеркиваем второй пункт из нашего определения счастья для нормального человека, а не современного «экстремала». От прежнего счастья остается только «совесть». Но у крепостного раба ее, по мысли Некрасова, не может быть: Люди холопского звания - Сущие псы иногда: Чем тяжелей наказания, Тем им милей господа. Рабство развращает и отнимает у человека последние остатки совести и человеческого достоинства. Лакей князя Переметьева лижет тарелки за хозяином и радуется, что заболел подагрой, «благородною болезнью». Следовательно, и третий пункт из общечелове ческого определения счастья можно вычеркнуть. Что же остается от укороченного-«счастья»? Действительно, только борьба всех против всех, то есть форменный беспредел. Кому как, а мне такое счастье не по душе.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Кому на Руси жить хорошо > Мое отношение к авторскому пониманию счастья (по поэме Н А Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»)