Литература екатерининского времени (1762 1796) - сочинение

Началу блистательного царствования Екатерины II предшествовали два важных события – основание Московского университета (1755) и Указ о вольности дворянства (1762). Склонные к ученым и литературным занятиям дворяне теперь могли предаваться им, не выкраивая время от служебных обязанностей. Это сразу повлекло умножение числа пишуших людей. А Московский университет, с собственной типографией и библиотекой, почти сразу превратился в центр литературной жизни, прежде вращавшейся исключительно вокруг императорского двора и Академии наук (тоже придворного ведомства).

При Московском университете начинается деятельность Михаила Матвеевича Хераскова (1733–1807) – крупнейшего писателя второй половины XVIII в., автора множества поэм, трагедий, комедий, «слезных драм», романов, од, элегий, философских и нравоучительных стихотворений и др. Вокруг Хераскова, издававшего журнал «Полезное увеселение» (1760–1762), сложился кружок начинающих поэтов, поклонников Сумарокова. В своих стихах они стремились быть «ясными» и убедительными, тяготели к дидактизму и нравоучению, но избегали прямого обличения пороков. «Полезное» нравучение преподавалось ими в «приятной», изящной форме. Самым хитроумным и изобретательным среди них был Алексей Андреевич Ржевский (1736–1804), вскоре оставивший литературу. Другие члены херасковского кружка (их еще называют «сумароковцами») в это время лишь начинали и прославились позднее. Крупнейшие – Василий Иванович Майков (1728–1778), автор ирои-комической поэмы «Елисей, или Раздраженный Вакх» (1771), и Ипполит Федорович Богданович (1743–1803), автор «древней повести в стихах» «Душенька» (1783) на сюжет апулеевской сказки об Амуре и Психее. Сам Херасков увенчает систему жанров русского классицизма эпопеей «Россияда» (1779), в чем и будут видеть главную его заслугу.

В 1760-х гг. в России возникает то, что принято называть «общественным мнением», и Екатерина II первой из русских монархов осознает необходимость считаться с ним и направлять в нужную для себя сторону и сама постоянно выступает перед публикой в качестве литератора (с комедиями, драмами, сказками, публицистическими и историческими сочинениями и др.; писала она только прозой). В 1769 г. императрица инициировала издание первого еженедельного сатирического журнала «Всякая всячина», у которой сразу появилось множество подражателей и оппонентов. В первую очередь это сатирические еженедельники Николая Ивановича Новикова (1744–1818) «Трутень», «Живописец» и др. Вообще в это время растет спрос на печатную продукцию, умножаются журналы и ширится книготорговля. Тот же Новиков в 1770-е и особенно в 1780-е гг. разовьет прославившую его бурную издательскую деятельность.

В то же время возникает интерес к допетровской Руси, совсем недавно считавшейся чем-то раз и навсегда преодоленным. Новиков, например, при высочапйшей поддержке издает»Древнюю Российскую вивлиофику» (1773-1775) – десятитомное собрание исторических документов, в т.ч. фрагментов летписей. Сама императрица сочиняет исторические хроники о первых русских князьях, заказывает список только что обнаруженного «Слова о полку Игореве» и т.д.

В 1770-1780-х годах выходит целый ряд собраний народных песен. Самое известное –»Собрание разных песен» в четырех частях, изданное М.Д.Чулковым и М.И.Поповым (Сюда вошли как собственно фольклорные, так и авторские тексты). Вообще в это время оживляется интерес к «народности» и «старине». Тот же Михаил Иванович Попов (1742–1790) выпускает»Описание древнего славянского языческого баснословия» (1768), где по образцу античной мифологии измышляет славянскую (именно отсюда у стихотворцев Лель, Лада и др.). Как писал он сам, «сие сочинение сделано больше для увеселения читателей, нежели для важных исторических справок, и больше для стихотворцев, нежели для историков».

