Сочинения > Лондон > Пересказ новеллы Джека Лондона «Сказание о Кише» ч2
Пересказ новеллы Джека Лондона «Сказание о Кише» ч2 - сочинение


Пересказ новеллы Джека Лондона «Сказание о Кише»
Человек в рассказах Джека Лондона
Лучшие рассказы Джека Лондона (1876-1916)



Теперь, когда он прославил себя такими подвигами, все ждали, что он снова появится в совете, но он не приходил, и им было стыдно позвать его. - Я хочу построить себе новую иглу, - сказал Киш однажды Клош-Квану и другим охотникам. - Это дожлна быть просторная иглу, чтобы Айкиге и мне было удобно в ней жить. - Так, - сказали те, с важностью кивая головой. - Но у меня нет на это времени. Мое дело - охота, и она отнимает все мое время. Было бы справедливо и правильно, чтобы мужчины и женщины, которые едят мясо, что я приношу, построили мне иглу.

И они выстроили ему такую большую просторную иглу, что она была больше и просторнее даже жилища самого Клош-Квана. Киш и его мать перебрались туда, и впервые после смерти Бока Айкига стала жить в довольстве. И не только одно довольство окружало Айкигу: она была матерью замечательного охотника, и на нее смотрели теперь, как на первую женщину в поселке, и другие женщины посещали ее, чтобы испросить у нее совета, и ссылались на ее мудрые слова в спорах друг с другом или со своими мужьями.

Но больше всего занимала все умы тайна чудесной охоты Киша. И как-то раз Уг-Глук бросил Кишу в лицо обвинение в колдовстве.

- Тебя обвиняют, - зловеще сказал Уг-Глук, - в сношениях со злыми духами; вот почему твоя охота удачна. - Разве вы едите плохое мясо? - спросил Киш. - Разве кто-нибудь в поселке заболел от него?

Откуда ты можешь знать, что тут замешано колдовство? Или ты говоришь наугад - просто потому, что тебя душит зависть? И Уг-Глук ушел пристыженный, и женщины смеялись ему вслед.

Но как-то вечером на совете после долгих споров было решено послать соглядатаев по следу Кишв, когда он снова пойдет на медведя, и узнать его тайну. И вот Киш отправился на охоту, а Бим и Боун, два молодых, лучших в поселке охотника, пошли за ним по пятам, стараясь не попасться ему на глаза. Через пять дней они вернулись, дрожа от нетерпения, - так хотелось им поскорее рассказать то, что они видели. В жилище Клош-Квана был спешно созван совет, и Бим, тараща от изумления глаза, начал свой рассказ. - Братья! Как нам было приказано, мы шли по следу Киша. И уж так осторожно мы шли, что он ни разу не заметил нас.

В середине первого дня пути он встретился с большим медведем-самцом, и это был очень, очень большой медведь... - Больше и не бывает, - перебил Боун и повел рассказ дальше. - Но медведь не хотел вступать в борьбу, он повернул назад и стал не спеша уходить по льду. Мы смотрели на него со скалы на берегу, а он шел в нашу сторону, и за ним, без всякого страха, шел Киш. И Киш кричал на медведя, осыпал его бранью, размахивал руками и поднимал очень большой шум. И тогда медведь рассердился, встал на задние лапы и зарычал. Киш шел прямо на медведя...

- Да, да, - подхватил Бим. - Киш шел прямо на медведя, и медведь бросился на него, и Киш побежал. Но когда Киш бежал, он уронил на лед маленький круглый шарик, и медведь остановился, обнюхал этот шарик и проглотил его.

А Киш все бежал и все бросал маленькие круглые шарики, а медведь все глотал их. Тут поднялся крик, и все выразили сомнение, а Уг-Глук прямо заявил, что он не верит этим сказкам. - Собственными глазами видели мы это, - убеждал их Бим. - Да, да, собственными глазами, - подтвердил и Боун. - И так продолжалось долго, а потом медведь вдруг остановился, завыл от боли и начал, как бешеный, колотить передними лапами о лед. А Киш побежал дальше по льду и стал на безопасном расстоянии. Но медведю было не до Киша, потому что маленькие круглые шарики наделали у него внутри большую беду.

