Добро и зло в романе М А Булгакова «Мастер и Маргарита» - сочинение

В романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» мир представлен разделенным на два «ведомства», одно из которых — основанное на любви — принадлежит Иешуа Га-Ноцри (Христу), а другое — основанное на принципе справедливости и воздаяния по заслугам — Воланду («сатане»). Иешуа и Воланд появляются в разных главах, ни разу не встречаясь друг с другом. С образом Иешуа связаны «ершалаимские главы», с образом Воланда — главы «московские». Судьбы Мастера и Маргариты, Пилата, Левия Матвея определяются при непосредственном общении героев с представителями каждого из «ведомств».
Воланд управляет миром, глобус — символ его власти над землей. Власть этого могущественного и загадочного «духа» распространяется и на загробную жизнь: Левий Матвей обращается к Воланду как к «повелителю теней», именно мессир определяет посмертную судьбу Понтия Пилата, Фриды, Мастера и Маргариты.
Сатана редко вмешивается в жизнь людей — он наблюдает за ней, но не изменяет ее течения и сущности. Люди, «не заслужившие света», после смерти остаются в «ведомстве» Воланда, и тогда он вершит свой суд, определяя их дальнейшую участь. Его решения всегда основаны только на фактах — это правило, удерживающее мир от распада и хаоса («...факт — самая упрямая в мире вещь»).
Булгаковский сатана — беспристрастный судья. Человек вечно уповает на милосердие, но у Воланда вызывает раздражение даже мысль о милосердии, которое «иногда совершенно неожиданно и коварно... пролезает в самые узенькие щелки» и мешает принимать правильные решения. Жизнь человека, жизнь мира подчинены действию непреложных нравственных законов, которые не могут быть отменены или исправлены. Главная функция Воланда и состоит в служении этим законам.
Положению Воланда в его «ведомстве» соответствует положение Иешуа в «свете». Если Воланд олицетворяет принцип справедливости, то Иешуа — воплощенная любовь. Тот особый мир, где пребывают Иешуа и Левий Матвей, наполнен любовью, которая выше и могущественней справедливости, закона, любой человеческой власти. «Ведомство» Воланда и мир Иешуа непроницаемы друг для друга — «каждое ведомство должно заниматься своими делами». Власть мессира не распространяется на тех, кто заслужил «света», но и Иешуа не может вмешиваться в решения Воланда или отменять их. Га-Ноцри простил Пилата еще при жизни, но он не в силах отменить мучительное наказание сроком в 12 тысяч лун, которое ждет Пилата. Когда же решается вопрос о посмертной судьбе Мастера и Маргариты, посланник «света» передает мессиру просьбу, а не повеление Иешуа наградить мастера покоем, с грустью признавая, что тот «не заслужил света».
Образ Воланда в булгаковском романе резко отличается от традиционных литературных образов сатаны, и в особенности — от сатаны библейского. Библейский персонаж — лжец и «отец лжи», воплощение и родоначальник зла, враг рода человеческого, а Воланд — ни то, ни другое, ни третье. Зло у Булгакова исходит не от сатаны, а из человеческого сердца. «Князь мира» лишь честно исполняет свою работу, выявляя, обнажая и карая зло во всех его проявлениях. Воланд по-своему аристократ в своих вкусах и предпочтениях, но никоим образом не враг человеку. Мессира раздражают ничтожные и мелочные субъекты, вроде буфетчика Варьете, с его «осетриной второй свежести», «выжиги и плута» Никанора Ивановича или опустившегося кутилы и бабника Степы Лиходеева. Он сразу узнает своего «клиента» в Берлиозе, отрицающем существование Христа, чувство брезгливости вызывает в нем провокатор и доносчик барон Майгель. Но Воланд с искренней симпатией относится к людям достойным и готов покровительствовать им. Его восхищает благородство, верность, гордость Маргариты — не случайно он делает ее королевой на своем балу. Мессир высоко ценит одаренность и душевную чистоту Мастера.
Воплощение «полюса зла» Булгаков видит не в справедливом Воланде с его забавной свитой (булгаковские Коровьев и Бегемот, наверное, самые симпатичные и смешные демоны в мировой литературе), а в продажных, бесчестных и лживых людях. На балу у мессира, совпадающем по времени с христианской Пасхой, празднуется своего рода «антипасха», кульминацией которой становится ритуал «антипричастия». Если в обычном причастии церковное вино символизирует кровь Христову, то сатанинское вино изготовлено из крови доносчика Майгеля и налито в чашу, сделанную из черепа атеиста Берлиоза.
Именно Мише Берлиозу — образованному, всеми уважаемому главе МАССОЛИТа — «доверена» в романе роль антихриста, поскольку именно он продолжает, по Булгакову, «дело» Каифы. Берлиозу дана особая власть, не уступающая по могуществу власти Воланда: возглавляя крупнейшую литературную ассоциацию и, по совместительству, «толстый художественный журнал», он владеет душами людей, их идеалами и помыслами. Если Кайфа убивает Иешуа, видя в нем опасного идейного противника, то Берлиоз, отрицая само существование Христа, как бы убивает его вторично. Этим он губит и тысячи других человеческих душ, порождая в людях скепсис и безверие, отвращая их от благоговейного отношения к духовным святыням.



