Роль образа Сони Мармеладовой в романе Ф М Достоевского «Преступление и наказание» - сочинение

Соня Мармеладова — центральный женский образ в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Эта героиня принадлежит к числу тех персонажей Достоевского, в которых писатель выразил свое представление о совершенном человеке. Подобно князю Мышкину («Идиот») и Алеше Карамазову («Братья Карамазовы»), Соня наделена особым даром: евангельские истины любви, нестяжания, ненасилия даны ей от Бога, запечатлены в ее душе; они не затемнены в ее сознании голосом «здравого смысла» или практической выгоды, но изначально определяют ее отношение к миру, каждый из ее поступков.
Историю Сони мы узнаем со слов Мармеладова, когда в дешевой, дурно пахнущей распивочной тот исповедуется перед случайным собеседником (главным героем романа) в своей тяжкой вине перед единственной дочерью. Соня рано осталась без матери, до четырнадцати лет жила с отцом. Затем тот женился на бедствующей вдове с тремя малолетними детьми, а вскоре, потеряв место, начал спиваться и довел семью до крайней нищеты. Девушка терпела побои, попреки и оскорбления от раздражительной, чахоточной мачехи: «Живешь... ты, дармоедка, у нас, ешь и пьешь...» Всего же тяжелей было видеть голодных, вечно плачущих детей. «...Много ли может... честная девица честным трудом заработать?.. — спрашивает Мармеладов и отвечает: — Пятнадцать копеек в день... не заработает, если... не имеет особых талантов, да и то рук не покладая работавши». Соня пыталась заработать шитьем, но некто Клопшток, заказавший ей полдюжины голландских рубах, не только не расплатился за работу, но и «с обидой погнал ее, затопав ногами и обозвав неприлично».
Один из самых страшных эпизодов в романе — рассказ о том, как Соня, спасая от голодной смерти мачеху и ее детей, впервые вышла на панель: «И вижу я, этак часу в шестом, Сонечка встала, надела платочек, надела бурнусик и с квартиры отправилась, а в девятом часу и назад обратно пришла. ...Тридцать целковых выложила. Ни словечка при этом не вымолвила... а взяла только... платок... накрыла им совсем голову и лицо и легла на кровать к стенке, только плечики да тело все вздрагивают...»
Катерина Ивановна простояла на коленях в ногах у Сони весь вечер, однако, по саркастичному замечанию Раскольникова, «ко всему подлец человек привыкает»: «Поплакали, и привыкли».
В глазах общества девушка становится презираемым, падшим существом - она принуждена получить желтый билет (выдаваемый проституткам вместо паспорта) и жить отдельно от своей семьи, по требованию квартирной хозяйки. Лебезятников заявляет, что не может находиться под одной крышей с «таковской», Лужин называет ее в своем письме к Пульхерии Александровне девицей «отъявленного поведения». Даже для Мармела- дова, горячо любящего свою дочь, и для Раскольникова, сочувствующего Соне, очевидно: какие бы обстоятельства ни оправдывали девушку, она виновна в тяжком грехе. Отец в пьяном бреду предается каким-то болезненным и восторженным мечтаниям о том, как Бог простит Соню в день Суда, ибо она «возлюбила много». Родион Романович повторяет вслед за Соней, что она «великая грешница» (по Раскольникову, грех ее в том, что она «понапрасну умертвила и предала себя»), говорит с жестокой прямотой, что лучше бы ей было «головой в воду и разом покончить».
Но Достоевский, возвышая голос в защиту своей героини, видит в ее «падении» высокий подвиг любви.
Соня не пассивная жертва злой судьбы — она губит себя сознательно, делает вполне осмысленный нравственный выбор. «Понимаете ли, понимаете ли вы, милостивый государь, что значит, когда уже некуда больше идти?» — восклицает Мармеладов в своей «трактирной» исповеди. Не одна Соня поставлена в романе перед лицом таких обстоятельств, когда «некуда больше идти». В начале романа «некуда идти» Раскольникову: ради него готова вступить в брак с нелюбимым, ничтожным Лужиным сестра, слепнет из-за копеечных заработков мать. Буквально «некуда идти» Дуне, когда она остается в запертом помещении с глазу на глаз с развратным и одержимым ею Свид- ригайловым, а позднее тот сам оказывается в ситуации жизненного тупика. «Некуда идти» лакею Свидригайлова, Мармеладо- ву, Катерине Ивановне, женщине, бросившейся с моста, девочке на бульваре, обиженной безвестными негодяями, Лизавете, которую злая и капризная сестра «бьет поминутно и держит в совершенном порабощении».
Достоевский рассматривает самые страшные, самые «крайние», предельные ситуации, обнажающие подлинное лицо человека и принуждающие его решиться на поступок. Раскольников избирает путь насилия, теоретически оправдав «кровь по совести». К психическому насилию прибегает ради голодных детей Катерина Ивановна, выталкивая Соню на улицу. Едва не становится убийцей благородная и чистая Дуня, вынужденная защищать свою честь. Другие — незнакомка на мосту, лакей Свидригайлова, а затем и сам Свидригайлов — выбирают путь самоубийства. Наступает момент, когда и Раскольников готов покончить счеты с жизнью.



