Лирика Б Л Пастернака - сочинение

Центральное место в лирике Пастернака принадлежит теме при­роды. Содержание этих стихотворений значительно шире обычных пейзажных зарисовок. Рассказывая о веснах и зимах, о дождях и рас­светах, Пастернак повествует о природе самой жизни, исповедует ве­ру в нравственные основы жизни. Пейзаж в творчестве Пастернака не просто изображается, а живет и действует. Вся полнота жизни в разнообразии ее проявлений вмещается в кусочек природы, который, кажется, способен чувствовать, мыслить и страдать.

Стихотворение «Февраль. Достать чернил и плакать!» относится к ранней лирике Пастернака. Написанное в 1912 году, оно было опубликовано в сборнике «Лирика» в 1914 году, а позже открывало сборник «Поверх барьеров», в который вошли стихи разных лет. Проникнутое грустным настроением прощания с зимой, стихотво­рение поражает точностью пейзажных зарисовок. Лирический ге­рой, поэт, хочет написать о феврале, когда чернеют проталины и появляются первые лужи. Ему хочется умчаться на пролетке за шесть гривен туда, «…где ливень еще шумней чернил и слез». Ты­сячи грачей, похожих на обугленные груши, «сорвутся в лужи и об­рушат сухую грусть на дно очей». Картина пробуждающейся при­роды создает у поэта особое настроение: «Писать о феврале навзрыд». Для ранних стихотворений Пастернака характерен уди­вительный подбор лексики, ассоциативные ряды образов.

Метафорическая насыщенность — также одна из отличитель­ных особенностей художественной системы Пастернака. Это и «гро­хочущая слякоть», «клик колес», «ветер криками изрыт». Обилие свежих, новых сравнений, метафор, эпитетов привлекает внима­ние, делает язык поэта особенным и неповторимым, но в то же вре­мя сложным для восприятия.

Стихотворения «Сосны» и «Иней» вошли в сборник «Переделки­но». Они были написаны в 1941 году во время жизни на даче, в подмосковном поселке Переделкино. Красота природы окружающе­го мира вызывает у поэта чувство благоговения и восхищения:
И вот, бессмертные на время,
Мы к лику сосен причтены
И от болей и эпидемий и смерти освобождены.
(«Сосны»)

В стихотворении «Иней» звучит та же тема беспредельной бла­годарности миру природы, дарующей человеку возможность видеть мир во всем его многообразии. Дни поздней осени, отмеченные первыми заморозками и первым снегом, особенно дороги поэту:
И белому мертвому царству,
Бросавшему мысленно в дрожь,
Я тихо шепчу: «Благодарствуй,
Ты больше, чем просят, даешь».

Лирический герой Пастернака — страстная натура. Он не пере­стает удивляться и радоваться миру, потому что именно в простоте заключена его красота, только надо понимать это и уметь находить ее во всем. Пастернак видит и стихийность мира, и сложность в пе­реплетении человеческих судеб, и в то же время простоту, потому что люди не могут жить друг без друга. Тема любви звучит во мно­гих стихотворениях Пастернака. Переживший не один раз это ве­ликое и всепоглощающее чувство, Пастернак много писал о любви.

Стихотворение «Любить иных тяжелый крест…» было написано в 1931 году и вошло в цикл стихотворений «Второе рождение». Оно было посвящено жене — Зинаиде Николаевне Нейгауз, известной пианистке. Проникнутое большой любовью, нежностью и восхище­нием, оно невольно вызывает в памяти лучшие строки любовных стихотворений Пушкина, Лермонтова, Тютчева. Образ любимой прекрасен и неповторим:
Любить иных — тяжелый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен.

В этом же сборнике было стихотворение «Никого не будет в до­ме…». Дата написания совпадает — это 1931 год. Тема ожидания любимой, которая должна неожиданно появиться в сумерках, рас­крывается на фоне угасающего зимнего дня. Лирический герой на­ходится в гармонии с природой. Приметы зимы напоминают рос­черк кисти художника-импрессиониста: «…белых мокрых комьев // Быстрый промельк маховой», «Зимний день в сквозном проеме // Незадернутых гардин». Душа поэта живет ожиданием встречи:
Ты появишься у двери
В чем-то белом без причуд,
В чем-то впрямь из тех материй,
Из которых хлопья шьют.

