Закон и порядок ч4 - сочинение

Затем он вызывает по следующему делу. Пропуская многое из того, что случилось по дороге домой, расскажу вам, как кончилось дело в Бильдаде. Когда мы поместили пленника в шерифской канцелярии, я говорю Луке: – Помнишь ты своего двухлетнего мальчугана, которого у тебя украли, когда началась суматоха? Лука нахмурился и рассердился.

Он не позволял никому говорить об этом деле и сам никогда не упоминал о нем. – Приглядись, – говорю я. – Помнишь, как он ковылял как-то по террасе, упал на пару мексиканских шпор и пробил себе четыре дырочки над правым глазом? Посмотри на пленника, – говорю я, – посмотри на его нос и на форму головы. Что, старый дурак, неужели ты не узнаешь собственного сына? – Я узнал его, – говорю я, – когда он продырявил мистера Джона на станции.

Лука подходит ко мне, весь дрожа. Я никогда раньше не видел, чтобы он так волновался. – Бед, – говорил он. – Я никогда, ни днем, ни ночью, с тех пор как он был увезен, не переставал думать о моем мальчике. Но я никогда не показывал этого. Можем ли мы удержать его? Может ли он остаться здесь?

Я сделаю из него самого лучшего человека, какой когда-либо опускал ногу в стремя. Подожди минутку, – говорит он возбужденно и едва владея с обой: – у меня тут что-то есть в конторке. Полагаю, что оно еще имеет законную силу, я рассматривал его тысячу раз.

«Присуждение ребенка», – говорит Лука, – «при-суж-дение ребенка». Мы можем удержать его на этом основании, не правда ли? Посмотрю, не найду ли я этого постановления.

Лука начинает разрывать содержимое конторки на клочки. – Подожди, – говорю я, – ты – Порядок, но я-Законность. Тебе нечего искать эту бумагу, Лука! Она находится в делах полицейского суда в Нью-Йорке.

Я взял ее с собой, потому что я – управляющий канцелярией и знаю закон. – Я получил мальчика обратно, – говорит Лука: – он снова мой, я никогда не думал. – Подожди минутку, – говорю я. – Надо, чтобы у нас царили законность и порядок. Ты и я должны поддерживать их в графстве Мохада, согласно нашей присяге и совести.

Мальчонка стрелял в Педро Джонсона, в одного из бильдадских выдающихся и… – Чепуха!

– говорит Лука. – Это ничего не значит! Ведь этот Джонсон был на половину мексиканец.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > О. Генри > Закон и порядок ч4