Добро, как и зло, исходит от самих людей, и только от них, однако насколько они свободны в своем выборе? Воланд и Иешуа отвечают по-разному на этот вопрос. Мессир полагает, что нравственные качества личности в значительной мере определяются наследственностью («...кровь — великое дело»). Иешуа же верит, что «злых людей нет на свете»; жизненные обстоятельства, ложь и жестокость, существующие в мире, уродуют человека, вытесняя его добрую природу. Однако слово, несущее истину и добро, способно разбудить и вылечить человеческую душу. Эта вера делает Иешуа всесильным в общении с людьми: бывший сборщик податей Левий Матвей бросает деньги на дорогу и становится верным спутником философа; жестокий прокуратор Понтий Пилат начинает руководствоваться в своих действиях голосом сердца, а не страхом перед кесарем. Взгляды булгаковского Иешуа сопоставимы с просветительской концепцией «естественного человека», согласно которой человек рождается добрым и гармоничным, но впоследствии утрачивает свои благие качества под воздействием дурной среды, несовершенного общественного устройства. Начиная с конца XVIII века эта концепция становится органичной частью российской духовной культуры, вновь и вновь привлекает внимание писателей (в качестве примера назовем такие разные произведения, как поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» и повесть А. И. Куприна «Олеся»), Булгаков развивает и переосмысливает концепцию «естественного человека» в контексте христианских представлений об иерархии нравственных ценностей. В романе «Мастер и Маргарита» главным критерием выявления добра и зла в человеке предстает способность к любви. Человек, стоящий на самой низкой ступени в этической системе автора, любит только самого себя. Такое чувство лишь увеличивает зло в мире, умножая в нем корысть, зависть и пошлость. Изображая миры Москвы и Ершалаима, Булгаков рисует единое пространство, объединенное не сходством внешних деталей, а «логикой зла» — отсутствием любви к ближнему. Эгоизм, который рядится в одежды участия и доброжелательности, оборачивается предательством и в Ершалаиме (Иуда), и в Москве (Алоизий Могарыч). Но закон воздаяния восстанавливает справедливость. Иуда, предавший Иешуа, тотчас же предается Низой; над Алоизием Могарычом, написавшим донос, висит угроза такого же доноса. В то же время существует в мире и другая закономерность: проявляя милосердие, возвышаясь над собственными эгоистическими желаниями, человек приобщается к миру Иешуа, к «свету». Мастер жертвует жизненным благополучием ради служения истине; Маргарита освобождает Фриду, рискуя своим счастьем для совершенно незнакомого существа. Пилат, освободившись от своего «главного порока» — трусости, легко расстается с деньгами и драгоценным перстнем, чтобы, на свой страх и риск, похоронить Иешуа и покарать Иуду, но главное — сознает, что теперь был бы готов пожертвовать собой ради спасения ни в чем не повинного философа. Каждого из этих героев ждет награда по завершении их земного пути; Мастер и Маргарита получают заслуженный покой, возможность никогда больше не расставаться друг с другом; Пилату дарована свобода, счастье общения с Иешуа. Высокая этическая норма отношения к людям задана в начале романа образом Иешуа. Всматриваясь в историю человечества, автор понимает, что эта норма практически недостижима — человек скорее вместилище зла, а не добра. Однако на примере своих героев Булгаков доказывает: человек способен преодолеть зло и ложь в своей душе, способен измениться и сделать выбор в пользу светлого мира Иешуа Га-Ноцри. В романе делают такой выбор «мытарь» Левий Матвей, советский партийный поэт Иван Бездомный и «жестокий пятый прокуратор Иудеи всадник Понтийский Пилат».






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Мастер и Маргарита > Добро и зло в романе М А Булгакова «Мастер и Маргарита»