История зарубежной литературы ХIХ века Глава 29 Г Логфелло - сочинение

История зарубежной литературы ХIХ века (Под редакцией Н. А.Соловьевой) Глава 29. Г. Логфелло.

ГЛАВА 29. Г. ЛОНГФЕЛЛО Творчество Генри Уодсуорта Лонгфелло (1807-1882) по хронологическим рамкам приходится в основном на второй период американского романтизма. Но по своему характеру оно во многом [410] перекликается с творчеством раннего романтика В. Ирвинга прежде всего в том, что также сочетает черты европейской и национальной культуры и выполняет тем самым своеобразную "посредническую" роль. С поколением Ирвинга Лонгфелло сближает и оптимистический взгляд на жизнь, на развитие своей страны. Среди современников он занимает несколько обособленное положение, хотя ближе к концу долгого и плодотворного пути Лонгфелло в литературе его имя все чаще упоминается в составе "триумвирата Новой Англии" наряду с именами О. У. Холмса и Д.

Р. Лоуэлла. Лонгфелло объединяет с ними университетская ученость, склонность к просветительской, педагогической деятельности, обширнейшая филологическая эрудиция. Жизненная и литературная судьба Лонгфелло складывалась на редкость удачно. Он родился в Портленде, штат Мэн, в семье известного юриста, окончил престижный Боудойнский колледж, совершил обязательное для молодого американца из состоятельной семьи паломничество в Европу, где провел три года. Вернувшись домой, Лонгфелло занимается преподаванием сначала в Боудойнском колледже, а затем в Гарвардском университете в г. Кембридже неподалеку от Бостона.

Здесь в течение двадцати лет он был профессором, после чего полностью посвятил себя художественному творчеству. Жизнь его текла спокойно и размеренно. Хотя были в ней и трагические события - ранняя смерть первой жены и гибель второй во время пожара в 1861 г., она выглядит воплощением ясности и упорядоченности.

С самого начала и до самого конца литературной деятельности Лонгфелло ему неизменно сопутствует успех. Уже первый сборник стихов "Голоса ночи" (1839) принес поэту широкую популярность, возраставшую с выходом каждого последующего сборника: "Баллады и другие стихотворения" (1841), "Башня в Брюгге и другие стихотворения" (1845), "На берегу моря и у камина" (1850) и др. В произведениях, вошедших в эти сборники, складываются основные черты поэтического стиля Лонгфелло. Язык поэта прозрачен, прост и естествен, лишен вымученной изысканности и напыщенности, и это результат огромной тщательной работы поэта. Стихи Лонгфелло очень мелодичны, легко запоминаются.

Поэт использует традиционные стихотворные формы и размеры, но варьирует их в очень широком диапазоне. [411] Романтический характер мироощущения Лонгфелло проявляется в его обращении к историческому прошлому: красочным картинам европейского средневековья ("Башня в Брюгге", "Норманнский барон" и др.), героическим событиям Войны за независимость ("Скачка Поля Ревира" и др. ), жизни североамериканских индейцев ("Похороны Миннисинка" и др.). Более чем кто-либо из поэтов, его современников, Лонгфелло тяготеет к фольклорным мотивам, стремясь к созданию мифологически-легендарного национального эпоса. Личное, субъективное начало в поэзии Лонгфелло отступает на второй план перед повествовательными и дидактическими задачами.

Но при этом морализм поэта широк и гуманистичен и потому не производит впечатления унылой нравоучительности. Многим стихотворениям присуще настроение сентиментальной меланхолии, но она носит неглубокий, поверхностный характер и не затрагивает основ уравновешенного и гармоничного мира поэта.

Как правило, поэт находится в состоянии неопределенной мечтательности, сочетающейся с довольно абстрактными призывами к действию, к борьбе за высокие и благородные идеалы. Многие стихотворения Лонгфелло стали неотъемлемой частью всех антологий американской поэзии, строки из них вошли в сознание его соотечественников, став национальными крылатыми фразами. Хрестоматийными стали "Псалом жизни", "Excelsior!", "Зодчие", "Стрела и песня", "Постройка корабля" и др. В первом из них поэт провозглашает: "Жизнь не грезы. Жизнь есть подвиг", призывает отказаться от уныния и следовать примеру великих.

