Споры вокруг романа И С Тургенева «Отцы и дети» - сочинение

...Есть ли Базаров... карикатура, над

которою нужно издеваться, или же он

есть идеал, которому нужно подражать?

М. Е. Салтыков-Щедрин

Роман И. С. Тургенева «Отцы и дети», опубликованный в 1862 году, вызвал ожесточенные споры. Чем объяснить это? Во-первых, сложностью и некоторой противоречивостью самого романа, а во-вторых, тем, что в спор вступили идейные вра­ги. Ведь русское общество в то время резко разделилось на два враждебных лагеря: представителей революционной демократии и их противников. Революционная си­туация в России была настолько очевидной, что даже правительство признавало, что Россия стоит на пороге «пугачевщины». Идейным вдохновителем революцион­ного движения был Н. Г. Чернышевский. Власти готовили ответный удар. Закры­вались воскресные школы, народные читальни, приостанавливалось издание газет и журналов. На восемь месяцев был запрещен «Современник». Лагерь революци­онных борцов понес в 1861 году большие утраты: не стало Шевченко, Добролюбо­ва, были арестованы М. Михайлов и В. Обручев. Готовился арест Чернышевского.

Тургенев никогда не был революционером, он находился в противоположном лагере, хотя очень уважал и Добролюбова, и Чернышевского. В том-то и сказался гражданский подвиг Тургенева, что, показывая своего идейного противника в лице Базарова, он отнесся к нему с большим уважением. Базаров стал частью его души. Писатель признавался позднее, что часто ловил себя на мысли: «А что бы сказал Базаров на моем месте?» Время действия романа — 1859 год. Тургенев имел все основания сказать, что его произведение «попало в настоящий момент нашей жиз­ни, словно масло в огонь, точно нарочно его подогнали в самый раз...»

Споры вокруг романа он, конечно, предвидел. 30 июня 1861 года в дневнике писателя появилась такая запись: «Современник», вероятно, обольет меня презре­нием за Базарова и не поверит, что во все время писания я чувствовал к нему не­вольное влечение». Тургенев не ошибся. «Современник» и «Искра» увидели в Ба­зарове карикатуру на всю демократическую молодежь и за это осудили весь роман. Особенно отличился М. А. Антонович в статье «Асмодей нашего времени», где писал о Базарове: «Это не человек, а какое-то ужасное существо...»



В первые же дни появления романа в печати Тургеневу довелось самому убе­диться, какой быстрый отклик получил он среди читателей. Писатель оказался в Петербурге в дни начавшихся там больших пожаров. Выгорели целые кварталы. По городу распространялись провокационные слухи о поджигателях. Агенты по­лиции обвиняли в поджогах революционную молодежь, тогда как в действитель­ности пожары были делом их рук. Тургенева поразило, что слово «нигилист», вых­ваченное из его романа, было теперь уже у многих на устах. «Посмотрите, что ваши нигилисты делают! Жгут Петербург!» — таким восклицанием встретил его первый же знакомый на Невском проспекте. Горько и тяжело было писателю. «Я готов сознаться, — говорил он потом, — что я не имел права давать нашей реакционной сволочи возможность ухватиться за кличку, за имя; писатель во мне должен был принести эту жертву гражданину, и потому я признаю справедливыми и отчуждение от меня молодежи и всяческие нарекания». Тургенева очень огорчало это «отчуждение молодежи». А вызвано оно было тем, что автор не мог дать в образе Базарова законченную фигуру революционного дея­теля, чего так ждало от него в ту пору молодое поколение. Не верил он, что люди базаровского склада способны изменить Россию. Журналы, враждебные демократическому движению — от «Русского вестника» до «Отечественных записок», — вынуждены были признать, что Базаров — не выдумка автора, а реально существующий в русской жизни тип. Но они ставили под сомнение плодотворность деятельности подобных людей или прямо осуждали эту деятельность, считая ее заблуждением. При этом критики обходили все то, что раскрывало значительность характера Базарова. Не замечали они, например, его превосходства над героями из дворянской среды. Базарова ругали все: и демократы, и либералы, и реакционеры. Но в журнале «Русское слово» за 1862 год появляется страстная, написанная на одном дыхании статья Д. Писарева «Базаров». Она и читалась на одном дыхании. Читатели увиде­ли в Базарове человека, достойного восхищения. В статьях «Базаров» и «Реалис­ты» Писарев противопоставляет Базарова людям рудинского склада, которые к эпохе шестидесятых годов уже сошли с исторической арены. Может быть, герой турге­невского романа так понравился Писареву потому, что он сам был на него похож. Да и не он один. В автобиографической книге И. Ясинского «Роман моей жизни» автор вспоминает, как он читал в гимназии Тургенева и с гордостью думал о себе самом: «И я тоже Базаров». А споры вокруг романа продолжаются до сих пор. Только спорят уже не литера­турные критики, а рядовые читатели. Одни видят в Базарове лишь грубого мате­риалиста, другим по душе его гордость и мужество. Для кого-то афоризмы Базаро­ва давно уже стали законами жизни: «всякий человек сам себя воспитать должен», «что касается времени, отчего я от него зависеть буду? Пускай же лучше оно зави­сит от меня». Некоторые, как и Тургенев, ловят себя на мысли: «А что сказал бы Базаров на моем месте?» Роман Тургенева и сейчас будит мысль, тревожит душу и заставляет каждого задуматься над собственной жизнью.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Отцы и дети > Споры вокруг романа И С Тургенева «Отцы и дети»