Тема греха и покаяния в романе Ф М Достоевского «Преступление и наказание» - сочинение

В романе «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевский рассматривает проблему греха с позиций православной этики. Согласно христианскому вероучению, грех — это не только преступление против морального закона, но и преступление против Бога, нарушение его заповедей. С этой точки зрения главные герои романа — бывший студент Родион Раскольников и живущая «по желтому билету» Соня Мармеладова — в равной степени виновны. Раскольников, создавший «теорию», допускающую «кровь по совести», убивает старуху-процентщицу и ее сестру; Соня, спасая «мачеху злую и чахоточную» и ее детей от голодной смерти, продает себя на панели. При этом мотивом, заставляющим героев Достоевского переступить роковую «черту», является сострадание, любовь к ближнему. Применима ли категория греха к тому, что совершают эти «убийца и блудница»? Совершает ли тяжкий грех Раскольников, является ли «великой грешницей» Соня?
Автор ставит каждого из своих героев перед лицом такой ситуации, когда выполнение одной заповеди («Возлюби ближнего своего») невозможно без нарушения других моральных запретов («Не убий», «Не прелюбодействуй»); Соня и Раскольников не могут оставаться равнодушными к чужому страданию, любовь к ближнему неотвратимо требует от них совершения смертного греха.
Путь Раскольникова к преступлению начинается именно с идеи сострадания. Больше всего его удручает не собственная нищета, а боль и унижение близких. Сестра Раскольникова, Дуня, вынуждена служить гувернанткой, терпеть незаслуженные обиды; мать слепнет над вязанием косынок, зарабатывая гроши. Раскольников винит в мытарствах сестры и матери прежде всего себя, с ужасом думает о повторении «Сонечкина жребия» в жертве сестры, готовой ради брата выйти замуж за, «кажется, доброго» господина Лужина. Символом беззащитных существ, гибнущих в мире лужиных, свидригайловых, клопштоков, бессердечных домовладельцев и ростовщиков, становится в романе забитая до смерти клячонка из сна Раскольникова. Он испытывает гнев и стыд от сознания того, что не может защитить мать и сестру — от Лужина, девочку на бульваре — от «жирного франта», бедную клячонку — от ее истязателей.
Но Раскольников не просто преступник «от отчаяния» — он преступник-мыслитель. В своих философских построениях он стремится преодолеть религиозные и нравственные догмы, доказать себе, что моральные запреты и боязнь преступить закон — это «предрассудки, одни только страхи напущенные», что теоретический «принцип», запрещающий применять насилие, оборачивается злом, если не позволяет защитить добро. «Я не человека убил, я принцип убил», — лихорадочно размышлял Родион Романович после совершения преступления.
Мысль о том, что не всякое убийство является преступлением, становится его излюбленной идеей. Герой вновь и вновь возвращается к этой мысли, многократно ее обосновывая и ища в ней нравственную опору. Бывают ситуации, рассуждает Раскольников, когда преступление является таковым только юридически, а не по сути, и человек не только «право имеет», но и «обязан» совершить его: «Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!» Разве позволительно бездействовать, видя, как торжествует зло, разве убить «гадкую, зловредную вошь» — старушонку, которая «из бедных сок высасывала», не значит совершить благое дело, за которое «сорок грехов простят»? Случайно Раскольников слышит созвучный его настроениям разговор двух молодых людей, один из которых горячо доказывает товарищу, что стоило бы устранить гадкую, «никому не нужную старушонку», с тем чтобы загладить это «крохотное преступленьице тысячами добрых дел».
Раскольников нерелигиозен и поэтому не рассматривает проблему греха, а оперирует понятиями вины, преступления, права. Он мыслит в масштабе всей мировой истории, вспоминает фигуры Магомета, Ликурга, Наполеона — людей, которые, не задумываясь, перешагивали через моральные преграды ради того, чтобы сказать «новое слово».
Встреча с Мармеладовым, рассказавшим историю Сони, становится для героя решающим моментом в его философском поиске, переживается им не только эмоционально, но и интеллектуально. Страшная история Сони показывает: сострадание, идущее до конца, неизбежно приводит к преступлению — если не против закона, то против нравственности. Таким образом, «теория» доказана, препятствий больше не существует.



Однако, убив «принцип» в своем сознании, Раскольников наталкивается на новую преграду. «Арифметика» сталкивается с «натурой», с глубоким внутренним отвращением к убийству, которое ощущает в себе герой. «Нет, я не вытерплю, не вытерплю!» — восклицает он, воображая то, что должен совершить. Убийство — теоретически обоснованное, морально обеспеченное — вызывает у него почему-то необъяснимый ужас. С точки зрения автора, этот ужас свидетельствует о существовании в человеке «внутреннего судьи», реальность которого будет осознана героем позднее. Покаяние (по-гречески «метаноите», буквально — «переду- мывание», осмысление) и есть осознание греха и готовность искупить его. Поначалу Раскольников тратит все свои душевные силы на то, чтобы оправдать свое преступление хотя бы в собственных глазах — его изумляет, что Соня, напротив, не ищет для себя оправданий: «...я... бесчестная, я великая, великая грешница!» Но неосознанное чувство вины заставляет героя совершать импульсивные, бессмысленные поступки. Тотчас после убийства он внезапно испытывает желание донести на себя: «Войду, стану на колена и все расскажу...» Вскоре после этого Раскольников затевает странный разговор с поручиком Замето- вым: рассуждает о том, как следует прятать награбленное («Я бы вот как сделал...»), и заставляет поручика побледнеть, задав вопрос: «А что если это я старуху и Лизавету убил?» «Неотразимое и необъяснимое желание» приходит его в дом убитой ростовщицы, где он вновь ведет себя так, словно нарочно желает навлечь на себя подозрения. Но явки с повинной не происходит, Раскольников еще не готов к раскаянию, «бунт» в его душе не утих. Он остается один на один со своей «натурой» и оказывается во власти постоянного страха, ночных кошмаров, изнурительного процесса внутреннего опустошения. Герой все больше понимает, что безвозвратно теряет связь с людьми. Его тяготит общение с Разумихиным; он чувствует, что почти ненавидит мать и сестру, что жить, как раньше, не сможет уже никогда. Итогом длительной нравственной пытки становится взрыв отчаяния: «Разве я старушонку убил? Я себя убил, а не старушонку!» Это еще не покаяние, но важный, переломный момент в душе героя. Однако именно люди — любящие мать и сестра, верный Разумихин, Соня Мармеладова — помогают Раскольникову, сами того не зная, выйти из нравственного тупика. Порфирий Петрович, развенчивая «теорию» Раскольникова, одерживает над ним идеологическую победу, но и он протягивает несчастному убийце руку помощи. Благодаря любви, состраданию и бескорыстной заботе близких Раскольников начинает понимать ущербность своей «теории», вплотную подходит к осознанию того, что в душе человека существует особый, «внутренний закон», составляющий основу личности, который могущественнее интеллекта и отвлеченных «теорий», важнее социального протеста. С этого момента начинается нравственное пробуждение героя, отправная точка пути к «новой жизни», которую ему предстоит «дорого купить, заплатить за нее великим, будущим подвигом...»






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Преступление и наказание > Тема греха и покаяния в романе Ф М Достоевского «Преступление и наказание»