Та же мысль о необходимости труда как основы жизни и залога счастливого будущего, восходящая к нравственным представлениям американцев еще колониальных времен, высказана в стихотворении "Зодчие":

        Так трудитесь каждый миг, Стройте гордый, вечный храм. И грядущего родник Путь найдет к его стенам. (Пер. Ю. Мениса)

Герой знаменитого стихотворения "Excelsior!" (все выше - лат.) - юноша со стягом в руках, на котором начертан этот "странный девиз", сквозь вихрь, стужу и мрак, не внимая попыткам встречных увести его с [412] опасного пути в уютное пристанище, поднимается все выше к горным вершинам и там погибает. Этот образ, несмотря на некоторую расплывчатость и романтические штампы, воплощает стремление к высокой цели. Стихотворение вызвало горячий отклик у современников поэта, возможно, еще и потому, что неясность задачи и смысла порыва и упорства юноши дают возможность самых произвольных толкований. Но Лонгфелло не были чужды и гражданские общественные сюжеты и мотивы. Так, заметную рол) в аболиционистском движении, антирабовладельческой пропаганде сыграли "Стихи о рабстве" (1842).

Хотя в этом цикле встречаются и умиленно-слезливые про изведения ("Неотъемлемое благо" - о доброй помещице, отпустившей на волю всех своих рабов), для своем времени они звучали смелым обвинением системе рабовладения и рисовали правдивые и вызывающие возмущение картины расового гнета, тяжкого труда на плантациях, работорговли. Глубокая филологическая подготовка и знание язы ков, как новых, так и древних (всего более десяти) позволили Лонгфелло подготовить антологию "Поэть и поэзия Европы" (1845), в которой большая част) переводов с разных языков принадлежала самому составителю. Позднее, в 70-е годы он стал редактором более крупного издания - антологии всей мировой поэзии в 31 томе. Среди переводов Лонгфелло особое место занимает полный перевод "Божественной комедии; Данте. Общение с великими поэтами прошлого побудило Лонгфелло создать цикл сонетов, посвященных мастерам стиха разных эпох: Данте, Мильтону, Чосеру Шекспиру, Китсу. Классическая сонетная форма исполнена у Лонгфелло эстетической завершенности и мудрой ясности.

С конца 40-х годов Лонгфелло ведет поиски в области крупной поэтической формы, слабо представлено в национальной поэтической традиции. Он ищет пути к эпическому изображению страниц истории своей страны. Первой попыткой такого рода стала поэма "Эванджелина" (1847), написанная на подсказанный автор Н. Готорном сюжет о верной любви. Действие происходит в XVIII в. во времена англо-французского соперничества в Северной Америке.

Стараясь придать поэм [413] черты национального эпоса, Лонгфелло прибегает к несвойственному поэзии США нерифмованному гекзаметру, добиваясь неторопливой торжественности повествования. Тот же прием использован в поэме "Сватовство Майлза Стендиша" (1858). Оба произведения имели большой успех, но попытка внедрить гекзаметр в американскую поэзию не имела последователей.

Поздняя лирика Лонгфелло носит философский характер. Слава его велика, а авторитет как живого классика - незыблем. Время, прошедшее после смерти поэта, внесло свои коррективы в эти оценки. В XX в. больший интерес и у читателей и у литературоведов вызывает не наследие Лонгфелло, а творчество непризнанных при жизни У.

Уитмена и Э. Дикинсон. Но значение Лонгфелло для развития американской поэзии не подлежит сомнению: черпая из сокровищницы мировой культуры, он определяет вехи, закладывает основы национальной литературы. Неоспоримое свидетельство тому - шедевр Лонгфелло поэма "Песнь о Гайавате" (1855). Источником поэмы послужили древние предания индейских племен северо-востока Америки, а также этнографические труды, посвященные культуре и быту индейцев.

Лонгфелло не стремился к полной исторической точности, включая в свое произведение сцены и образы, близкие к встречающимся в европейском героическом эпосе. Синтез европейских и национальных черт особенно ярко проявился в том, что стихотворный размер для своего национального эпоса - нерифмованный четырехстопный хорей с женскими окончаниями, оказавшийся очень органичным для воссоздания красочного мира индейских легенд,- Лонгфелло заимствовал у финского эпоса "Калевала". Образ самого Гайаваты сочетает исторические и легендарные черты и также строится по законам древнего героического эпоса, включающего рассказ о происхождении героя, его подвигах, битвах с врагами и т.

п. Романтическое начало в поэме связано со звучащим в ней сожалением об ушедшем мире чудес, мире сказки. Поэма открывается лирическим вступлением, где с помощью многочисленных индейских имен и названий автор сразу создает нужную атмосферу и колорит. В первой главе верховное божество индейских племен, Владыка Жизни Гитчи Манито, созывает вождей всех народов на совет, укоряет их за раздоры, призывает [414] жить в мире и возвещает приход Пророка, который "укажет путь к спасению":

        Он наставником вам будет, Будет жить, трудиться с вами. Всем его советам мудрым Вы должны внимать покорно - И умножатся все роды, И настанут годы счастья. (Здесь и далее пер. И. Бунина)

Далее рассказывается о рождении Гайаваты.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Лонгфелло > История зарубежной литературы ХIХ века Глава 29 Г Логфелло