Михаилу Попову принадлежит и честь создания первой русской комической оперы «Анюта» (1772). В ней впервые на сцену выходит крестьянин со своим «приземленным» мировоззрением (теснимый нуждой, он думает лишь о материальном достатке) и особенным складом речи. Комическая опера из крестьянской жизни с обязательным счастливым концом, где разговоры чередуются с песнями и танцами, в последней трети XVIII в была весьма популярна. Самая известная из них – опера Александра Онисимовича Аблесимова (1742-1783) «Мельник – колдун, обманщик и сват» (1779).

Первые русские литераторы мало заботились о реальном читателе.. Они писали в расчете на читателя «просвещенного», которого еще предстояло создать. Т.е. книга должна была дойти до не нуждающегося в ней читателя и «переделать» его. Сумароков, например, осаждал Академию наук просьбами о новых переизданиях его сочинений, не смущаясь тем, что прежние лежат нераспроданными. А в эпоху Екатерины II издатели и некоторые писатели уже приспосабливаются к читательскому спросу. Низкие жанры теснят высокие, проза – поэзию. Прозаики екатеринского времени Михаил Дмитриевич Чулков (ок.1743–1793), Федор Александрович Эмин (ок.1735–1770), Василий Алексеевич Левшин (1746–1826), Матвей Комаров (ок.1730–1812?) и др. – это сочинители романов и «замысловатых повестей» для народа, стремившиеся не столько поучать, сколько развлекать читателя и не скрывавшие своих коммерческих целей. В кругу образованных людей чтение романов считалось занятием несерьезным и даже предосудительным, но читали их от этого не меньше. В основном романы были переводные.

Оригинальные строились на сюжетах, заимствованных из европейской литературы, из русских сказок, из рукописных повестей. При всей несамостоятельности первых русских романов, в них замечательны внимание к быту и обстановке, к «мелочам жизни» и судьбе отдельного человека.

Внимание к бытовым мелочам сказывается и в классических жанрах, прежде всего в комедии. У Сумарокова, заботившегося о житейском правдоподобии, даже имена персонажей звучали непривычно для русского уха – Оронт, Клариса, Гидима и т.п. А младший его современник Владимир Игнатьевич Лукин (1737–1794) уже «склоняет» европейские пьесы «на наши нравы», дабы зрители не думали, что у него «иностранцы осмеиваются». Комедии Лукина – это «серьезные комедии», иначе «мещанские», или «слезные» драмы, в которых допускалась смесь забавного и трогательного, а порочный персонаж мог исправиться (в Европе моду на такие пьесы ввели Дидро и Бомарше). Сумароков негодовал (скоро, говорил он, «щи будут с сахаром кушать... чай пить с солью, кофе с чесноком»), однако общая тенденция уводила от чистого классицизма. Вскоре явились и настоящие комедии «в наших нравах» – «Бригадир» и «Недоросль» Дениса Ивановича Фонвизина (1745–1792), вершина комедийного жанра в литературе XVIII в.

Возросшая роль комедии – свидетельство критического духа литературы екатерининского времени. Гавриил Романович Державин (1743–1816), крупнейший поэт своей эпохи и вообще XVIII века, умел ввести элементы сатиры даже в оду. Такова, например, его ода»Фелица» (1782), прославляющая императрицу и высмеивающая ее вельмож.

При Екатерине II военное и политическое могущество России достигло небывалых размеров. Казалось, большего и желать нельзя. Ломоносовские оды были устремлены в будущее. Одописцы екатеринского времени – Державин и Василий Петрович Петров (1736–1799) – видели себя на достигнутой вершине, откуда путь только один – вниз. Современникам пугачевщины и Французской революции будущее рисовалось в мрачных тонах, и тема величия России зазвучала у них трагически. Так, ода Державина «Водопад» (1794), написанная на смерть светлейшего князя Потемкина, полна зловещими картинами, а сам водопад символизрует шаткость и непрочность земного величия. Поэт конца века Семен Сергеевич Бобров (1763–1810) и вовсе будет созерцать мощь российского государства на фоне ночных ужасов и грядущей кончины мира.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > Литература екатерининского времени (1762 1796)