Антиутопия – один из наиболее продуктивных жанров в русской литературе XX и начала XXI веков - сочинение

В антиутопии отразились переломные моменты истории, социальные эксперименты, особенности общественного сознания, а также смена литературных форм. Е. Замятин, А. Платонов, М. Булгаков, Ю. Даниэль, В. Аксенов и другие писатели XX века внесли большой вклад в развитие жанра антиутопии. В их произведениях оформились характерные жанровые признаки русской антиутопии, ее национальное своеобразие.

На рубеже XX – XXI веков антиутопия вступила в новый этап своего развития. Изменения, происшедшие в общественной жизни и в литературе, обусловили появление целого ряда произведений  (В. Войновича, Т. Толстой, Э. Лимонова, В. Пелевина, А. Кабакова и др.), которые свидетельствуют о дальнейшей эволюции жанра и его модификациях.

Без решения проблемы жанра невозможно изучение теоретических и исторических вопросов антиутопии. Понятие «жанр» и производные от него («жанровое содержание», «жанровая форма», «жанровая доминанта» и т.д.) являются дискуссионными в современной науке. Вслед за Н. Бернадской мы исходим из того, что жанр представляет собой «художественное целое, в котором взаимодействуют доминантные (более-менее постоянный набор признаков, которые проявляются на различных уровнях произведения – от тематического до сюжетно-композиционного и языкового) и меняющиеся признаки (система гибких вариативных элементов структуры).

Жанр антиутопии на протяжении многих лет находится в центре внимания исследователей. Однако по-прежнему остается много нерешенных вопросов, связанных с этим жанром: выделение отличительных признаков антиутопии, соотношение ее с научно-фантастической литературой, связь антиутопии с мифами, своеобразие развития жанра на разных этапах литературного процесса и др.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что утопия и антиутопия – родственные жанры, жанры-спутники. При этом существуют разные мнения относительно возникновения жанра антиутопии и степени ее зависимости от утопии. В немногочисленных исследованиях начала ХХ века, посвященных этому вопросу, бытовал взгляд на антиутопию как разновидность утопии (А. Свентоховский, В. Святавский). Позже в работах В. Шестакова, Ю. Кагарлицкого, Т. Чернышевой антиутопия рассматривается уже как вид литературной утопии (негативная утопия), предпринимаются попытки разграничения утопии и антиутопии. Т. Кларесон в работе «Многообразие миров, многообразие вариантов будущего» (1997) даже обосновывает мысль о том, что антиутопия была первичной по отношению к утопии.

В книге «Покоряя пространство и время… (Роман Е.И. Замятина «Мы» и его роль в становлении жанра антиутопии)» О. Филенко отмечает значение произведения Е. Замятина «Мы» для жанрового оформления  антиутопии в целом. Исследователь выделяет несколько основных параметров, важных для характеристики жанра: пространство антиутопии, время антиутопии, характер движения в антиутопии, «душа» в антиутопии, мифологизм и др. О. Филенко подчеркивает разделение антиутопии на два мира – «идеальный» и остальной, причем в так называемом «идеальном» мире люди живут только настоящим, прошлое находится под запретом. К категории прошлого в антиутопии автор относит такие понятия, как семья и любовь, которые исчезают в «идеальном» настоящем.

Автором одной из крупных научных работ, посвященных изучению жанра антиутопии, является Б. Ланин. В монографии «Русская литературная антиутопия» (1993) он анализирует произведения ХХ века. Б. Ланин рассматривает особенности художественного изображения государства и общества, акцентирует внимание на распаде семейных отношений, отразившемся в антиутопиях ХХ века. Среди источников трагического исследователь называет замену семьи государством и вынужденность героев антиутопий бороться за личное спасение. Среди ведущих признаков антиутопии Б. Ланин выделяет псевдокарнавал, противостояние утопии, антропоцентричность, аллегоричность, ограниченность пространства антиутопии, использование фантастики и аттракцион. По его мнению, «аттракцион оказывается эффективным как средство сюжетосложения уже потому, что в силу экстремальности создаваемой ситуации заставляет раскрываться характеры на пределе своих духовных возможностей, в самых потаенных человеческих глубинах, о которых сами герои могли даже и не подозревать».

В работе «Русская литературная антиутопия ХХ века» (1994) Б. Ланин и М. Боришанская отмечают главную особенность антиутопии: «Несмотря на то, что позиция рассказчика вне общества проблематична – ведь нет такого места, которое находилось бы вне тоталитарного, всеохватывающего общества, – авторы антиутопий всегда вынуждены прибегать к использованию ситуации, в которой осуществление идеального общества на волосок не достает. В обществе, которое должно быть идеальным, есть еще недостаток, живет в нем еще человек – как правило, главный герой негативной утопии, – который принимает на себя задачу изменения неизменимого. Правда, бунтующие герои антиутопии обычно проваливаются, и к концу произведений идеальное общество совершится, все-таки бунт героя и усмирение властью мятежника доказывают некоторые изменения в общественной жизни, и это противоречит идее неизменяемого, безначального и бесконечного настоящего» .

В. Шохина в работе «На втором перекрестке утопии» (1990) обращает внимание на основную проблематику антиутопий: гражданин и государство, индивид и коллектив, интеллигенция и власть. По ее мнению, общество зиждется на идеологической вере, «на взаимодействии причудливых систем символов, а создание символов является делом интеллигенции». По ее мнению, именно интеллектуалы готовят альтернативу существующему порядку.

В литературоведении утвердилось разграничение романов-антиутопий и романов-предупреждений. Считалось, что их отличие заключается в том, что «если в антиутопии коммунистическому и социалистическому будущему противопоставлены реакционные общественные идеи… то в романе-предупреждении мы имеем дело с честными попытками указать, какие беды и опасности, препятствия и трудности могут встретиться в дальнейшем на пути человечества».

Если обратиться к истории, то как литературный жанр антиутопия зарождается в XVII – XVIII веках («Левиафан» Т. Гоббса (1651), «Басня о пчелах, или частные пороки – общая выгода» Б. Мандевиля (1714),  «Путешествия Гулливера» (1726) Дж. Свифта). В конце XIX – начале ХХ века появляются произведения, отнесенные к романам-предупреждениям: «Ируон» С. Батлера, «Легче азбуки» Р. Киплинга, «R.Y.R.» К. Чапека. Нам представляется противопоставление антиутопий и романов-предупреждений  необоснованным, поскольку уже на ранних этапах развития жанра антиутопия содержит в себе предупреждение человечеству об опасности насилия.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > Антиутопия – один из наиболее продуктивных жанров в русской литературе XX и начала XXI веков