Художественные функции литературного пейзажа (по произведениям русской литературы первой половины XIX века) - сочинение

В литературном произведении пейзаж является одним из композиционных и содержательных элементов художественного целого. В ряде случаев он становится основным предметом изображения (пейзажная лирика). Функции пейзажа определяются творческим замыслом автора, а также особенностями той эстетической системы, в рамках которой создается то или иное произведение.
В русской литературе XVIII-XIX веков основными литературными направлениями являются классицизм, сентиментализм, романтизм, реализм. Каждое из направлений характеризуется соответствующей эстетической системой, на основе которой разрабатывались те или иные принципы пейзажной живописи.
Представители классицизма (Ломоносов, Державин) ставили перед собой задачу прославить деяния правителей, воспеть красоту и величие мира. В одах Ломоносова пейзажи грандиозны, потрясают масштабом и великолепием: «Открылась бездна, звезд полна, / Звездам числа нет, Бездне — дна...»
Излюбленный жанр сентиментальной литературы — идиллия. Представители этого направления (Карамзин) обращаются не столько к разуму, сколько к чувствам читателя. Идиллический пейзаж безмятежен, светел, трогателен, его характерная особенность - изображение поэтизированного крестьянского труда и быта. Первая часть раннего стихотворения Пушкина «Деревня» - образец сентиментального пейзажа:
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крылаты;
Везде следы довольства и труда...
В романтических поэмах пейзаж позволяет создать образ недостижимой мечты, «утраченного рая», оттенить одиночество героя. Так, главный герой лермонтовской поэмы «Мцыри», страстно желающий вернуться на родину, рисует в воображении картины своего детства. Образы пробегают перед умственным взором рассказчика «смутной чередой», из обрывков воспоминаний складывается цельная картина: гул несущихся табунов, лунные вечера, игривый поток с золотым песком, ласточки, касающиеся крылом волны.
В «Демоне» Лермонтов противопоставляет холодному, бесчувственному «духу зла», презирающему землю и людей, сказочно прекрасную картину кавказской природы, словно вобравшую в себя все богатство и разнообразие «божьего мира» (прием антитезы). Демон видит Казбек, сияющий снегами, «как грань алмаза», «излучистый Дальял» и Терек, подобный прыгающей львице. Картина дополняется звуковыми и обонятельными образами: звоном ручьев, пением птиц, ароматами роз и тысяч других растений. Развернутое описание природы подчеркивает душевную слепоту Демона:
...все, что пред собой он видел,
Он презирал иль ненавидел.
В романтических произведениях образы природы часто становятся «зеркалом» душевных состояний героя. Пейзаж как бы дублирует психологическую 'жизнь персонажа, символически выражая ее в природных образах. Например, в поэме «Мцыри» страстной, вольнолюбивой натуре главного персонажа соответствует яркая, экзотическая природа Кавказа. Один из наиболее эмоциональных моментов в исповеди юного послушника связан с его воспоминанием о грозе, которое говорит о кровной, братской связи рассказчика с жизнью природы, о масштабности его духовных стремлений. Душа юноши необузданна и свободна, как буря:
О, я как брат
Обняться с бурей был бы рад.
Глазами тучи я следил,
Рукою молнии ловил.
В романтических произведениях «байроновского» типа (например, в стихотворении А. С. Пушкина «Погасло дневное светило...») образы бушующих стихий, созвучных мятежному духу героя, традиционно символизируют свободу, гордый протест против ложных ценностей «цивилизованного» общества.
Однако в поэтических текстах, созданных вне рамок романтической традиции, природные образы могут приобретать другое смысловое наполнение. В поэме Пушкина «Медный всадник» пейзаж является центральным образом-символом, значение которого раскрывается по мере развития сюжета.
Во вступлении автор противопоставляет пейзажные картины до и после создания Петром города на Неве. Вначале взору царя открывается тусклая, безрадостная картина забытого Богом, не тронутого цивилизацией уголка земли:
Пред ним широко
Река неслася; бедный челн
По ней стремился одиноко.
По мшистым, топким берегам Чернели избы здесь и там,



Приют убогого чухонца; И лес, неведомый лучам В тумане спрятанного солнца, Кругом шумел. Через сто лет, благодаря усилиям Петра, «из тьмы лесов, из топи блат» возносится «юный град, / Полнощных стран краса и диво». Прием антитезы позволяет автору выразить свое отношение к преобразовательской деятельности царя-реформатора. Однако в дальнейшем торжественный, парадный петербургский пейзаж преображается. Река, описание которой дано во вступительной части поэмы, нападает на город, словно мстя ему за насилие, учиненное над природой: Погода пуще свирепела, Нева вздувалась и ревела, Котлом клокоча и клубясь, И вдруг, как зверь остервенясь, На город кинулась. Образы разгневанной стихии ассоциируются в «Медном всаднике» с могущественными силами, над которыми не властны правители. Цари не могут противостоять ни природным катаклизмам, ни социальным взрывам. Подчеркивая эту мысль, автор в начале второй части сравнивает Неву с шайкой разбойников: Так злодей, С свирепой шайкою своей В село ворвавшись, ломит, режет, Крушит и грабит; вопли, скрежет, Насилье, брань, тревога, вой!.. В пушкинском романе «Капитанская дочка» появление Пугачева предваряется описанием бурана: «Ветер... становился сильнее. Облачко обратилось в белую тучу, которая тяжело подымалась, росла и постепенно облегала небо. Пошел мелкий снег - и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновенье темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло». В «Капитанской дочке» пейзаж используется автором для развития сюжета (буран существенным образом влияет на последующие отношения Гринева с самозванцем), обладает самостоятельной художественной ценностью, но, прежде всего, композиционно связываясь с образом «мужицкого царя», символизирует стихию неукротимого народного бунта. Пушкин освобождает пейзаж от традиционных романтических штампов. Природа у поэта объективирована (то есть отделена от рассказчика, эстетически и содержательно самостоятельна) — это ведущий принцип реалистического пейзажного письма. Первые в русской литературе реалистические образы природы представлены в пушкинском романе «Евгений Онегин», насыщенном пейзажными зарисовками. Многие из них посвящены описанию времен года. Автор сопровождает пейзажным обрамлением основные события в судьбе героев. Так, сцена письма Татьяны предваряется изображением ночного сада, а завершается картиной сельского утра: ...Сиянье гаснет. Там долина Сквозь пар яснеет. Там поток Засеребрился... Автор говорит в романе и о своем личном восприятии природы («Я был рожден для жизни мирной...»). Многие черты, характерные для романтической пейзажной живописи (поэтизация и одухотворение природы, возвышенность чувств созерцающего героя, взаимосвязь его эмоциональной жизни и состояний природного мира), не прошли бесследно с угасанием в русской литературе романтического направления. В поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» романтический пейзаж подчеркивает безобразие духовного омертвения человека. Так, в описании имения Плюшкина автор противопоставляет естественную красоту старого живописной) сада, в котором «суровые» вершины деревьев «негодуют» на «мишурный блеск, охвативший снизу их корни», уродству этого помещика, утратившего человеческий облик, мерзости запустения, которая окружает его в доме. Пейзажная живопись в произведениях русской литературы первой половины XIX века поражает разнообразием и художественным совершенством. В творчестве Пушкина, Лермонтова, Гоголя, обобщивших и переосмысливших предшествующий художественный опыт, произошло подлинное эстетическое открытие природы.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > По произведениям русской литературы > Художественные функции литературного пейзажа (по произведениям русской литературы первой половины XIX века)