СОВРЕМЕННАЯ АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ МОИ ЛЮБИМЫЕ БАРДЫ - сочинение

Я очень люблю авторскую песню: она не только вызывает сильные эмоции, но и заставляет думать, размышлять. И все потому, что авторская песня — это прежде всего стихи, а не музыка и не голос исполнителя. Определение авторской песне дал Б.Ш. Окуджава, характеризуя свое исполнительское мастерство: «Я просто исполняю стихи под музыку».
Музыка всегда сосуществовала с поэзией: под музыку исполняли свои произведения все поэты прошлого — провансальские трубадуры, восточные

 
акыны. Легкий, ненавязчивый мотив прекрасно подчеркивает ритм стихотворения, оттеняет самые важные в эмоциональном или в содержательном плане места. Под музыку древние ирландские барды, предшественники современных, исполняли и любовные стихи, и сказания о героических подвигах богов и людей.
Среди своих любимых поэтов-исполнителей я назову двоих: это Булат Окуджава, классик авторской песни в России, и Вероника Долина. Интересно понять и объяснить — просто себе самой, почему именно они, что их, таких разных, объединяет именно для меня?
Они оба — для разных минут и настроений. Под музыку и спокойный напев Окуджавы хорошо думается — о чем угодно. Например, о силе любви и нелюбви:
Глаза, словно неба осеннего свод,
Но нет в этом небе огня,
И давит меня это небо, и гнет, —
Вот так она любит меня.
О вечности и мгновении:
Все слабее запах Очага и дыма,
Молока и хлеба.
Только под ногами,
Да над головами Лишь земля и небо.
Наконец, о мечте, которая должна быть у каждого: ведь без мечты жизнь пуста:
... А шарик вернулся,
А он голубой.
Мои друзья говорят, что Окуджава — поэт не для всех. Мне, наоборот, кажется, что каждый человек может найти в нем только свое и только для себя — мечту, цель в жизни, веру или надежду:
И снова он едет один, без дороги, во тьму.
Куда же он едет, ведь ночь подступила к глазам?
«Ты что потерял, моя радость?» — я крикнул ему.
А он мне ответил: «Ах, если б я знал это сам...»
Вера, Надежда, Любовь — это вечные героини поэзии Окуджавы:
Вот стоят у постели моей кредиторы,
Молчаливые Вера, Надежда, Любовь...
Они есть в жизни каждого человека, и одаряют людей на условиях вечного кредита. Каждый ходит в должниках у этих чувств, потому что за мгновения в жизни, ими подаренные, невозможно расплатиться.
При этом любовь понимается Окуджавой крайне широко. Например, известная песня, которая начинается словами:
Пускай моя любовь, как мир, стара, —
Лишь ей одной служил и доверялся...
О чем она? О любимой женщине? Нет, о любви к родине и гордости ею v— маленьким арбатским двориком, где поэт родился, откуда ушел на фронт:
Я — дворянин с арбатского двора,
Своим двором введенный о дворянство.

Когда его не станет, я умру.
Пока он есть — я властен над судьбою.
Или — любовь к жизни, к миру:
Виноградную косточку в теплую землю зарою, И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву,
Всех друзей созову, на любовь свое сердце настрою, —
А иначе зачем на земле этой вечной живу?
Надежда — неизменная спутница человека: мы теряем ее, затем вновь находим, она поддерживает нас в тяжелую минуту:
Я вновь повстречался с Надеждой —
Приятная встреча.
Она проживает все там же,
То я был далече.
Все то же на ней из поплина Счастливое платье.
Все также горящ ее взор,
Устремленный в века...
Вера у Окуджавы — тоже особая. Вера в надежность друзей — доверие, вера в справедливость высших сил и вышестоящих людей. Одна из моих самых любимых песен у Окуджавы связана именно с верой. Это «Молитва Франсуа Вийона». В ней русский московский поэт, «по рожденью грузин», тонко уловил мятущуюся и чувствительную душу своего французского пред 
шественника, пришельца из XV столетия, как и все поэты, искавшего счастье для всех и даром; выразил вечную веру в человеческого и человечного бога:
Господи, дай же ты каждому,
Чего у него нет!

Господи мой, боже,
Зеленоглазый мой! 
Дай же ты всем понемногу,
И не забудь про меня.
И, что самое для меня главное, именно у Окуджавы я впервые окунулась в романтику пушкинского и декабристского времени:
Кавалергарды, век недолог,
И потому так сладок он.
Труба трубит, откинут полог,
И где-то слышен сабель звон.
Еще рокочет голос струнный,
Но командир уже в седле...
В песнях Окуджавы нет подробных описаний — только детали, которые говорят не уму, но сердцу слушателя. Красная роза в «склянке темного стекла из- под импортного пива» навевает идею исторического романа. Капли датского короля в этой необычной поэзии — сильнодействующее средство, чтобы очутиться в любимой эпохе, почувствовать себя кавалером или придворной дамой в окружении верных рыцарей:
Капли датского короля, или королевы —
Это крепче, чем вино, слаще карамели,
И сильнее клеветы, страха и холеры.
Капли датского короля Пейте, кавалеры!
Песни Окуджавы постоянно напоминают о том, что жизнь прекрасна, и люди вокруг нас — добры и заслуживают только любви. Нельзя тратить время в ссорах и спорах, «тем более что жизнь короткая такая».