Тема России всегда волновала Пастернака. Судьба писателя была неотделима от судьбы родины. Для него не было вопроса: ос­таться после революции в России или эмигрировать на Запад. Ев­ропа означала материальное благополучие и покой, а Советская Россия открывала неясные, невиданные в мировой истории гори­зонты. И Пастернак сделал свой выбор — остался на родине. Во второй половине 30-х годов, когда в СССР прокатилось несколько волн жесточайших репрессий, Пастернак осознал, что «единение с временем перешло в сопротивление ему». Но и в самые тяжелые минуты испытаний Пастернак сохранял любовь к отечеству. Это можно увидеть на примере небольшого стихотворения «На ранних поездах», написанного в 1941 году и вошедшего в цикл стихотворе­ний «Переделкино». Это маленький рифмованный рассказ. Его ге­рой — измученный сложнейшими вопросами бытия интеллигент. «В горячей духоте вагона» подмосковной электрички ему открывается правда о прекрасном и непобедимом народе.
Сквозь прошлого перипетии
И годы войн, и нищеты
Я молча узнавал России
Неповторимые черты.
Превозмогая обожанье,
Я наблюдал, боготворя.
Здесь были бабы, слобожане,
Учащиеся, слесаря.

Так поэту открылись «России неповторимые черты». И он увидел то, что под силу прозреть лишь «вещим зеницам». Лица людей как бы высвечены отблеском будущих сражений, очищены от повсе­дневной шелухи. Рубежом сороковых годов разделяется два перио­да творческого пути Пастернака. Позднему Пастернаку присуща классическая простота и ясность. Его стихи одухотворены присутст­вием открывшегося поэту «огромного образа России».

На протяжении всего творческого пути Пастернака волновал во­прос позиции поэта. В цикле стихов «Тема с вариациями» (1918) он ищет в художнике, в творчестве источник силы, способной противо­стоять стихии разрушения, бушующей в современном мире. Пыта­ясь выйти к пониманию сути мира, жизни, законов ее движения, развития, поэт утверждал созидательную природу искусства:
Поэзия, не поступайся ширью,
Храни живую точность: точность тайн.
Не занимайся точками в пунктире
И зерен в мере хлеба не считай.

В стихотворении «Быть знаменитым некрасиво…», написанном в 1956 году, Пастернак определяет свое творческое кредо:

Цель творчества — самоотдача,
А не шумиха, не успех.



Позорно, ничего не знача, Быть притчей на устах у всех. Воля к преодолению своих пределов сочеталась с постоянной за­ботой о сохранении собственного почерка, с желанием «не отсту­паться от лица». Первая строка стихотворения задает тон всему стихотворению: Быть знаменитым некрасиво. Не это подымает ввысь. Не надо заводить архива, Над рукописями трястись. Истинное величие поэта — не в том, чтобы стяжать себе славу, а в том, чтобы «привлечь к себе любовь пространства, // Услышать будущего зов». Своеобразным поэтическим манифестом стало стихотворение «Во всем мне хочется дойти до самой сути…» Оно было написано в 1955 году и вошло в сборник стихов «Когда разгуляется» (1956-1959). Стихотворение проникнуто чувством сопричастности всему живущему на земле, стремлением постигнуть сложность жизнен­ных явлений «до оснований, до корней, до сердцевины». Прибли­жаясь к пушкинскому философскому постижению жизни: «Я жить хочу — чтоб мыслить и страдать», Пастернак пишет: Все время схватывая нить Судеб, событий, Жить, думать, чувствовать, любить, Свершать открытья. Пастернак вновь ставит знак равенства между стихами и чудом из чудес — природой. В его стихах оживает «дыханье роз, дыханье мяты, луга, осока, сенокос, грозы раскаты». И путеводной звездой на этом пути в будущее, к идеалу, становится для него бессмертная музыка, рожденная повседневностью для вечности: Так некогда Шопен вложил Живое чудо Фольварков, парков, рощ, могил В свои этюды. «Лирика позднего Пастернака открывает перед нами позицию по­эта — в отношении к миру и времени — в несколько ином ракурсе сравнительно с его творчеством прежних лет. Идея нравственного служения здесь преобладает надо всем прочим… Смысл бытия, назна­чение человека, сущность мира — вот вопросы, волновавшие Пастер­нака на протяжении многих лет, в особенности в конце жизненного пути, когда он, можно сказать, полностью отдает свою лирику поискам основ, разгадыванию конечных целей и первопричин» (А. Синявский). Важное место в лирике Пастернака занимают стихотворения, включенные в роман «Доктор Живаго» (1956). Они написаны глав­ным героем этого произведения — Юрием Живаго. Это стихи, кото­рые были найдены в его бумагах после смерти героя, они представ­ляют свидетельство Юрия Живаго о своем времени и о себе. В романе стихи выделены в отдельную часть. Перед нами не просто небольшой сборник стихотворений, но цельная книга, имеющая собственную, строго продуманную композицию. Открывается она стихотворением о Гамлете, который в мировой культуре стал обра­зом, символизирующим раздумья над характером собственной эпо­хи. Лирический герой этого стихотворения, несущий в себе мысли и идеи своего поколения, выходя на подмостки жизни, понимает, что ему придется «испить свою чашу» лишений, горя, страданий, и мо­лит Бога: «Авва Отче, чашу эту мимо пронеси». Но он знает, что прийти к бессмертию можно лишь после того, как пройдешь все ис­пытания, посланные тебе судьбой. Лирический герой осознает, что он, как и каждый человек, должен пройти свой жизненный путь, каким бы трудным он ни был: Но продуман распорядок действий, И неотвратим конец пути, Я один, все тоне в фарисействе. Жизнь прожить — не поле перейти. В романе встречаются указания на обстоятельства возникнове­ния замысла тех или иных стихов. Одно из самых знаменитых сти­хов доктора Живаго «Зимняя ночь». Образ свечи, появляющейся на страницах романа, становится символическим. Накануне Рождест­ва Юра с Тоней проезжали по Камергерскому. «Вдруг он обратил внимание на черную протаявшую скважину в ледяном наросте од­ного из окон. Сквозь эту скважину просвечивал огонь свечи, прони­кавший на улицу почти с сознательностью взгляда…» В это время в сознании Юрия Живаго складываются стихи: «Свеча горела на сто­ле. Свеча горела…» как начало чего-то смутного, неоформившегося, в надежде, что продолжение придет само собой. Так образ свечи становится символом поэтического дара Юрия Живаго и его любви к Ларе, которую он пронес в своей душе через всю жизнь: Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. В цикле стихов доктора Живаго есть несколько стихотворений, по­священных православным праздникам. Одно из них называется «Ро­ждественская звезда». Рассказывая о рождении Христа, поэт описыва­ет Вифлеемскую звезду, которая зажглась над колыбелью младенца: Она пламенела, как стог, в стороне От неба и Бога, Как отблеск поджога, Как хутор в огне и пожар на гумне. Мы видим прекрасного младенца, «сияющего, в яслях из дуба, как месяца луч в углубленье дупла», его мать, деву Марию, которая любовалась Рождественской звездой. Завершается эта поэтическая книга стихотворением, которое на­зывается «Гефсиманский сад». В нем звучат слова Христа, обра­щенные к апостолу Петру, защищавшему мечом Иисуса от тех, кто пришел его схватить и предать мучительной смерти. Он говорит, что «спор нельзя решать железом», и потому приказывает Петру: «Вложи свой меч на место, человек». И в этом стихотворении при­сутствует мотив добровольного самопожертвования во имя искуп­ления человеческих страданий и мотив будущего Воскресения: Я в гроб сойду и в третий день восстану, И, как сплавляют по реке плоты, Ко мне на суд, как баржи каравана, Столетья приплывут из темноты. Таким образом, открывается книга стихотворений темой пред­стоящих страданий и сознанием их неизбежности («Гамлет») и закан­чивается темой добровольного их принятия и искупительной жертвой. «Наследие Бориса Леонидовича Пастернака законно входит в сокровищницу русской и мировой культуры нашего века. Оно за­воевало любовь и признание самых взыскательных и строгих цени­телей поэзии. Знание этого наследия становится насущной необхо­димостью, упоительным чтением и поводом для раздумий над коренными вопросами человеческого бытия» (А. Озеров).






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Пастернак > Лирика Б Л Пастернака