Соня — единственная из всех — добровольно избирает третий путь, путь жертвы. Насилие для нее невозможно: Соня кроткий, безответный человек, а кроме того, она глубоко и сильно верит в Христа, в единственность евангельской правды. Она не в силах и покончить с собой, так как ее гибель будет означать голодную смерть мачехи и ее детей: «А с ними-то что будет?» «Ненасытгшое сострадание», горячая привязанность к близким удерживают девушку от самоубийства, о котором Соня «много раз и серьезно» думала, как понимает из разговора с ней Раскольников. Автор подчеркивает хрупкость, беззащитность героини. Мармеладов говорит о дочери: «...безответная она, и голосок у нее такой кроткий...» Позднее Раскольников видит у постели умирающего Мармеладова испуганную, похожую на ребенка девушку с худым и бледным личиком, «с раскрытым ртом и с неподвижными от ужаса глазами». Беседуя с Соней, он невольно восклицает: «Какая вы худенькая! Вон какая у вас рука! Совсем прозрачная. Пальцы, как у мертвой». Девушка мучительно застенчива; приглашая Раскольникова на поминки, она смущается, робеет, «как маленький ребенок», говорит «запинаясь». Самое привлекательное в ее худеньком личике — ясные голубые глаза: «...когда оживлялись они, выражение лица ее становилось такое доброе и простодушное, что невольно привлекало к ней». Внешнюю слабость, «бестелесность» героини писатель противопоставляет ее внутренней силе. Впервые Раскольников обнаруживает в Соне эту силу, когда девушка горячо, «волнуясь и страдая и ломая руки», вступается за мачеху: «Ведь у ней ум совсем как помешан... от горя. А какая она умная была... какая великодушная... какая добрая!» Раскольников не понимает только одного: как может Соня «сидеть над погибелью» и оставаться в здравом уме? Отчего она не погибает — если не физически, то духовно? Ответ дает сама Соня: «— Что ж бы я без бога-то была? — быстро, энергически прошептала она, мельком вскинув на него вдруг засверкавшими глазами, и крепко стиснула рукой его руку». Передавая состояние Сони в этот момент, автор использует слова (прежде не звучавшие в изображении героини), посредством которых описывают поведение активных, деятельных персонажей: «быстро», «энергически», «засверкавшими глазами», «крепко стиснула». Когда Соня говорит о Боге, ее кроткие глаза горят «огнем», «суровым энергическим чувством»; во время чтения евангельского эпизода о воскресении Лазаря ее голос «стал звонок, как металл; торжество и радость звучали в нем...» Неверующий Раскольников видит в религиозном чувстве несчастной «блудницы» не столько источник ее сил, сколько доказательство ее безумия, он твердит про себя: «Юродивая! Юродивая!» Однако общение с Соней оказывается для него, в конечном счете, единственным средством освободиться от нравственных мук. Именно Соне, с ее кротостью, любовью, состраданием, верой в могущество правды Христовой, удается по-настоящему помочь Раскольникову, избавив его от пессимизма и безверия. В эпилоге Раскольников готов, из любви к девушке, сделать первые шаги навстречу евангельским истинам: «Разве могут ее убеждения не быть теперь и моими убеждениями?» С этого момента для героя начинается, по словам автора, «новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой...»






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Преступление и наказание > Роль образа Сони Мармеладовой в романе Ф М Достоевского «Преступление и наказание»