ПЕТЕРБУРГ РОДИОНА РАСКОЛЬНИКОВА - сочинение

Здесь будет город заложен Назло надменному соседу.
А. С. Пушкин, «Медный всадник»
Петербург ... Город, возведенный на болотах, построенный на костях тысяч людей, порождение сверхчеловеческого гения великого Петра, дерзнувшего бросить вызов самой Природе. Точно так же бросает вызов человеческой природе Родион Раскольников. Именно здесь, в Петербурге, на котором лежит печать проклятия, он вынашивает свою чудовищную идею...
Действие романа «Преступление и наказание» разворачивается не на площадях с фонтанами и дворцами и не на Невском проспекте, который был для современников своего рода символом достатка, положения в обществе, пышности и великолепия. Петербург Достоевского — это отвратительные трущобы, грязные распивочные и дома терпимости, узкие улочки и мрачные закоулки, тесные дворы- колодцы и темные задворки. Здесь душно и нечем дышать от вони и грязи; на каждом углу попадаются пьяные, оборванцы, продажные женщины. В этом городе постоянно происходят трагедии: с моста на глазах у Раскольникова пьяная женщина бросается в воду и тонет, под колесами щегольской барской коляски гибнет Мармеладов, на проспекте перед каланчой кончает жизнь самоубийством Свидригайлов, на мостовой истекает кровью Катерина Ивановна, а на бульваре Раскольников встречает молодую женщину, которую «где-нибудь напоили, обманули  да так и пустили на улицу».
Глаза Раскольникова уже привыкли «к городской пыли, к известке и к громадным, теснящим и давящим домам». Отвратительны не только улицы, мосты и дворы, но и жилища героев романа — нищие, «униженные и оскорбленные». Гнетущее впечатление производят многочисленные и подробные описания кривых лестниц, низких площадок и сырых комнат-клеток. В такой крошечной каморке, больше похожей на «гроб», или «шкаф», где «вот-вот стукнешься головой о потолок», влачит свое существование главный герой. Неудивительно, что здесь он ощущает себя задавленным, забитым и больным, «тварью дрожащей».



В самом воздухе Петербурга словно растворена какая-то губительная и нездоровая страсть. Атмосфера безысходности, уныния и отчаяния, царящая здесь, обретает зловещие черты в воспаленном мозгу Раскольникова, его преследуют образы насилия и убийства. Он — типичное порождение Петербурга, он, как губка, впитывает ядовитые испарения смерти и тления, и в душе его происходит раскол: в то время как его мозг вынашивает идею убийства, сердце переполняет боль за страдания людей. Он не задумываясь отдает последнюю копейку попавшим в беду Катерине Ивановне и Соне, пытается помочь матери и сестре, не остается безучастным к незнакомой пьяной проститутке на улице. Но тем не менее раскол в его душе слишком глубок, и он переступает черту, отделяющую его от прочих людей ради того, чтобы «сделать первый шаг» во имя «все общего счастья». Раскольников, возомнив себя сверхчеловеком, становится убийцей, как некогда стал убийцей и палачом сам этот город. Его великолепные дворцы стоят на телах людей, их предсмертные стоны и проклятия застыли в его изысканной архитектуре. На Сенатской площади были казнены декабристы, глашатаи и мученики свободы, подвиг которых увековечил Пушкин. Жажда власти, желание добиться великих целей любыми средствами приводят к трагедии. Раскольникову кажется невозможным сказать «новое слово» без преступления: «Тварь ли я дрожащая, или право имею?» Он жаждет сыграть главную роль в этом мире, то есть, по сути, встать на место Верховного Судьи — Бога. Непомерная гордыня вот-вот погасит в его сердце даже любовь к родным и близким: «Мать, сестра, как любил я их! Отчего теперь я их ненавижу?» Рушится и его вера во «всеобщее счастье»: «Я не хочу дожидаться всеобщего счастья. Я и сам хочу жить Я ведь однажды живу...» Немецкий философ Гегель, современник событий Французской революции, писал о мятущихся, расколотых душах, стремящихся устроить рай на земле: «Биение сердца для блага человечества переходит в неистовство бездушного самомнения». В поэме Пушкина «Медный всадник» Петербург предстает перед нами живой стихией, закованной в гранит по велению холодного и «разумного» расчета царя Петра. Сам он в поэме — всего, лишь «медный всадник», памятник собственной гордыне, безжизненный истукан, тогда как природу, выступающую символом неистребимой жизни души человеческой, невозможно раз и навсегда укротить, загнать в произвольно установленные границы. Это — прекрасная метафора идейного содержания романа Достоевского. Холодная, мертвая идея не может дать ростки, если за нее заплачено ценой человеческой жизни, если брошен вызов Природе и Богу.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Преступление и наказание > ПЕТЕРБУРГ РОДИОНА РАСКОЛЬНИКОВА