👍Сочинение МАЯКОВСКИЙ — ЛИРИК Маяковский
МАЯКОВСКИЙ — ЛИРИК - сочинение

Для многих Маяковский прежде всего поэт эпикопублицистического склада, певец нового мира, славящий Отечество, «которое есть, но трижды, которое будет». Но есть и еще одна сторона поэзии Маяковского. Он певец любви, «громады любви», как говорил сам.
Говорить о любовной лирике Маяковского — это значит говорить в первую очередь о поэме «Про это». Еще в дооктябрьское время он заявил о себе не только как певец революционного протеста, ненависти к старому миру, но и как поэт обновленной в социальных катаклизмах «вселенской любви». Тема любви — одна из фундаментальных в творчестве Маяковского. Она прослеживается в поэмах «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Человек», в послеоктябрьском творчестве в поэмах «Люблю» и «Про это», в стихотворениях конца двадцатых годов «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» и «Письмо Татьяне Яковлевой».
Тема любви долгое время воспринималась как не заслуживающая внимания. Но без нее не могло быть святой тревоги за судьбу человека в поэме Блока «Двенадцать», а «державный шаг апостолов» нового мира многое бы утратил в своей гуманистической сущности. Без темы любви многое бы утратила и поэзия Маяковского как в духовно-нравственном, так и в художественном, эстетическом отношении. Во вступлении к поэме «Про это», говоря о постоянной новизне и жизненной актуальности темы любви, «перепетой не раз и не пять», Маяковский подчеркивает ее нравственно-эстетическую и социальную значимость и общечеловеческий характер:
Эта тема
сейчас
и молитвой у Будды и у негра вострит на хозяев нож.
Если Марс,
и на нем хоть один сердцелюдый,
то и он
сейчас
скрипит
про то ж.
Завершая вступление, поэт так писал о значимости для него любви:
Это хитрая тема!
Нырнет под события, в тайниках инстинктов готовясь к прыжку, и как будто ярясь
— посмели забыть ее! —
затрясет;
посыплются души из шкур.
Эта тема ко мне заявилась гневная:
Приказала:
—	Подать
дней удила! —
Посмотрела, скривясъ, в мое ежедневное
и грозой раскидала людей и дела.
Эта тема пришла,
остальные оттерла
И одна
безраздельно стала близка.
В поэме Маяковского любовь предстает как чувство, изначально и навечно присущее человеческому естеству, данное от природы, истоки которого глубоко скрыты в «тайниках инстинктов». Оно далеко не всегда готово следовать за доводами разума или какими-либо социально-политическими предписаниями. Наоборот, может взбунтоваться против любой регламентации, особенно если его долго сдерживать. Поэт говорит о своем зеркальном двойнике, охваченном чувством ревности, неразделенной любви:
Возьми и пиши ему ВЦИК циркуляры!
Пойди — эту правильность с Эрфуртской
сверь!
Сквозь первое горе
бессмысленный,
ярый,
мозг поборов,
проскребается зверь.
Этот зверь — медведь. Он является выражением естественно-природного начала человека, которое Маяковский постоянно стремится обуздать силой разума и социально-преобразующего деяния. Взаимоотношения между разумным, созданным человеческим интеллектом, и природным в творчестве поэта заслуживает особого рассмотрения. Мир природы в нем не получил широкого отражения. Вместе с тем после поэмы «Про это» Маяковский гармонию, совершенство, истину и красоту стал искать именно здесь. В стихотворении «Тамара и Демон» река Терек, неоднократно воспетая поэтами, сначала воспринимается как нечто хаотичное и необузданное, но уже в следующих строчках певец признается:
Хочу отвернуть
заносчивый нос
и чувствую:
стыну на грани я,
овладевает
мною
гипноз,
воды
и пены играние.
Вот башня,
револьвером
небу к виску,
разит
красотою нетроганной.
Поди,



подчини ее преду искусств — Петру Семенычу Когану. Природа, как и чувство любви, не может быть жестоко регламентированной и во всем подчиненной каким-то чисто рассудочным установлениям. Но при всей своей непредсказуемости и стихийности она может быть источником красоты и гармонии. Личная трагедия в стихах Маяковского часто уравновешивается восприятием природы во всем ее вселенском масштабе, физически и духовно-нравственным ощущением слитности с мирозданьем. В поэме «Про это» природное естество человека проявляется тогда, когда во время телефонного разговора с любимой женщиной, который изображается как «смертельной любви поединок», лирический герой, охваченный ревностью, начинает ощущать, поэтами, сначала воспринимается как нечто хаотичное и необузданное, но уже в следующих строчках певец признается: Хочу отвернуть заносчивый нос и чувствую: стыну на грани я, овладевает мною гипноз, воды и пены играние. Вот башня, револьвером небу к виску, разит красотою нетроганной. Поди, подчини ее преду искусств — Петру Семенычу Когану. Природа, как и чувство любви, не может быть жестоко регламентированной и во всем подчиненной каким-то чисто рассудочным установлениям. Но при всей своей непредсказуемости и стихийности она может быть источником красоты и гармонии. Личная трагедия в стихах Маяковского часто уравновешивается восприятием природы во всем ее вселенском масштабе, физически и духовно-нравственным ощущением слитности с мирозданьем. В поэме «Про это» природное естество человека проявляется тогда, когда во время телефонного разговора с любимой женщиной, который изображается как «смертельной любви поединок», лирический герой, охваченный ревностью, начинает ощущать, как в нем самом, «мозг поборов, проскребается зверь». Исконное чувство любви, развиваясь, обретает социально-психологический смысл и духовно-нравственные свойства, оставаясь вместе с тем во всех случаях страстью, направленной к объединению человека с человеком и людей с жизнью, с миром, со вселенной. Идеал любви, к которому устремляется лирический герой, — общечеловеческий, желанный для всех. Но пока он не обрел всеобщности, возможной только в грядущем. Разрешение проблем человеческого счастья Маяковский относит в далекое будущее. Трагедийная острота не может быть, по мнению поэта, причиной самоубийства: «Я не доставлю радости видеть, что сам от заряда стих. За мной не скоро потянете об упокой его душу таланте». Свой оптимизм поэт основывал на возможности «долюбить» в будущем «недолюбленное ныне». «Вера», «Надежда», «Любовь» — этими словами Маяковский озаглавил разделы третьей части поэмы. В разделе «Любовь», завершающем всю поэму, автор, обращаясь к будущему, мечтал: Чтоб не было любви — служанки замужеств, похоти, хлебов. Постели прокляв, встав с лежанки, чтоб всей вселенной шла любовь. Чтоб день, который горем старящ, не христарадничать, моля. Чтоб вся на первый крик: — Товарищ! — оборачивалась земля. Чтоб жить не в жертву дома дырам. Чтоб мог в родне отныне стать отец по крайней мере миром, землей по крайней мере — мать. Сосредоточенность на внутреннем мире человека, его любовных переживаниях углубила и усложнила представление Маяковского не только о взаимосвязях личного и общего, субъективного и объективного, но и о взаимосвязи пространств и времени, настоящего, прошлого и будущего. Он был певцом стремительного бега времени. В своей поэме «Про это» Маяковский показал духовно-нравственное преображение человека революционной эпохи через великое чувство любви. «Чтоб всей вселенной шла любовь» — без этого высокого идеала, завещанного «товарищам потомкам», трудно представить вечно живого Маяковского, его величие как человека и поэта.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Маяковский > МАЯКОВСКИЙ — ЛИРИК