Соответствует ли фигура царя в романе «Петр первый» историческому Петру - сочинение

Известно, что особый интерес к личности реформатора России проявлял Сталин. И этого было достаточно, чтобы на долгие годы исключить Петра из ряда других русских самодержцев, которые наделялись всеми человеческими пороками и недостатками. Во время встречи в начале тридцатых годов с графом Алексеем Толстым в доме Горького Сталин подсказал ему идею романа о Петре, в личности которого кремлевскому диктатору были близки бурный темперамент, стремительные темпы деятельности, суровые, подчас жесткие методы достижения цели и разрешения государственных проблем. Апология Петра в романе А. Толстого объективно как бы оправдывала деятельность Сталина. Хотел того или не хотел талантливый писатель, он прославил тирана, а в самом романе проходит мысль о том, что великая цель оправдывает любые средства. И в этом смысле толстовский Петр имеет мало общего со своим действительным историческим прототипом. В романе царь рисуется как прогрессивный деятель, а ведь на самом деле он максимально укрепил крепостное право в России, ликвидировав возможность развития страны по образцу европейской цивилизации.

Преобразования Петра осуществлялись за счет крепостного труда. Государь поддерживал Демидовых, Строгановых, но это была не буржуазия, а новые крепостники. Капитализм же может развиваться только на основе свободного, а не подневольного труда, когда человек кровно заинтересован в результатах своей работы. Вот почему развитие российской промышленности после скачка так быстро остановилось и мы так быстро отстали от Европы.

Разорены были города и крестьянство вследствие перенапряжения народного хозяйства и налоговой политики. Петр создал государственный аппарат и бюрократию, которые укрепили самодержавие и крепостнический строй и успешно препятствовали развитию капитализма, формированию буржуазии. В области культуры были созданы условия лишь для привилегированных сословий. Тем не менее однозначно оценивать Петра как государственного деятеля и как человека нельзя. С исторической точки зрения мы, с одной стороны, оправдываем царя, называем его великим реформатором, строителем государства. Он обеспечил политическую, экономическую, национальную независимость России и сделал ее одной из сильнейших стран Европы, возвратил ей выход к морю, что было необходимо для такой богатой ресурсами державы, ввел государственную торговлю, создал армию, флот, промышленность (хотя и крепостническую, но представляющую собой базу для развития капитализма), дал мощное ускорение развитию культуры и создал возможности для ее дальнейшего роста. С другой стороны, мы не можем оправдать действия царя, его варварские методы: ведь кровь нельзя смыть (достаточно заметить, что за годы правления Петра население России сократилось в три раза).

Насильственные действия затормозили прогрессивное развитие России и создали условия для его торможения еще в течение полутора столетий. «Железная узда» — рука самодержавия — явилась источником будущих великих трагедий, И с человеческой точки зрения мы ценим Петра (его дерзкий ум, непреклонную волю, упорство в достижении цели, мужество, трудолюбие, любовь к Родине, размах, талантливость, ненависть к косности, застою, дальновидность, тягу к знаниям, стремление перенять все ценное у других государств, демократичность, жажду созидания, патриотизм, жизнелюбие), но не можем оправдать его жестокость, деспотизм, грубость, насилие, самодурство, необузданность, безжалостность, диктат. Все сказанное выше подтверждает мысль о многогранной личности Петра, сформированной определенными социально-историческими условиями, средой, эпохой. Центральным лицом, к которому сходятся нити исторического движения эпохи в романе, сюжетным центром всего повествования у А. Толстого является Петр I. Силу Петра, его заслугу и значение писатель видит в том, что он понял объективные закономерности и требования своей эпохи, подчинил им свою деятельность.

Преобразование России, осуществление широких политических замыслов — дело всей жизни Петра. В изображении А. Толстого Петр прежде всего крупнейший государственный, национальный деятель.

Он сын своего века, горячий патриот России и в то же время личность многогранная, наделенная всеми главными чертами переходной эпохи. В основу композиции произведения наряду с движением «большой истории» положено развитие характера Петра, его мужание. Писатель показывает постепенное превращение непослушного, настойчивого, горячего, норовистого мальчика, «волчонка», по словам царевны Софьи, угловатого подростка, длинного беспокойного «вьюноши» в непреклонного правителя, гениального реформатора, грозного военачальника, мудрого дипломата, большого государственного и политического деятеля.

А. Толстой наделил своего героя человеческими чувствами и страстями, создал живой образ Петра с его ненасытной любовью к жизни, бурным темпераментом, неукротимой дерзкой волей, «диким, жадным, встревоженным умом», острой любознательностью, жестким, крутым нравом. Юность и молодость Петра были полны острых, драматических столкновений и напряженной борьбы за власть. В нем рано, с детских лет, заговорила непримиримая ненависть к консервативной, душной старине, к неподвижному укладу старой Москвы, к медлительной и утомительной скуке пышных дворцовых церемоний, к спесивым и чванливым боярам, способным только лениво дремать на своих лавках. Из личного чувства этой ненависти выросли со временем его принципы, давшие толчок его страстной деятельности, превратившиеся в неиссякаемый источник энергии, побуждающий уничтожать старое, неугодное, искать и круто проводить в жизнь новое.

Жадный и пытливый ум Петра, свойственная ему практическая хватка, дальновидность дают ему возможность раньше многих уловить и почувствовать задачи, стоящие перед Российским государством. Со всей силой своего характера и темперамента принимается Петр за ломку и искоренение отсталых порядков, за создание армии, флота. Он бреет боярские бороды, одевает боярских дочерей в платья «со шлепами» и учит их «политесу», а сыновей их посылает за границу обучаться разным наукам и одновременно с этим ведет упорную борьбу за выход России к морям, способствует развитию русской торговли с Западом, строит заводы, основывает новый город Петербург. Мысли Петра постоянно обращены к родине, к своей стране. Петр испытывает острую обиду и боль за нищету и скудость, которые он видит у себя на Руси: «Что за Россия, заклятая страна, когда же ты с места сдвинешься?» Он бросает боярам гневные слова: «Во всех христианских странах,— а есть и такие, что и уезда нашего не стоят,— жиреет торговля, народы богатеют, все ищут выгоды своей... Лишь мы одни дремлем непробудно.

Скоро пустыней назовут русскую землю». С горечью он восклицает: «Черт привел родиться царем в такой стране!

» Как современно звучат сегодня все эти слова! Петр становится самодержавным правителем и, преодолевая сопротивление боярства, решительно вступает в борьбу с Русью старой за Русь новую.

Многозначительными словами заканчивается первая книга романа: «Старое забилось по темным углам. Кончалась византийская Русь. В мартовском ветре чудились за балтийскими побережьями призраки торговых кораблей». Петр у А. Толстого — очень земной человек, сын своей эпохи. Своего Петра А. Толстой часто изображает с тачкой на стройке, с топором на верфи или с кувалдой в кузнице.

Он прост, трудолюбив, деятелен, не чуждается людей «подлого звания». Чаще всего Петр показан не в царских одеждах, а либо в военном кафтане, либо в «холщовой запачканной рубахе с рукавами, закатанными по локоть», либо в матросской куртке. Толстой подчеркивает и «мужицкие» манеры Петра, и его пристрастие к крепким словечкам. В гостях у немецких курфюрстин, дам и воспитанных, и образованных, он «вытирал руки о скатерть, чавкал громко, ввертывал матросские словечки, подмигивал круглым глазом и для выразительности пытался не раз толкнуть локтем Софью-Шарлотту».

Проявляется и свойственная Петру насмешливость, лукавый юмор. Автор рисует своего героя-царя подчас в далеко не героические минуты: в состоянии панического страха и растерянности или неудержимого гнева, в моменты его внутреннего смятения, подавленности и горя, в смешных семейных ссорах с женой, в любовных сценах с Анной Монс. Но все это, однако, не заслоняет основного и главного в Петре — его государственной деятельности. Писатель стремится показать Петра в обстановке его дел, принимаемых решений, в гуще совершающихся событий. В третьем томе романа перед нами Петр уже окончательно сформировавшийся: и как человек, ставший сдержанным и рассудительным, и как государственный муж, глубоко осознавший огромную ответственность за судьбу России. И не случайно автор называет его теперь не просто Петром, а Петром Алексеевичем.

Однако А. Толстой нигде не стремится представить Петра фигурой идеальной, сделать его более человечным и гуманным, чем он был на самом деле. Создавая образ Петра, писатель в то же время не забывал, что был он самодержец, крепостник. Петровские реформы часто носили характер крутой, решительной и жестокой ломки.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Петр Первый > Соответствует ли фигура царя в романе «Петр первый» историческому Петру