Пансион разбитых сердец и утраченных иллюзий - сочинение

Время, в котором разворачивается действие романа «Отец Горио»,— 1819 г. Место действия — бедное предместье французской столицы, нижняя часть улицы Нев-Сен-Женевьев, пансион мадам Воке. «В Париже нет квартала более ужас­ного», — замечает писатель и начинает свой роман с описания этого квартала.

Дома здесь угрюмы, стены выкрашены в грязно­ватый желтый цвет, решетки на окнах первых этажей напоминают тюрьму, создавая тоскливое и мрачное настроение безысходности. «Самый беспеч­ный человек», оказавшись в этом квартале, «стано­вится печальным», Это чувство усиливается, когда читатель попадает в четырехэтажный дом с ман­сардой, выстроенный из известняка и выкрашенный в тот же ужасный желтый цвет, тусклые отблески которого стыдливо прикрывают убогую бедность.

Пансион мадам Воке — одно из последних при­бежищ обездоленных людей, которые не могут пла­тить за более сносный приют, Бальзак проводит нас по запутанным лабиринтам «этого царства» нищеты. Мы входим в столовую, которая «когда-то была выкрашена в какой-то цвет, но он теперь уже неуловим и служит только грунтом, на который наслоилась грязь, разрисовав его причудливым узо­ром». Стены украшают «мерзкие гравюры, от ко­торых пропадает аппетит... длинный стол покрыт клеенкой, настолько грязной, что весельчак-нахлеб­ник пишет на ней свое имя просто пальцем...»

Бальзак — мастер точных деталей. И в описа­ниях, и в портретах героев, и в замечаниях, бро­шенных вскользь, чувствуется рука опытного ху­дожника. Описание пансиона мадам Воке было бы не полным, если бы читатель, почти физически, не ощутил бы особый, липкий, застоявшийся неряшливо приколотых волос; вдова идет, пошмы­гивая разношенными туфлями. На жирном, потре­панном ее лице выступает нос, прямо из середины, как клюв у попугая; пухленькие ручки, раздоб­ревшее, словно у церковной крысы, тело, чересчур объемистая колыхающаяся грудь — все гармонирует с этой залой, где сочится горе, где притаилась алчность и где госпожа Воке без тошноты вдыхает теплый смрадный воздух. Холодное, как первые осенние заморозки, лицо, окруженные морщинками глаза выражают все переходы от деланной улыбки танцовщицы до зловещей хмурости ростовщика...»

И, наконец, вскользь брошенное авторское замеча­ние объединяет и завершает эту картину: «личность» мадам Воке «предопределяет назначение пансиона, как пансион определяет назначение ее личности», ибо «каторга не бывает без надсмотрщиков».




В пансионе мадам Воке, кроме приходящих, «або­нированных только на обед» нахлебников, постоян­но проживают семь постояльцев — парижское обще­ство в миниатюре. Хозяйка, «с точностью астронома отмерявшая свои заботы в зависимости от цены пансиона», держит их в черном теле. Лучшие комнаты в доме мадам Воке занимает вдова интендантского комиссара времен Республики госпожа Кутюр и ее воспитанница Викторина Тайфер — непризнанная отцом и втоптанная в нищету дочь банкира. Здесь же приютились два ничтожных и бесцветных существа — старая дева мадемуазель Мишоно и ее друг господин Пауре — всегда готовые на любую подлость за мизерную плату. Также вре­менно обитает и беглый каторжник Жан Коллен по прозвищу «Хитрее смерти», и отпрыск обедневшей аристократической семьи Эжен Растиньяк — студент Школы правоведения. И, наконец, доживает свой век никому не нужный папаша Горио, доброволь­ный каторжник этой тюрьмы, который, в отличие от всех обитателей пансиона мадам Воке, сам вы­брал себе это пристанище. И хотя действие романа происходит не только в пансионе мадам Воке, а постоянно переносится то на парижские улицы, то в театр, то в салоны виконтессы Босеан и баронессы Дельфины Нусинген, то в игорные дома и полицию или даже на кладбище,— однако основные события локализуются именно в гостиной мадам Воке. Ее пансион обладает какой-то роковой силой притяжения, становится уни­версальной территорией, где скрещиваются пути и судьбы всех действующих лиц романа, невзирая на их социальную принадлежность. В гостиной мадам Воке происходит знакомство Растиньяка с папашей Горио, который оказывается отцом его любовницы — баронессы Нусинген. Здесь юный студент права выслушивает циничное и одно­временно заманчивое для него предложение Вотрена жениться на Викторине Тайфер и почти согла­шается на убийство ее брата. Здесь же кроткая Викторина из золушки превращается в богатую на­следницу, а умный и любезный Вотрен оказывается беглым каторжником. И, наконец, здесь же умирает папаша Горио, убитый холодным эгоизмом своих дочерей. Так, в романе «Отец Горио» пансион мадам Воке превращается в символ утраченных иллюзий и раз­битых сердец, где жизнь безжалостно перемалывает, как мельничные жернова зерно, слабых и дарит призрачную надежду сильным — стать господином «четырех миллионов» франков.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Отец Горио > Пансион разбитых сердец и утраченных иллюзий