- Да, большую беду, - перебил Бим. - Медведь царапал себя когтями и прыгал по льду, словно разыгравшийся щенок. Но только он не играл, а рычал и выл от боли, - и всякому было ясно, что это не игра, а боль. Ни разу в жизни я такого не видал. - Да, и я не видал, - опять вмешался Боун. - А какой это был огромный медведь!

- Колдовство, - проронил Уг-Глук. - Не знаю, - отвечал Боун.

- Я рассказываю только то, что видели мои глаза. Медведь был такой тяжелый и прыгал с такой силой, что скоро устал и ослабел и, тогда он пошел прочь вдоль берега и все мотал головой из стороны в сторону, а потом садился, и рычал, и выл от боли - и снова шел. А Киш тоже шел за медведем, а мы - за Кишем, и так мы шли весь день и еще три дня.

Медведь все слабел и выл от боли. - Это колдовство!

- воскликнул Уг-Глук. - Ясно, что это колдовство!

- Все может быть. Но тут Бим опять сменил Боуна: - Медведь стал кружить. Он шел то в одну сторону, то в другую, то назад, то вперед, то по кругу и снова и снова пересекал свой след и, наконец, пришел к тому месту, где встретил его Киш.

И тут он уже совсем ослабел и не мог даже ползти. И Киш подошел к нему и прикончил его копьем. - А потом? - спросил Клош-Кван. - Потом Киш принялся освежевать медведя, а мы побежали сюда, чтобы рассказать, как Киш охотится на зверя.

К концу этого дня женщины притащили тушу медведя, в то время как мужчины собирали совет. Когда Киш вернулся, за ним послали гонца, приглашая его прийти тоже, но он велел сказать, что голоден и устал и что его иглу достаточно велика и удобна и может вместить много людей. И любопытство было так велико, что весь совет во главе с Клош-Кваном поднялся и направился в иглу Киша.

Они застали его за едой, но он встретил их с почетом и усадил по старшинству. Айкига то горделиво выпрямлялась, то в смущении опускала глаза, но Киш был совершенно спокоен.

Клош-Кван повторил рассказ Бима и Боуна и, закончив его, произнес строгим голосом: - Ты должен нам дать объяснение, а Киш. Расскажи, как ты охотишься. Нет ли здесь колдовства?

Киш поднял на него глаза и улыбнулся. - Нет, о Клош-Кван! Не дело мальчика заниматься колдовством, и в колдовстве я ничего не смыслю. Я только придумал способ, как можно легко убить полярного медведя, вот и все. Это смекалка, а не колдовство. - И каждый сможет сделать это? - Каждый.

Наступило долгое молчание. Мужчины глядели друг на друга, а Киш продолжал есть. - И ты... ты расскажешь нам, о Киш? - спросил наконец Клош-Кван дрожащим голосом.

- Да, я расскажу тебе. - Киш кончил высасывать мозг из кости и поднялся с места. - Это очень просто.

Смотри! Он взял узкую полоску китового уса и показал ее всем. Концы у нее были острые, как иглы. Киш стал осторожно скатывать ус, пока он не исчез у него в руке; тогда он внезапно разжал руку, - и ус сразу распрямился. Затем Киш взял кусок тюленьего жира. - Вот так, - сказал он.

- Надо взять маленький кусочек тюленьего жира и сделать в нем ямку - вот так. Потом в ямку надо положить китовый ус - вот так, и, хорошенько его свернув, закрыть его сверху другим кусочком жира. Потом это надо выставить на мороз, и когда жир замерзнет, получится маленький круглый шарик. Медведь проглотит шарик, жир растопится, острый китовый ус распрямится - медведю станет больно. А когда медведю станет очень больно, его легко убить копьем.

Это совсем просто. И Уг-Глук воскликнул: - О! И Клош-Кван сказал: - А!

И каждый сказал по-своему, и все поняли.

Похожие сочинения


Пересказ новеллы Джека Лондона «Сказание о Кише»
Человек в рассказах Джека Лондона
Лучшие рассказы Джека Лондона (1876-1916)

ТОП 3 популярных


  1. Сочинение на тему интересная встреча
  2. Сочинение на тему описание друга
  3. Моя семья сочинение

Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее