Становление антиутопии в русской прозе 1900 1920 годов - сочинение

Антиутопии 1900-1920 годов выполняли функцию художественного эксперимента, с помощью которого воплощались определенные идеи и модели развития. Эксперимент давал возможность писателям исследовать такие  проблемы, как личность и общество, человек и природа, свобода и насилие, мечта и действительность. Во-вторых, антиутопии этого периода включают описание утопий, утопических проектов, показывают последствия их воплощения и пародируют догмы. Этот структурообразующий принцип выделяется исследователем во всех ранних антиутопиях.

Если на начальной стадии развития большая часть антиутопий была бессюжетна, то в произведениях этого периода сюжет выполняет конструктивную роль. А. Ануфриев выделяет сюжеты однолинейные, с доминированием одной событийной ситуации («Жидкое солнце» А. Куприна,  «Восстание машин», «Республика Южного Креста» В. Брюсова) и многолинейные. В повести «Под кометой» С. Бельского две независимые событийные линии организованы хроникальным сюжетом. Повесть                         С. Соломина «Под стеклянным колпаком» строится как многолинейное действие с несколькими самостоятельными ходами.

Одна из особенностей сюжета антиутопии 1900 – 1917 годов – авантюрность и загадочность (читателю неизвестна причина возникновения болезни у жителей Звездного («Республика Южного Креста») или причина бунта машин («Восстание машин»)). Загадочность и случайность помогают писателям представить мир как неустойчивое, хаотичное образование.

Развитие сюжетности в антиутопии вызвало интерес к внутреннему миру человека. Герой антиутопии становился носителем индивидуальных моральных качеств, должен был выработать свое собственное отношение к жизни, обществу и его законам. Писатели помещали человека в ситуацию выбора.

В  антиутопиях 1900 – 1917 годов нашли отражение несколько типов конфликтов: герои противостоят обществу, выдаваемому его создателями за совершенное и законченное (повести Н. Федорова и С. Соломина); герой сталкивается с утопическими идеями, приводящими к катастрофе («Жидкое солнце», «Торжество науки»); «все против всех» – конфликт происходит внутри общества, считающего себя образцовым, и выявляет его столкновение с непредсказуемыми явлениями: социальными, природными, космическими («Под кометой», «Восстание машин»). Катастрофа – финал этих произведений. Мотив катастрофы свидетельствует о трагическом мироощущении писателей, об их стремлении предугадать возможные последствия научно-технического прогресса.

Период конца 1910-х – начала 1920-х годов характеризуется перемещением идеала в искусстве в «плоскость исторической эмпирии»  (Г.В. Флоровский). Создание новой концепции героя и мира потребовало новых художественных форм интерпретации действительности. Антиутопия оказывается тем жанром, который эстетически осваивает складывающиеся социальные отношения, и ее развитие продолжается на новом уровне и в ином качестве.

В 1920 году была создана антиутопия Е. Замятина «Мы» – «архетип жанра» (В.Чаликова), которая принесла в литературу ряд содержательных и формальных открытий и ознаменовала процесс окончательного оформления поэтики жанра. Центральный конфликт романа Е. Замятина «Мы» – конфликт человека и государства, который стал ведущим в русской антиутопии в течение XX века. Писатель стремился предупредить общество об опасности насилия на пути к обществу будущего и в художественной форме воплотил структуру тоталитарного государства.

Дальнейшее становление русской антиутопии характеризовалось сохранением ориентации на гуманистические ценности новоевропейского сознания («Гибель Главного Города» Е. Зозули (1928), «Долина новой жизни» Тео Эли (Ф. Ильин) (1922), «Ленинград» М. Козырева  (1925)). Гротеск в сочетании с анализом исторических тенденций и перспектив – существенная особенность антиутопий этих лет.

Политика администрирования в области искусства, возникновение литературы социального заказа придали новый импульс антиутопии. Жанр антиутопии расширяет свои функции, становясь своеобразной формой выражения протеста против насилия во всех сферах, прежде всего духовной. Не только содержание, но и форма антиутопии были вызовом советской системе.

Исследователи (А. Кеба, С. и В. Пискуновы и др.) отмечают, что творчество А. Платонова отличается оригинальным подходом к проблеме антиутопии. Одна из главных задач антиутопий А. Платонова – художественное исследование утопизма как феномена человеческого сознания и как социально-исторического явления («Чевенгур» (1926 – 1929), «Котлован» (1929) и др.). Антиутопия приспосабливалась к индивидуальному выражению поэтического видения мира, что привело к «размыванию» ее границ. А серьезные жанровые трансформации, в свою очередь, обусловили переход антиутопии в плоскость эстетической тенденции.

Прогнозирующий характер антиутопий М. Булгакова («Дьяволиада» (1924), «Роковые яйца» (1924), «Собачье сердце» (1925), «Мастер и Маргарита» (1928 – 1940)) стал источником комедийности, а комическое, в свою очередь, играет главную роль в изображении не только реального, но и прогнозируемого мира. При этом комическое помогает обнаружить трагическую сторону действительности. С. Фуссо, К. Райдел отмечают большую роль фантастики в создании гротескного мира антиутопий                    М. Булгакова. В работах В. Павловского указано на новаторство писателя в области жанра антиутопии – это присутствие образа человека-творца как носителя высоких духовных ценностей, а также использование элементов мениппеи.

По мнению О. Николенко, антиутопии М. Булгакова отличает также быстрая смена пространственно-временных планов, совмещение видимой и невидимой сторон действительности, а также чисто русская черта антиутопии – глубокий психологизм, «взгляд изнутри», что позволяет раскрыть драматический конфликт человека и системы, отразить трагедию личности в условиях насилия. Позволим себе не согласиться с высказыванием Г. Лесскиса по поводу несостоятельности мастера как трагического героя, поскольку «в нем недостало той духовной силы, которую обнаруживает Иешуа на кресте». Человек в булгаковских произведениях не отступает перед силой государства. При всем критическом пафосе антиутопии М. Булгакова отличаются безграничной верой в человека, в его нравственное возрождение, что, по мнению писателя, станет залогом духовного возрождения общества.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > Становление антиутопии в русской прозе 1900 1920 годов