Сочинения > По произведениям русской литературы > Жанровые модификации «путешествия» классификация и дифференциация
Жанровые модификации «путешествия» классификация и дифференциация - сочинение


Жанровые модификации «путешествия»: классификация и дифференциация ч2
Народные баллады, их классификация, связь с историческим контекстом
ПУТЕШЕСТВИЯ ОНЕГИНА


Постановка проблемы. Как свидетельствует историколитературный материал и его теоретическое осмысление, предпринятое в нашей предыдущей статье, «путешествие» – документальнохудожественный жанр словесности, обладающий рядом квалификационных характеристик и функционирующий в форме различных внутритекстовых модификаций. К важнейшим признакам «путешествия» относятся: сюжетперемещение путешественника, от лица которого ведется повествование, в конкретном географическом пространстве и в потоке текущего времени; открытость изображения в действительную жизнь, т.е. прямая зависимость художественного мира произведения от реальности; элемент припоминания увиденного в момент его творческого переосмысления и отражения; авторская рефлексия по поводу испытанного в ходе предпринятой поездки. Все эти особенности «путешествия» как некоего метажанра реализуются и в его типологических разновидностях – минижанрах, к каковым принадлежат в первую очередь путевые дневники, письма, записки, а также очерки, мемуары и т.п.

В отношении трех первых жанровых моделей «путешествия» литературоведение не выработало единого мнения. Одни исследователи, например Ю.М. Михеев, считают их «обыденной литературой», могущей послужить лишь предтекстом будущих беллетристических сочинений [11, с. 133]; другие – Е.А. Гусева – полагают, что это самодостаточные формы документальной повествовательной прозы, причем формы пластичные и подвижные, которые способны закладывать основу более поздних жанровых образований [4, с. 1]. Думается, «прописка» этих «полупризнанных» (С.Аверинцев) структурносемантических «единиц» по документальнохудожественному или сугубо «бытовому» ведомствам должна осуществляться с учетом степени литературной обработки и типизации жизненного материала, а также предназначенности его к публикации. Именно такой подход демонстрируют авторы «Литературного энциклопедического словаря» [10] и ряд других исследователей [2, 3, 5, 8], идеи которых послужили ориентиром в настоящей работе.

Цель работы – систематизировать существующие представления о жанровых разновидностях художественнодокументального «путешествия», скорректировать их классификацию, предложить свое видение такой малоизученной повествовательной структуры, как травелог, отличающейся несомненной спецификой жанровой формы и жанрового содержания. Целью и направлением статьи определяются ее теоретическая новизна и практическая значимость.

Концептуальный аспект. С конца XVIII века широкое распространение в литературе путешествия получает жанр дневника, в том числе путевого, который начинает активно развиваться в связи с тем, что повышается интерес к внутреннему миру личности: появляется потребность в свойственных дневнику индивидуальности жизнеописания и самонаблюдениях автора. Интересным примером в этом плане может служить до сих пор малоизвестный широкому кругу читателей, да и исследователей дневник Льюиса Кэролла о его единственном путешествии в Россию, предпринятом с загадочной миссией в 1867 году [18].

Дневник является как литературным, так и бытовым жанром. И в том, и в другом случае – это форма повествования от первого лица, которая ведется в виде повседневных, как правило, датированных записей. Дневник как внелитературный жанр отличает предельная искренность, откровенность высказывания; это всегда непосредственная фиксация «только что случившегося и прочувствованного» [10, с. 98].

Поскольку в человеке незримо присутствует ощущение историчности своего частного существования, «желание включить уходящий день в бытие» [14, с. 145], постольку в дневниках воплощается историчес самоидентификация личности, хотя делается это не всегда с осознанной целеустремленностью, как, например, в автобиографии. «Для дневника, – отмечает исследователь В. Мильчина, – (при том, что его автор, как и в автобиографии, ведет речь о том, что с ним произошло, что он передумал и перечувствовал) не характерен разрыв между временем написания и временем, о котором пишут; отсутствие этого временного интервала препятствует взгляду на собственную жизнь как на единое целое, который отличает автобиографию» [10, с. 12].

