Андреюшкина Т Н Место сонета в немецкой поэзии эпохи Просвещения - сочинение

Андреюшкина Т. Н. Место сонета в немецкой поэзии эпохи Просвещения. "Источник: Литература Просвещения) отдельные стихотворения, представляющие собой контаминации сонета с другими жанрами.

В это время для немецкой литературы было характерно тяготение к философско-нравоучительным произведениям (трактатам, эссе, диалогам, беседам, письмам), к научно-популярным сочинениям (утопическим путешествиям, дневникам, запискам), а также к прозе дидактического характера (назидательным романам, сатирическим повестям), так как, по мнению просветителей, искусство было призвано воспитывать человека, исправлять нравы людей. "Источник: Литература Просвещения) XVII века наилучшим образом воплощал актуальную для раздробленной Германии идею государственности, способствовал становлению чувства национального самосознания. Основную задачу искусства немецкие просветители видели в создании национального театра: в период раннего Просвещения &"Сравнении Шекспира и Андреаса Грифиуса" (1741) И. Э. Шлегеля). "Источник: Литература Просвещения) в твор-честве Клопштока и поэтов геттингенской рощи эти жанры станут более сво-бодными и менее нормативными), а с появлением "штюрмерской" поэзии &"Источник: Литература Просвещения)"Опыте критической поэзии" (1730) Готшед проявляет себя противником этого жанра.

Он называет сонет "поэтическим промахом". На равнозначное сравнение Буало "безупречного сонета" с длинной поэмой [6, c. 67], Готшед отвечает репликой, что "это все равно, что сказать, что карточный домик стоит большого дворца" [9, c.

84]. Приписывание Буало открытия сонета Аполлону вызывает у Готшеда замечание о том, что бог "вряд ли был в восторге от вымученного сонетного звона" [9, c. 85]. Готшед называет сонет то эпиграммой, то стихотворением-песней (меняя определение Si"поскольку их никто не поет, они не стоят поэтического труда" [9, c. 56]. Несмотря на то, что профессор Готшед презирал сонет и его авторов, он пишет согласно барочной традиции сонет-эпитафию "На смерть Г.

Боссека, моего слушателя философии": Mei"Источник: Литература Просвещения) &"Источник: Литература Просвещения) портретами в живописи XVIII века. В XVIII веке в Европе и Германии петраркизм, как и наиболее адекватный ему жанр сонета, полностью не исчезает.

Переходы между силезскими и так называемыми "галантными" поэтами, такими как И. У. Кениг, Г. Мюльпфорт, Э. Ноймейстер, текучи. В этой поэзии заметно влияние Дж.

Мариино. "Галантная" поэзия преследует цель блистать остроумием и одевать эротические темы в петрарковские одежды, так что позиция этих поэтов является полной противоположностью платоническому петраркизму. Более того, поэты высмеивают друг друга в излишествах при описании любовных страданий, как это делает И. У. Кениг по поводу "жалобных" сонетов Ф. Р. фон Канитца: Petrarch wei? sei"Источник: Литература Просвещения)"Спящая Лаура".

Но возлюбленная в его стихотворении &"небесные тайны": Ich lie? mich sa"Источник: Литература Просвещения) "Сонет в сонете" продолжает линию сонетов "ex tempore". Особенно интересен секстет этого антипетраркистского сонета, в котором рифмуется и первое полустишие. Автор жалуется на то, что у него отсутствует тема сонета, так как он не может воспевать только свои представления о возлюбленной, он хочет создать портрет "с натуры". Gesetzt, ich wolt es thu"Источник: Литература Просвещения) страданьях от любви? Но ты и не пытаешься меня от них избавить; / И все же мой сонет готов: вот стройный ряд четырнадцати строк). Как известно, теории классицистов крайне негативно характеризуют сонет.

И. Я. Брайтингер не видит в сонете "большой пользы", для него дос-таточно того, что тот служит для развлечения. И. Я.

Бодмер повторяет сравнение сонета с прокрустовым ложем [7, c. 308], обеспечив этому сравнению долгую жизнь. Тем не менее швейцарцы возвращают интерес читателей к поэзии (они публикуют песни миннезингеров, открывая дорогу к "чувству" и "воображению", а также к мистическим чувствам, которые находят в поэзии Мильтона). Мистицизм швейцарцев был с восторгом встречен Клопштоком и его последователями, а позднее и романтиками. Готшед, подробно изучив историю сонета от Петрарки до немецкого барокко, заявляет, что до сих пор не нашел сонета "без ошибок" , который бы "точно ограничивался определенными правилами

В различных альманахах противниками сонета создается великое множество пародий на сонет. Один из них создан Й. Баггезеном как криптограммный прозаический сонет, сохранивший рифмы, которые мы отметили тактовыми чертами: "Was habt ihr gege" fragte er. Als er ausgelese"aufrichtig! / &" [7, c. 363]. "Источник: Литература Просвещения) из-за защиты сонета. Как мы видим, в теориях классицистов и просветителей сонету отводится роль развлекательного, несерьезного жанра, который, согласно рационалистическому подходу, не мог занять место ни среди высоких, ни среди низких жанров, что не обеспечивало сонету возможность полнокровного развития в эпоху Просвещения. Кризис сонета в XVIII веке охватил всю Западную Европу. Когда в 1766 году в Англии появилось новое издание Шекспира, издатель в предисловии к нему написал, что не включил в него сонеты, так как даже самые строгие законы парламента не смогли бы создать им читательской аудитории [12, с. 164]. Анакреонтическое мировоззрение помогает облегчить переход от рационализма к чувствительности. Этот переходный момент иллюстрируют геттингенцы Л. К. Г. Гельти и И. А. Крамер в "Альманахах муз", где они очерчивают идеал женщины в "петраркистской манере", под влиянием герстенберговских песнопений бардов и од Ф. Г. Клопштока превращая "грациозного" Петрарку в тоскующего влюбленного.

Безответная любовь Клопштока к своей кузине нашла выражение в "Одах к Фанни" (1747/48), которые обнаруживают параллельные петраркистские мотивы. Общим с Петраркой является одухотворение любви. Но лирика поэтов разнонаправлена: в то время как Петрарка стремится от земли к небесам, Клопшток ищет небесный идеал на земле. Намерениям Клопштока написать сонеты не было суждено осуществиться. В шиллеровских "Одах к Лауре" (1782) энтузиазм почитателя Клопштока созвучен петраркизму, который Виндфур относит к "духовному", а сам Шиллер называет плодом "необузданного воображения". Хотя Клопшток, Шиллер и Гельдерлин не писали сонетов, но форма некоторых стихотворений этих авторов приближена к этой "малой песенной форме". В знаменитом гимне "Половина жизни" (1800) Гельдерлина, написанном в вольном ритме, состоящем из 14 строк и разбитом на два семистишия, угадываются чередующиеся между собой катрены и терцеты. С другой стороны, если принимать во внимание метрические особенности этого стихотворения, очевидно, что оно состоит из трех - и двустопных строк, с преобладающими женскими клаузулами. Mit gelbe"строф". Рифмы во втором семистишии вносят дополнительную сумятицу, которую усиливают анжамбеманы во 2-й и 6-й строках, не давая возможности отграничить катрен от терцета.

Наиболее беспокойно звучит восьмая строка, которая в сонете является переходной от октета к секстету. Если следовать рифмам, то катрен можно обнаружить как в середине первого семистишия (строки 2&"элегический" гимн Гельдерлина приобретает сонетные черты. Еще более сонетна передаваемая в стихотворении рефлексия-переживание, которая на первый взгляд кажется пейзажной зарисовкой: в первой части описывается летний пейзаж, воспринимаемый сторонним наблюдателем, что подчеркивается местоимением "ihr", вторая часть отражает зимний "пейзаж" души, в котором преобладают местоимения "ich", "mir". В стихотворении создается яркий контраст между умиротворенным настроением первой строфы и неоднородной по характеру второй строфой, где почти отчаянием вызванный риторический вопрос повисает в воздухе и ответное "безмолвие стен" подчеркивается стуком флюгера.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > Андреюшкина Т Н Место сонета в немецкой поэзии эпохи Просвещения