Идейно тематическое содержание романа «Отцы и дети» И С Тургенева - сочинение

«Отцы и дети» — цен­тральное произведение в творчестве Тургенева, в котором воплоти­лась тема противостояния двух поколений — как в общечеловече­ском плане, так и в социально-историческом смысле, передавая характерный для России середины XIX века конфликт либерально­го дворянства и разночинцев, в основу идейно-политической пози­ции которых был положен нигилизм.

Нигилизм (от лат. nihil — ничто) — мировоззрение, основанное на отрицании общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Оно характерно для кризис­ных эпох. В России этот термин получил распространение после по­явления романа Тургенева «Отцы и дети», где в главном герое База­рове воплощен тип русского нигилиста. Именно русская действительность начала 1860-х годов выдвинула этот новый тип личности — нигилиста, призывающего к решительной борьбе со ста­рым жизненным укладом, не делая никаких исключений в сфере быта, нравов, культуры, искусства. Вот почему в основу проблемати­ки романа органично входит трагический конфликт, связанный с разрывом прежнего единства национальных сил, остро переживае­мого самим писателем, мечтавшим о возможности их консолидации в новых условиях. Этот конфликт усугубляется тем, что он касается не только политических и социальных убеждений, но и непреходя­щих культурных и нравственных ценностей. С присущей ему чутко­стью Тургенев уловил трагический характер нараставших социаль­ных конфликтов и хотел показать это всему обществу. Читателю романа открываются хозяйственные неурядицы, обнищание народа, разрушение вековых связей крестьянина с землей, общиной, семьей, устоями патриархальной морали. Писатель чувствует, что бестолко­вость и беспомощность всех сословий перед лицом социального кри­зиса угрожает перерасти в разброд и хаос. На этом фоне и разверты­вается спор о путях спасения России, который ведут герои, представляющие две основные партии русской интеллигенции.

Таким образом, одна из важнейших основ идейно-тематического содержания романа — это диспут общественно-исторических поко­лений, который затрагивает все важнейшие вопросы, по которым расходилась либеральная дворянская интеллигенция и молодое поколение демократов-нигилистов. В 1-й части романа централь­ное место занимает резкая полемика нигилиста Базарова с либе­ралом Павлом Петровичем Кирсановым.

Программа либералов, главным защитником которой выступает Кирсанов-старший, основана на идеалах, по-своему высоких и бла­городных. Идеи достоинства и прав личности, самоуважения, чести, свободы объединяются в ней с мыслью о великом значении земле­дельческой общины и патриархальной семьи, с утверждением не­обходимости смирения перед народной верой и народной правдой. Эти понятия для него неразрывно связаны с идеей прогресса, искренним уважением к таким понятиям, как «человечество» и «ло­гика истории». Очевидно, что речь идет о превращении России в подлинно цивилизованную страну. Люди, близкие этим взглядам (помимо Павла Петровича, это и Николай Петрович Кирсанов), представляются Тургеневу «сливками» русского общества. Более то­го, он сам, очевидно, близок им и биографически, и по убеждениям. И все же Тургенев относит их к поколению «отцов», уже сыгравших свою роль в истории России и не способных справиться с водоворо­том захлестнувших общество перемен. Вот почему этих героев пи­сатель наделяет чертами «лишних людей», далеких от реальности и не готовых к поискам неизведанных путей и смелых решений.

Писатель ставит вопрос: способен ли на это герой, противостоя­щий им и воплощающий молодое поколение России — «детей», и каковы предлагаемые им пути решения? Провозглашая идею «полного и беспощадного отрицания», нигилист Базаров считает, что существующий мир должен быть разрушен — иначе Россия ни­когда не выйдет из порочного круга механических перемен, кото­рые лишь внешним образом перестраивают ее жизнь, не обновляя и не улучшая ее. Разрушение должно, по Базарову, затронуть и всю прошлую гуманитарную культуру, прибежище слабых и робких, дающее оправдание их пассивности. Вот откуда берет начало бес­пощадное отрицание любви, семейных связей, альтруистических чувств, нравственных категорий долга, права, обязанностей, соз­данных прошлыми поколениями эстетических ценностей (искусст­ва) и эстетического восприятия окружающего мира (природы). Но также беспощадно и отношение Базарова к патриархальному на­родному сознанию, к традициям народного смирения и терпения, народным суевериям («Народ полагает, что когда гром гремит, это Илья-пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне согла­шаться с ним?»). Гуманистическим идеалам просвещенной элиты и верованиям или предрассудками невежественным масс нигилист одинаково противопоставляет истины естествознания, утверждаю­щие жестокую логику жизни-борьбы. Но базаровская революцион­ность имеет характер не столько демократический, сколько анар­хический, поскольку разрушение всего не подразумевает никакой позитивной программы и даже не вполне определяет, во имя кого оно должно состояться. Базаров стремится начать историю заново, на голом месте, отбросив весь имеющийся опыт человечества, в том числе объективную логику истории и «мнение народное». И все это не только слова, это то, что герой собирается претворить в жизнь («Задача есть, ведь я гигант!»).



С момента выхода романа читателей и критиков не переставал волновать вопрос: как сам автор относится к подобной программе перемен, на чьей он стороне? Своеобразие идейной позиции писа­теля состоит в том, что он видит и показывает достоинства и недос­татки каждой из противоборствующих сторон. За два месяца до окончания романа Тургенев писал: «Со времен древней трагедии мы уже знаем, что настоящие столкновения — те, в которых обе стороны до известной степени правы». Именно этот принцип и по­ложен в основу романа, определяя своеобразие его конфликта. Он обнаруживает разрушительные стороны и кирсановского консерва­тизма, и базаровского нигилизма. С одной стороны, автор мог с полным правом написать: «Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса». С другой стороны, он не раз признавался, что сам не знает, любит или ненавидит Базарова, хо­тя утверждал, что «за исключением воззрений Базарова на художе­ственность» разделяет «почти все его убеждения». Более того, Тургенев обнаруживает не только различия, но и опре­деленные сходства между героями-антагонистамй. С завязкой сюжет­ной линии Базаров — Одинцова социально-историческая коллизия начинает проявлять свой философский подтекст. Именно на этом уровне возникает нечто, объединяющее Базарова и Павла Петровича: оба они умы, самоуверенны, нравятся женщинам, оба слишком пря­молинейны в своих жизненных позициях и обоих ждет печальная участь — одиночество и смерть. Прежнего Базарова — убежденного отрицателя «тайн бытия» — после завязки любовной коллизии уже нет. Размышляя над этими тайнами он оказывается одновременно чужим, лишним для обычной жизни, а значит — в определенной сте­пени сближается с «лишними людьми», к которым, очевидно, принад­лежит другой герой романа — Павел Петрович Кирсанов. Таким образом, во второй части романа конфликт из внешнего переносится во внутренний план. Общественно-исторические пози­ции противоборствующих сторон, исчерпывающе представленные в первой части, во второй проверяются «вечными» ценностями: это любовь, дружба, семья, смерть. Вместе с этим углубляется и обога­щается идейно-тематическое содержание. Возникает вопрос о лич­ности в ее взаимосвязи с окружающими людьми. С этой точки зре­ния конфликт поколений приобретает совсем иную смысловую окраску. Ведь нигилизм, по мысли Тургенева, бросает вызов непре­ходящим ценностям духа и естественным основам жизни, а потому внутренняя логика нигилизма неизбежно ведет к свободе без обя­зательств, к действию без любви, к поискам без веры. Финал рома­на с очевидностью демонстрирует мысль о том, что разрушение внешнее неминуемо ведет к разрушению внутреннему. Утратив­ший все жизненные связи, потерявший дружбу, не сумевший об­рести любовь, восстановить истинно сыновьи отношения с родите­лями, Базаров умирает. Но жизнь продолжается там, где нет разрыва между отцами и детьми, где разные поколения находят путь к взаимопониманию. Таковы семьи Аркадия и Кати, Николая Петровича и Фенечки. Но и здесь Тургенев не дает однозначного ответа: ведь со смер­тью Базарова жизнь утратила что-то очень важное, необходимое для ее дальнейшего развития. Если на фоне эпохи, в ее пределах, жизнь Базарова должна быть признана бесплодной, то в контексте общечеловеческих, вневременных проблем вывод звучит иначе. Ведь без этого страстного, мятежного героя жизнь кажется осиро­тевшей, и эпилог заканчивается строками финального реквиема на могиле Базарова. Автор говорит самим описанием этой могилы о драме героя в масштабе вечности — о ее непреходящем, таинствен­ном и грандиозном значении. Итог тургеневского романа не похож на традиционную развязку, где злые наказываются, а добродетель­ные вознаграждаются. Применительно к «Отцам и детям» отпадает вопрос о том, на чьей стороне безусловные симпатии или столь же безусловные антипатии писателя: здесь изображается трагическое состояние мира, по отношению к которому всякие однозначно­категорические суждения теряют смысл.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Отцы и дети > Идейно тематическое содержание романа «Отцы и дети» И С Тургенева