Словом, бытовой, личный «дневник не ретроспективен, пишется для себя и не рассчитан на публичное восприятие (в отличие от дневника литературного), что сообщает ему особую подлинность и достоверность» [10, с. 98]. Именно установка приватного дневника на реальность события и адекватность его словесного отражения, искренность самопроявления пишущего, монологизм его авторского слова, включающего и общезначимые суждения о мире, активно осваивались литературой путешествия, в частности художественной документалистикой, и определяли структурносодержательные особенности жанра путевого дневника, а также – в немалой мере – путевых записок.

В XVIII веке широкое распространение получают произведения эпистолярного характера, в том числе и путевые заметки, оформленные в виде писем. «Литературный энциклопедический словарь» приводит следующее определение этого жанра: «Эпистолярная литература, переписка, изначально задуманная или позднее осмысленная как художественная или публицистическая проза, предполагающая широкий круг читателей. Такая переписка легко теряет двусторонний характер, превращаясь в серию писем к условному или номинальному адресату» [10, с. 51].

Характерной особенностью «писем с дороги» является их политематичность, которая сопряжена с «достаточной протяженностью, большим объемом» [1, с. 16] пути, а также «мозаичностью и пестротой тем» [1, с. 17], открывающихся авторупутешественнику. Одновременно «письмам с дороги» свойственна полифункциональность, что связано с реализацией в них коммуникативной, когнитивной, экспрессивноэмоциональнооценочной и других функций. Однако ни политематичность, ни полифункциональность не нарушают связности текста путевого письма, особенно при условии, что плавный переход от одной темы к другой мотивируется передвижением путешественника по определенному маршруту и фиксацией разнообразных впечатлений от увиденного.

А характер этих впечатлений раскрывает культуру и психологию наблюдателя, позволяя судить об особенностях неповторимой человеческой индивидуальности.

Исходя из сказанного, можно утверждать, что письма путешественников – это «своеобразные «документы» эпохи, отражающие многогранность личности, богатство духовного мира их авторов и содержащие интересные сведения» [1, с. 33] о жизни разных стран и народов. Совершенно естественно, что для этих писем характерна антитеза «своего» «чужому», а также «неявная» оглядка на мнение адресата о мире и о себе. Таким образом, монологическое слово пишущего обретает здесь безусловный, хотя и «скрытый», «внутренний» диалогизм при сохранении непосредственности – лиричности или публицистичности – текста в целом.

Зачастую заметки о путешествии оформляются не как дневник или письмо/цикл «писем с дороги», но как путевые записки, отличающиеся особой «раскованностью» в организации повествования, «фрагментарностью» художественного отражения действительности, подчеркнутой репортажностью, информативностью. В отличие от писем, записки о путешествии не имеют адресата, пусть даже условного. В отличие же от дневника, они отводят фигуре авторагероярассказчика лишь периферийное место. В записках реализуется в первую очередь документальнопросветительская модель путешествия (см., например, «Путевые записки В. Н. Куракина»), поэтому главный вектор изображения направлен здесь не в сторону субъекта восприятия, а на внешний мир. Субъект же повествования предстает в качестве «ретранслятора» увиденного, репортера, свидетельствующего о явлениях «чужого» мира, причем свидетельствующего с максимальной объективностью, даже отстраненностью.

Закономерен вопрос: что делает вышеперечисленные разновидности «путешествия» фактом документальнохудожественной литературы, а не только формой частной самореализации и коммуникации автора с близким кругом лиц? С нашей точки зрения, это, в первую очередь, типизация жизненного материала, когда показ конкретных людей и событий, непридуманных конфликтов и ситуаций, реальных сторон и процессов действительности рождает надлежащий – эстетический – уровень обобщения.

Ни в записках, ни в письмах, ни тем более в дневниках, посвященных путешествиям, нет места художественному вымыслу. Здесь доминирует лишь правда действительных обстоятельств, что проявляется в таком отборе 121

и размещении в тексте произведений отдельного факта, сцены, случая, при котором с максимальной полнотой выявляются характерность, типичность, показательность изображенного.


Похожие сочинения


Жанровые модификации «путешествия»: классификация и дифференциация ч2
Народные баллады, их классификация, связь с историческим контекстом
ПУТЕШЕСТВИЯ ОНЕГИНА

ТОП 3 популярных



Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее