Разговор Пилата с Афранием (анализ эпизода из главы 25 романа М А Булгакова «Мастер и Маргарита») - сочинение

Многие произведения Михаила Афанасьевича Булгакова при жизни не публиковались, так как пик его творчества пришелся на самые тяжелые годы репрессий тоталитарного сталинского режима. Писатель не вписывался в реалии жизни того времени, он даже не пытался рядиться в «попутнические цвета». Среди произведений М. Булгакова, пожалуй, самым известным является «Мастер и Маргарита». В романе, написанном в 1940 году и опубликованном в 1966, автор неожиданно для всех обращается к теме Бога и дьявола, в которой заложена идея вечного противостояния добра силам зла. В повествовании две основные сюжетные линии: история любви мастера и Маргариты, а также рассказ о Понтии Пилате и Иешуа. Обе линии объединены сатаной и его свитой, посетившими Москву. Роман написан в гротесковой манере с использованием мифологических образов и евангельских сцен.
Для того чтобы понять роман Булгакова, необходимо различать реальное и фантастическое в повествовании. Мастер и Маргарита — это реальные персонажи, и события, происходящие с ними, тоже в какой-то степени реальны. Фантастический пласт включает в себя фантастических персонажей (Воланд и его свита) и фантастические события, виновниками которых они становятся. Однако в романе реальное настолько переплетается с фантастическим, что в целом все события романа можно отнести к фантастической реальности. Реальность — судьба мастера и Маргариты. Фантазия — разговор Пилата с Афранием (глава 25 романа).
Вспомним событийную канву эпизода.
«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город», — так начинается глава, в которой прокуратор «пытался спасти» Иуду. Пилат был в гневе, что не смог спасти Га-Ноцри. При вынесении приговора он умыл руки и сказал, что в крови этого человека его вины нет. Однако Пилат не смог оставить безнаказанным того, кто донес на Иешуа. Ему хотелось хотя бы так искупить свою вину перед невинным Га-Ноцри, для которого все люди были добрыми, включая и Пилата, кого окружающие считали, и не без основания, жестоким и безжалостным человеком. Прокуратор с нетерпением ждет Афрания, заведующего тайной службой при прокураторе. Наконец гость появляется. Пилат подробно расспрашивает Афрания о казни и о том, как себя вели «преступники». Становится понятно, что Пилата интересовал исключительно Га-Ноцри. Тот, оказывается, отказался от положенного по закону опьяняющего напитка перед распятием, был немногословен, однако сказал, «что благодарит и не винит за то, что у него отняли жизнь», «что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость». На Пилата рассказ Афрания производит ошеломляющее впечатление, он едва не разбивает чашу с вином. Больше никаких сомнений у прокуратора не остается. Если не удалось спасти Иешуа, то следует хотя бы наказать предателя Иуду, который выдал своего учителя. Пилат даже не дает прямых указаний главе тайной службы, да это и не нужно. Опытный служака прекрасно понимает, что от него требуется. «Я получил сегодня сведения о том, что его (Иуду) зарежут сегодня ночью», — говорит Пилат. — «...Сведения же заключаются в том, что кто-то из тайных друзей Га-Ноцри, возмущенный чудовищным предательством этого менялы, сговаривается со своими сообщниками убить его сегодня ночью, а деньги, полученные за предательство, подбросить первосвященнику с запиской: «Возвращаю проклятые деньги!».



В эпизоде разговора Пилата с Афранием с особой силой отразилась тема, всегда очень сильно занимавшая Булгакова. Это тема — человек и власть. Иешуа выступает олицетворением всего человеческого. Пилат — олицетворение власти, причем власти военной, жестокой по определению. Он правитель Иудеи. Однако Пилат еще и человек. И Булгакова в первую очередь интересует та борьба, которая происходит в душе Пилата между «человеком» и «властью». Пилат не волен самостоятельно распоряжаться собой. Он раб власти, раб истории. Он пытается спасти Иешуа, но ему это не удается .Тогда он хочет осуществить возмездие — отомстить предателю. Отчасти в нем говорит и чувство вины — ведь когда первосвященник Кайфа потребовал казни Иешуа, Пилат в конце концов согласился спросить у народа — казнить «преступника» или помиловать. Народ решил «распять», а Пилат «умыл руки», тем самым сняв с себя ответственность за происходящее. Таким образом, эпизод допроса во дворце Ирода Великого занимает важное место в идейно-художественном содержании романа, так как в нем особенно ярко выражена основная идея романа — возрождение и утверждение высоконравственных принципов в обществе через осознание, покаяние и искупление грехов. В образе Пилата ярко прослеживается тема ответственности за последствия выбора. Несмотря на то, что Пилат «умывает руки», а также карает предателя Иуду, ему не удается избавиться от чувства вины: осознание того, что он не сделал всего, что было возможно в данной ситуации, что не пошел до конца, будет преследовать его до скончания веков. М. А. Булгаков, продолжатель традиций Н.В. Гоголя, первого, кто коснулся темы «дьяволиады», является одним из величайших русских писателей XX века, внесшим колоссальный вклад в развитие литературы.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Мастер и Маргарита > Разговор Пилата с Афранием (анализ эпизода из главы 25 романа М А Булгакова «Мастер и Маргарита»)