Мое любимое литературное произведение Окно в Европу с узкими «Епифанскими шлюзами» - сочинение

«Умом Россию не понять», - сказал поэт Тютчев. Я бы добавила: «К сожалению».
Англичанин Бертран Перри из повести Андрея Платоновича Платонова «Епифанские шлюзы» так до самой смерти не понял, что приехал из старой Европы в иной мир, в дикую Азию. Европейская внешность русских обманула его. Повсюду англичанину видится писаный Закон, защищающий достоинство человека. Заморский инженер свято верит в творческий труд, за которым воспоследует достойное вознаграждение. Россия - лишь краткий эпизод в его жизни. Перри планирует быстро заработать деньги и славу, чтобы вернуться в Англию к чопорной невесте и с ней зажить своим домом-крепостью независимо от других.
У нас такого не бывает. Российская действительность даже энергичной петровской эпохи оказывается тягучим болотом, где время - без сроков, труд - без вознаграждения и правосудие - без закона.
Энергичный инженер, однако, быстро осваивает тоталитарную действительность и ничуть не горюет, когда рязанских крестьян по царскому указу поверстывают в солдат-строителей, а сам он получает над ними генеральскую власть с соответствующим чину денежным содержанием. Европейская законность тоже держится на страхе, и Перри холодным умом прагматика принимает насилие во имя великого «прожекта» Петра - постройки канала, который соединил бы Оку с Доном.



Рязанских и тульских крестьян оторвали от полевых работ, обрекая на верную смерть зимой - людей от голода, а скотину - от бескормицы. Охранники воеводы Салтыкова секли и вешали беглецов по указке генерала-англичанина, чтобы другим неповадно было бунтовать. Но вот беда - промеры и расчеты по всем правилам западной гидромелиоративной науки трудно применить к изменчивой природе России. Канал построили, но в летнюю сушь он превращается в сухопутную дорогу. Царь Петр велит не смотреть на английское подданство генерала Перри, а казнить его русским «звериным» обычаем. Законопослушный англичанин покорно склоняет голову на тонкой шее и пешком под охраной мужиков в лаптях плетется от Рязани до Москвы. Ни объясниться, ни вымолить прощения у властей в России никому не дадут. Просто зачитали обвиняемому царский приговор - отрубить голову. Но русский палач - натура творческая, без топора медленно убивает жертву содомскими пытками, «пока лютостью не изойдет». Вот таким видел Платонов строительство Беломорканала и всех «великих строек коммунизма». И не ждал для себя милости от правителей Советской России. Он сам строил каналы, видел заболоченные протоки Епифанских шлюзов в Рязанской области и понимал, что шлюзы исторического прогресса для его страны прочно закрыты. Новый советский царь не подписал писателю смертного приговора. Он предоставил медленно добивать Платонова самому изощренному палачу - чахотке. А ведь этот до мозга костей свой, советский человек когда-то завоевывал, строил и защищал тот самый новый мир, в котором художнику и независимому мыслителю уже не оказалось места.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > Мое любимое литературное произведение Окно в Европу с узкими «Епифанскими шлюзами»