В песнях Вероники Долиной живут и споры, и ссоры, ведь ее поэзия очень женская: как же без обид и царапин, без обмана и боли: Я обиды рассовала по карманам, И царапины, как кошка, зализала, Я училась этим маленьким обманам, Ничего тебе про это не сказала. Но преемственность с поэзией Окуджавы очевидна. Недаром именно его В. Долина называет, не называя имени, своим учителем: Когда еще хоть строчка сочинится, От вас не скроет ваша ученица... Если Б. Окуджава — поэт-философ, то поэзия В. Долиной — почти бытовая. В ней говорится о повседневных вещах, которые составляют жизнь каждой женщины: В этой маленькой квартирке Есть помада и духи, И веселые картинки, И печальные стихи О такой разной любви к мужчине, которая для женщины очень часто значит отказ от всего, что дорого: А хочешь, я выучусь шить, А, может, и вышивать, А хочешь, я выучусь жить, И будем жить-поживать И будет трава расти, А в доме топится печь, И, Господи мне прости, Я, может быть, брошу петь... И о любви к детям, в основе которой лежит уважение к ребенку, его миру: Мне сын рассказывает сон, Мне, слава богу, верит он, Я растолкую и пойму, Зачем приснился сон ему. Но самое важное, что Вероника Долина заставляет понимать своими песнями — в жизни любой женщины есть время для мечты, счастья и для поэзии: Никто не знает, Что мой дом летает, В нем орущие дети И ласковый пес... Или: О, женщина, летающая трудно Не бойся, все с тобой произойдет! При этом лирическая героиня В. Долиной отвергает такое реальное и пошлое чудо современности как для себя абсолютно невозможное: Челентано в черной Волге приглашает — прокачу. Как ни странно, Адриано, но я с вами не хочу. Наша жизнь — полночный ребус, повезет — не повезет. Вот приедет мой троллейбус, он меня и повезет Вот вам улица, катите, Челентано и авто. Я — не то, что вы, хотите. Я — не то, не то, не то! Если лирический герой поэзии Окуджавы — отражение его самого, всегда — в любом облике, то в поэзии Долиной, кроме образа не очень красивой и не всегда удачливой в личной жизни женщины, от которой автор едва ли себя отделяет, существуют и другие — образы-образцы, которыми Долина гордится; с них берет пример. Это персонажи литературы: «барышня Наташа», в которой угадывается юная Наташа Ростова, «цыганочка Аза», Лариса-бесприданница из пьесы А.Н. Островского, или реальные люди в жизни Долиной — ее собственная «беспокойная тетя» или поэтесса Новелла Матвеева. Эти героини очень женственные, со своей трудной или радостной судьбой, со своей любовью. В их судьбах читается идеальная женская судьба — от подросткового возраста, когда девочка только становится женщиной, до старости, когда женщина, испытав в жизни все, превращается почти в прорицательницу, которой доступны тайны прошлого и будущего. Говорила мне тетя, моя беспокойная тетя, А глаза ее были уже далеки-далеки: «Что посеяли вы, говорю тебе я, то пожнете...» «Что посеяли, то, говорю тебе я, и пожжете. Я с других берегов на дымы эти ваши взгляну...» На особом месте среди этих образов стоит Новелла Матвеева — «маленькая женщина-поэт», причем поэта в ней явно больше, и В. Долина сочувствует ей в этом: Эта маленькая женщина поет, Эта маленькая женщина — поэт. Ни очнуться, ни проснуться не дает Ей кораблика далекий силуэт Кто велел тебе сто песенок родить, А ни дочки, ни сыночка не иметь? Новелла Матвеева — это Ассоль, ждущая своего Грея и верящая в мечту. К сожалению, не каждой удается дождаться исполнения мечты, особенно если некому поддержать. Ты и с пристани ушла-mo на часок, А тебя закрыли дома на засов. Ты ссутулилась за чинкою носок Постоянный спутник женщины в жизни — это страх за близких. У В. Долиной этот страх усиливается еще и растущими в России националистскими настроениями, направленными, как и столетия прежде, против евреев. Очень многие песни В. Долиной именно об этом: Эмиграция, эмиграция — И снимаются с места стаями... Или: Уезжают мои родственники. Уезжают, гасят свет. Ни Коржавины, ни Бродские Ни Рокфеллеры, ни Ротшильды... Что-то будет с ними на чужбине? Но здесь, дома — гораздо страшнее: ... в мою племяшку целится Цепкий кадровый стрелок... Такова для меня Вероника Долина: если Б. Окуджава — учитель и наставник, товарищ в раздумьях и прекрасный советчик, то она — старшая подруга, к которой можно обратиться с вопросом жизненным, насущным. Ее песни помогают пережить и неудачи, и боль, и обиды от близких. Такие разные, но все же и Окуджава, и Долина — мои любимые барды и друзья, которые помогают жить.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > СОВРЕМЕННАЯ АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ МОИ ЛЮБИМЫЕ БАРДЫ