Сочинения > Мастер и Маргарита > Философия Булгакова в романе Мастер и Маргарита ч3
Философия Булгакова в романе Мастер и Маргарита ч3 - сочинение


Философия Булгакова в романе Мастер и Маргарита ч3
Философия Булгакова в романе Мастер и Маргарита
Символика лунного света в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» Мастер и Маргарита Булгаков М. А



По ходу допроса собеседник Пилата становится более непреклонен в отстаивании своей позиции. Прокуратор умышленно и язвительно переспрашивает его: «И настанет царство истины?» (5,33). Иешуа выражает стойкую убежденность: «Настанет, игемон» (5,33). Пилат срывается на крик: «Оно никогда не настанет!» (5,33). Он хочет узнать у арестанта: «Иешуа Га-Ноцри, веришь ли ты в каких-нибудь богов?» (5,33). И это становится еще одним пунктом философской ошибки: «Бог один, — ответил Иешуа, — в него я верю» (5, 33). Понтий Пилат приходит к окончательному и бесповоротному выводу на основе своего опыта правителя, устоявшегося мировоззрения, взращенного одиночеством, скукой, «малодушными» помыслами о смерти, потерей веры в людей. Он прельщен сомнениями и в то же время холодно расчетлив. Данный «диалог в диалоге» сводит философскую, с элементами пророчества, речь Иешуа и глубокий философский пессимизм дискурса Пилата в конфликт двух взаимоисключающих жизнеотношений.

Спор об истине и добре, человеческой судьбе в мире получает неожиданное продолжение в споре о том, кто обладает конечной властью определять их. В романе предстает еще один непримиримый философский поединок. Он является смысловым завершением разговора Берлиоза, Бездомного и Воланда о Боге и дьяволе.

Чуть больше страницы текста занимает философский диалог Воланда и Левия Матвея, в репликах которого предопределен итог земного пути Мастера и Маргариты, реализуется всемогущая воля того, кто «прислал» «бывшего сборщика податей» (5,349), в посмертной судьбе героев. Из диалога вырисовывается философско-художе ственный универсум булгаковского романа, проясняется окончательный онтологический статус «духа зла и повелителя теней» (5,349), Левия Матвея и его учителя (характерно, что имя Иешуа в диалоге не называется). Разговор «незваного, но предвиденного гостя» (5,349), создателя мифа о своем учителе, и Воланда — кульминационный отрезок сюжета, философски напряженный обмен загадочными репликами.

Нигде в романе не говорится о каком-либо «равновесии» добра и зла, света и теней, света и тьмы. Проблема эта явственно определена лишь в данном диалоге и окончательно не разрешена автором. Комментаторы романа много копий сломали над фразой Левия: «Он не заслужил света, он заслужил покой» (5, 350). Общее толкование мифологемы «покой» как бестелесного существования души Мастера в тех сферах, куда проникает дьявол, нам кажется вполне приемлемо. «Покой» Мастеру дает Воланд, Левий приносит на то согласие силы, излучающей свет. Всеведение, отрицание и разрушение «старого софиста» (5, 350) (заметим смелость и непоколебимую убежденность вестника Левия Матвея) в этой сцене теряют свою абсолютность. Принципиальный спор с Воландом — отражение нескончаемой борьбы за право светить или покрывать мраком «грустную» землю. Ключевой разверну той репликой звучит речь Воланда: «Ты произнес свои слова так, как будто ты не признаешь теней, а также и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?» (5,350). Вот антиномизм бытия, где Воланд теряет свое могущество, а Левий Матвей в свою очередь получает холодный урок столкновения с дьяволом. «Ты глуп», — бросает ему Воланд и в их раздраженном споре — неизбеж ная враждебность света и тьмы, о которых так хорошо сказано в Евангелии от Иоанна: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Гл. 1,5). Толкование этих слов и перевод их с древнегреческого неоднозначны: «Восточное христианство понимает это место, как утверждение непобедимости света, западная же церковь, наоборот, — как признание упорства тьмы»42.

Диалог, который мы обозначили как философский, органично врастает в ткань повествования, в развитие художественного конфликта образов идей, сознаний. Этим создается высокое эстетическое качество живой полнокровности стиля "Мастера и Маргариты", жанровой определенности типа романа, вобравшего формы комического и трагического и ставшего философским. Анализ романа "Мастер и Маргарита": Философские диалоги

Похожие сочинения


Философия Булгакова в романе Мастер и Маргарита ч3
Философия Булгакова в романе Мастер и Маргарита
Символика лунного света в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» Мастер и Маргарита Булгаков М. А

ТОП 3 популярных


  1. Сочинение на тему интересная встреча
  2. Сочинение на тему описание друга
  3. Моя семья сочинение

Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее