ВРУБЕЛЬ И ЛЕРМОНТОВ - сочинение

Внизу туман, уступы и кусты, Кругом все горы чудной высоты, Как после бури, облака стоят,
И странные верхи в лучах горят.
М. Ю. Лермонтов
Недавно в Москве на Крымской набережной состоялась выставка Михаила Врубеля. Большой зал был до отказа наполнен живописными полотнами Врубеля, его графическими листами и акварелями. Что поразило в его графике, кроме совершенной техники и художественных ее достоинств, — тематика. Большинство листов Врубеля так или иначе касались лермонтовского творчества. Иногда начинало казаться, что жизнь художника сложилась так, будто бы к его колыбели прилетал Демон Лермонтова, избравший новорожденного своим пророком. Иллюстрации к поэзии и прозе, рисунки и картины художника, напоминающие замыслы и образы поэта, наводят на мысль о конгениальности образов обоих великих творцов.
Подобно Лермонтову, Врубель рано почувствовал свою избранность, призвание к великой творческой деятельности. Хотя Муза живописи явилась ему не в детстве, как Лермонтову, которому поэзия была крестной матерью, Врубеля с юности не покидало чувство того, что он призван совершить или сказать нечто новое, необыкновенное, прекрасное, и он готовил себя к этой миссии.
Лермонтов был любимым поэтом художника всю жизнь. Он знал многие стихотворения наизусть, часто декламировал их вслух. Известно также, что он рисовал Печорина почти как автопортрет, что свидетельствует о некоторой духовной близости с «Героем нашего времени».
Что же касается образа Демона, то он не оставлял Врубеля всю жизнь. Иногда кажется, что его «демониана» — своеобразная автобиография души художника.
У Лермонтова «злой дух» по своей сути романтический герой, в нем нет мефистофелевского цинизма, он непомерно горд, одинок, жаждет возвышенной любви, независимости, а потому несчастен и почти всегда печален:
Печальный Демон, дух изгнанья
Парил над грешною землей...



Именно трагический характер лермонтовского героя был близок Врубелю. Его первый Демон, сидящий одиноко «меж небом и землей под кровом радуги огнистой», печален, уныл и мрачен. Неисчерпаема бесконечная тоска темнокудрого титана, ломающего руки. Кажется, вся скорбь мира застыла в его опущенных на колени руках, сцепленных в бездействии ладонях, в его глазах, из которых выкатилась одинокая «нечеловеческая слеза». Однако Лермонтов смог расстаться с этим образом, найдя ему замену в реальном образе прозы, в характере своего современника; он даже мог иронически проститься с «этим диким бредом» в «Сказке для детей»: Но я, расставшись с прочими мечтами, И от него отделался — стихами! С Врубелем все было иначе — Демон оказался слишком мощным и роковым для художника образом. Он встал перед ним в начале творческого пути, преследовал всю остальную жизнь и омрачил ее трагический закат. Румяный луч заката, излюбленный Лермонтовым в его поэме, Врубель превратил в основу колористических симфоний многих своих картин. Он стал символом для выражения обуревавших его чувств. Главное духовное родство Врубеля с Лермонтовым — в стремлении обоих к возвышенному, героическому. Ни поэт ни художник не находили этого в окружающей их жизни и поэтому их творчество стало трагическим по существу. И в час на огненном закате Меж гор предвечных видел ты Как дух величий и проклятий Упал в провалы с высоты.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > ВРУБЕЛЬ И ЛЕРМОНТОВ